Дело не в брёвнах?

Интернет кипит по поводу протестов против строительства храма в Екатеринбурге.

Все светские доводы (общественное пространство, нарушение архитектурного ансамбля) не ставятся ни во что. В то время как губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев отказывает в выборе новой площадки, в столице Урала дело доходит до столкновения, рукоприкладства, использования спецсредств вроде слезоточивого газа.

Аргументы «за храм» непрошибаемы: как православный может быть против строительства храма?! Ведь засияют нитрид-титановые купола, а колокольный звон начнёт исцелять ангины.

Далее железная логика: если против строительства храма – значит не-православный. Зачем к такому прислушиваться, к обречённому на вечные адские муки? Вот и вышли навстречу защитникам сквера «православные активисты» с накачанными мускулами.

Одно только хочется напомнить: именно «архитектурный» аргумент предал и Христа в руки Синедриона. Он говорил, что в три дня может разрушить Иерусалимский Храм и построить заново. Конечно чудом было бы и то, и другое – не под силу обычному человеку за короткий срок ни возвести громадный храм, ни разрушить. Так что тем, кто почитал себя прагматиком и не верил в божественную природу Христа, напрасно переживали. Не будь Он Сыном Божиим, ничего бы не вышло.

За что же Его арестовали? За что Иуда получил сребреники? За дискурс, за само произнесение слов «разрушить Храм». Преступно допустить такую мысль! Ибо на культе Храма держалась не только Ветхозаветная религия, но и вполне реальная политика – величие Ирода, Анны и Каиафы.

Храм и весь город действительно разрушили столетие спустя римские войска, пришедшие подавлять восстание на волне очередного национального возрождения жителей Иерусалима.

А Христос говорил о Храме Тела Своего, о воскресении из мёртвых. Он учил поклоняться Богу в Духе и Истине; о Царстве, которое не от мира сего, и тем более не от каких-то сакральных камней, скрепленных строительным раствором.

Вот и одни сегодня спорщики в интернете защищают священные камни. Другие говорят о любви, о мире и смирении, о возможности уступить, чтобы начать диалог и прочих ценностях «не от мира сего». Кто услышит их?

Им бы сберечь свои тела – малые Божии храмы, части Тела Христова, которые сами готовы возвещать благую весть. Ибо если они умолкнут, неужели мёртвые камни возопиют?

Юрий Эльберт