ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВОЕ

Эти слова мы произносим по несколько раз в день, иногда скороговоркой, читая то перед едой, то перед сном молитву: Отче наш, иже еси на небесех, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое. Молитва «Отче наш» дана нам непосредственно Господом Иисусом Христом.

«Отче наш» — это не просто молитвенное обращение к Богу, это ещё и наши обязательства перед Ним, ибо произнося такие слова, невозможно жить иначе.

Всё в ней просто и понятно. Бога мы называем Отцом, Бог обещает нам вечную жизнь в Его Царстве, в Небесном Иерусалиме, мы желаем, чтобы это скорее сбылось и готовы принять волю Его и в земной жизни, и в небесной. Но пока мы на земле, мы голодны и просим Господа дать нам сегодня хлеб насущный. Мы просим простить нам долги и грехи, и обещаем так же поступить с теми, кто задолжал нам или обидел нас. Мы просим Бога удержать нас от искушений и избавить от действия лукавых сил… Всё понятно.

Но что означают слова самой первой просьбы: «Да святится имя Твое»? Что в славянском, что в современном русском переводе эта фраза остаётся неизменной и таинственной.

Малые дети иногда читают «да светится имя Твое» и по-своему они недалеки от истины: Бог есть свет. И всё-таки «святится», а не «светится».

Самое простое заменить «святится» на возможный синоним «прославится». Но нет, из привычной молитвы что-то исчезает, чувствуется холод. И потом славу Пресвятой Троице мы обычно возглашаем в конце молитвы. Зачем же дважды?

Интересное решение предлагает святитель Феофан Затворник, богослов девятнадцатого века. Есть у него книга «Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия». На 33-ей седмице, предшествующей Неделе мытаря и фарисея, владыка Феофан разбирает Первое послание Петра, где первоверховный апостол учит о «сокровенном сердца человеке».

Святится – значит наполняется святостью и одновременно источает её. Но зачем святиться имени Бога, если оно и так бесконечно свято?

Из святоотеческого учения мы знаем, что человек трёхсоставен – дух, душа и тело. С телом всё понятно, душа – сфера эмоций, мышления, психики, дух же – то, что связывает нас с Богом. Любое деяние человек всегда совершает одновременно – телесно, душевно и духовно.

Тело имеет отношение к материальному миру. Телесные поступки (побегал, поплавал, полежал, выпил вина) вызывают эмоции. Но бывает так что вроде и весело, и даже совесть не мучит, а внутренне неблагополучно – то сигнал мира духовного.

По святителю Феофану рассмотрим часть тела – сердце, а душевное состояние – любовь. Когда человек сердцем любит Бога и ближнего – он духом святит Господа в сердце. «Господа Бога святите в сердцах ваших» (1Пет. 3:5).

Так же и апостол Павел часто называет тело человека – храмом для Духа Божия (уже с заглавной буквы, мы получаем дары Святого Духа, «обожествляемся» сначала в таинстве Миропомазания, затем в Евхаристии). Когда наш дух соединяется с Богом? Когда уста наши произносят слова молитвы, например молитвы Иисусовой? Верно, но не всегда. Бывает и механическое бормотание вместо молитвы. А вот когда сердце полно любви к Богу, тогда наш дух соприкасается со святостью Его; и одновременно эта бесконечная святость пополняется нашей любовью. Тогда «да святится».

Скептик скажет: так недалеко и до прелести, до экзальтации, как у католических святых Терезы и Анжелы. Верно! Православным запрещено фантазировать, искать особых духовных состояний и видений – всего того, что даёт нам душа, сфера интеллекта и эмоций.

У православных иной критерий. Чтобы избежать прелести, лучше ничего не «чувствовать», важнее, какой в итоге выйдет результат. Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание, – учит апостол Павел (Гал.5:22–23). Покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь, – учит апостол Петр (2Пет.1:5–7).

В какой сфере явны эти плоды любовь, мир, радость, братолюбие? Даже в самой обычной, материальной, то есть телесной. Но произошли они не от телесных причин, а от духовных.

Так «священие» Бога любовью в сердце человека призвано преображать и тварный мир.

Остап Давыдов