Да благословенна будет память праведника

25 декабря исполнилось два года со смерти доктора Елизаветы Глинки. В знак почтения к ее памяти редакция «Христианской России» решила  рассказать вам о повседневной жизни доктора Лизы.

С раннего детства Лиза научилась христианской любви и милосердию, приняв как родных своих осиротевших двоюродных братьев, которые воспитывались вместе с ней. Ее родители Петр Сидоров и Галина Поскребышева были москвичами: отец всю жизнь прослужил в армии, а мать была известна в качестве телеведущей передачи «Домашний очаг».

А о самой Лизе много говорят слова из одного из ее интервью:

— Я хотела быть врачом столько, сколько себя помню. Даже когда я была маленькой девочкой, я всегда знала — не то, что хотела, а всегда знала, что буду доктором. Когда ты работаешь на своем месте, то твоя работа не кажется тебе самой тяжелой.

Действительно, она стала врачом — и не простым, а реаниматологом. А после эмиграции в США она смогла получить образование по специальности паллиативной медицины и с 1991 года посвятить себя служению смертельно больным людям. За пять последующих лет она изучила работу лучших американских хосписов, а также смогла помочь организовать в Москве первое подобное учреждение, где родные и близкие умирающих могли провести рядом с ними их последние дни. В 1999 году ее опыт также пригодился в Киеве, где она основала хоспис при онкологической больнице.

Елизавета Петровна не могла пройти мимо человеческой боли, для нее не было чужой беды — и эта ее жизненная позиция воплотилась в проекте «Справедливая помощь». Эта общественная организация с 2007 года ежегодно спасает от смерти сотни  бездомных людей, создавая для них пункты обогрева и обеспечивая амбулаторным лечением. По словам, Елизаветы Петровны, многие благотворители отказывались помогать бомжам, а она говорила им: «Меня часто спрашивают: почему я помогаю тем, кому помогаю? Всем этим странным, страшным людям. Отвечаю: «Потому что они тоже люди. Других причин нет». 

Доктор Глинка была рядом с пострадавшими от подмосковных стихийных лесных пожаров, с жертвами небывалого наводнения в Крымске. В то же время Елизавету Петровну не испортила ее всемирная известность — в 2012 году она пошла за народным большинством, недовольным фальсификацией парламентских выборов 2011 года: Глинка вошла в состав «Лиги избирателей», которая добивалась защиты избирательных прав россиян всеми возможными способами.

В ответ власти в этом же году попытались задушить ее благотворительный фонд своими незаконными проверками, а также блокировкой его счетов. Тем не менее, они побоялись общественного резонанса и «Справедливая помощь» продолжила свою деятельность.

В 2014 году команда Доктора Лизы смогла добиться вывоза с Донбасса больных и раненых детей. В ответ на критику из стана либеральной оппозиции (или, лучше сказать, демшизы) по поводу связей с властью (партией «Единая Россия») она высказалась о цене спасения детей:

— Буду спасать любой ценой, с кем угодно буду договариваться, куда угодно вывезу, хоть в Китай! Любой ценой, я подчеркиваю и везде говорила об этом и буду говорить. Лишь бы жил. Потому что не я давала эту жизнь этому ребенку. И если кто-то ее отнимает, не мое дело разбираться, зачем и почему. Потому что я врач. Мое дело — вытянуть его из ада и положить в нормальную больницу.

Несмотря на свое одобрительное отношение к присоединению Крыма, а также осуждение антироссийских санкций, в последующие два года Елизавета Петровна посещала в следственном изоляторе гражданку Украины Надежду Савченко, над которой проходил судебный процесс в Ростове-на-Дону, а также содействовала освобождению обвинявшегося по «Болотному делу» Владимира Акименкова.

С 2015 года Глинка оказывала помощь гражданскому населению Сирии. «Не мы давали эту жизнь, не мы вправе ее отнимать», — была уверена Доктор Лиза. Жизнь ее самой унесла катастрофа самолета Ту-154 Минобороны РФ. Она летела в Сирию, чтобы делать то, что умела лучше всего, — помогать людям.

Подготовил Кирилл Белоусов

Цитаты и фото из открытых источников