Бедро Победителя в поединке

Он воскрес, Запинатель змия, как это было обещано Его праматери Еве (Быт. 3:15). Он, ужаленный в пяту, превозмог в битве потому, что понёс поражение – и смертью Своей поразил голову смертельно ядовитого змея, отравившего своим укусом человечество.

Он – явившийся Бог Иакова, Бог Живой и Воскресший. Иаков боролся с Богом (Быт. 32:22-30), и много комментаторов и толкователей спорят, как это понимать – боролся ли он против Бога, или сражался на стороне Бога. Но Христос – это и Бог, и Человек во всей полноте. И как Человек – Он сражался на стороне Бога. Он стал новым и истинным Иаковом — запинателем змия, потому что Он был Израилем, сражавшимся в Своей священной войне в одиночку на стороне Бога Израилева.

И одежды Его были багряны, как у топтавшего в точиле (Ис.63:2), и одинок Он был, Муж скорбей и изведавший болезни (Ис. 51:31). Но не виноградный сок, плод лозы (Мф. 26, 29) окрасил Его тело при страшных Страстях – это была Его кровь, за всех изливаемая во оставление грехов.

+++

В своих проповедях о Страстях протоиерей Геннадий Фаст сравнивает Христа Страждущего с Иаковом-борцом. Он поэтично пишет, как и с кем боролся Спаситель.

«Четыре стражи ночи. Четырежды вступил в страшную брань

–в лунной ночи Гефсимании,

— во мраке суда беззаконного,

— в бурной тьме Голгофской,

— в мертвящем мраке Гроба и преисподней Великий Борец Христос-Господь. Он боролся одиноко. Он не отступил. Он был поражен язвами крестными. Он Любовию Правосудие победил. Он гнев на милость сменил. Он, Сын Божий, хотя и пораженный, подобно Иакову, в бедро, встретил утреннее солнце, пошел навстречу Новому Дню и с ополчившимся братом обнялся» (Священник Геннадий Фаст. Свет и тени Голгофы).

Иаков, древний патриарх, был слишком слаб, чтобы вместить тайну борьбы – и лишь жила на бедре запечатлела для него память о ней. Невкушение жилы на бедре тельца стало знаком для потомства Иакова – как память о тайне, о тех далеких временах, когда праотец их «боролся с Богом, боролся с Ангелом» (Ос.12:4).

Тот Ангел Господень, который появляется в сказаниях о патриархах, часто считается в православной традиции «Сыном Божиим, хотящим быти воплощенным». Сын Божий словно пробует Иакова на прочность – может быть, с тобой Мне топтать в точиле? Но нет… Сын Божий будет делать это один – и для этого Ему придется сойти на землю и стать Сыном Марии, прапраправнучки Иакова-борца.

…Человек всегда чувствовал свою уязвимость. В языческих религиях для придания жрецу или шаману нечеловеческой неуязвимости использовались такие символы, как «замещение» частей тела из плоти и крови частями тела из «нетленного» золота или другого металла. О Пифагоре была сложена легенда, что он имел золотое бедро. Но эти рассказы не могли преодолеть той человеческой смертной уязвимости, которая является повседневной реальностью. Человек не может обрести божественное нетление, божественную неуязвимость, божественную неподвластность смерти.

Но Сын Божий пожелал принять нашу уязвимость на Себя, чтобы поделиться с нами Своей божественной неуязвимостью. Он стал Сыном Человеческим.

Рана в бедро выводит воина из строя. «Что стрела, вонзенная в бедро, то слово в сердце глупого» (Сирах 19:12). Бедро – это не только самая мощная часть человека, несущая его вес и определяющая силу борца в поединке.

Бедро – это еще и жертвенная часть тела заколаемого тельца или агнца, часть кровавой жертвы, приносимой Богу за грех. Христос, Сын Человеческий, Сын Мариин, стал этой Жертвой, чтобы прекратить потоки жертвенной крови, никого не очищавщие и не дловодившие до совершенства. Он был заклан для того, чтобы провести нас «путем новым и живым» (Евр.10:19), Собою Самим, Воскресшим. И смерть поразила Его как человека, как потомка Иакова-Патриарха – ибо что могла смерть сделать с бессмертным и нетленным Богом?

И как бессмертный и нетленный Бог восстал Он во плоти из мертвых. И Его человеческое бедро, символ тела Его, выдержавшего смертные страдания и заклание на Кресте – сияет светом Воскресения. Делает Он шаг в хороводе, созывая в великий танец Воскресения всех тех, кого Он вывел из гробов, Он, Запинатель змия, Он, Победитель, Он – Бог Иакова.

И Крест – Крест, на котором совершалась борьба! — в Его руке – и чтут христиане Крест Христов, подобно тому как потомки Иакова, с почтением не вкушают жилы на составе бедра. Но чтут неизмеримо, несказанно больше – ибо это есть полнота открытия тайны ночной борьбы Иакова с Богом.

Ольга Джарман