Закхей – тот, с кем было не принято здороваться за руку

Сегодня празднуется Неделя о Закхее по юлианскому календарю

В каждом обществе есть те, с которыми большинство считает зазорным общаться. В Средние века в Европе такими людьми были прокаженные – да и в Древней Иудее тоже. Но с прокаженным все ясно – он нечист, он изгнан за пределы селения, «стана». А ведь есть и другие, «скрытые» прокаженные. Их назначило само общество.

Современные советы психологов, специалистов по «офисной психологии» гласят – не вступайте в тесные контакты ни с кем, придя в офис. Осмотритесь! Не начинайте привечать всякого! Вдруг он – пария? И вы, начав общаться с ним, тоже станете парией, изгоем.

В тюрьме общение с изгоями называют еще жестче и карают еще беспощаднее…

Я вспоминаю, как в дошкольном детстве играла, пуская кораблики в луже, с мальчиком из неблагополучной семьи. Я не понимала косящихся на меня проходящих мимо детей с родителями. И только когда я подошла к играющим детям, один мальчик сказал другому – «не играем с ней! Она со шпаной ходила!»

Не могу сказать, что я много потеряла от утраты дружбы этих дворовых мальчишек. Увы, один из них погиб потом от передоза наркотиков, а друзья из страха больше недели скрывали в квартире его тело… А моего маленького друга, «шпаненка», отправили в детдом, так как его родителей лишили родительских прав, и что с ним стало дальше, я не знаю.

Впрочем, в своем классе я тоже была изгоем, хотя моя семья была вполне интеллигентная и благополучная. Сейчас много пишут о травле, о буллинге, но это присутствовало и в советской школе, могу вас уверить. Назначался нерукопожатный ребенок, которого травили всем классом, с которым западло было играть и даже западло списывать у него!

Не могу сказать, что в моем классе были неблагополучные дети. Нет, скорее наоборот – дети образованных мам и пап, много читающих, водящих своих чад по музеям и театрам… Вполне благополучный класс. Лучший класс в школе.

…Закхей, конечно, был не ребенок. И он имел влияние на своих сограждан. Но это влияние было ограниченным – только материальным. Он был главным сборщиком налогов, попробуй, не уважь! Но ничто не запрещало проявлять знаки … нет, не прямого презрения, а знаки того, что ты – не наш! Остальным было западло общаться с ним. Они поворачивались к нему спиной, не отвечали на вопросы, да просто молчаливо не расступались — и он не мог увидеть Иисуса. Остальные решили, что он, изгой, недостоин видеть Проповедника. В принципе, они часто решали за других людей – они и за слепца у входа в город так же недавно решали, заставляя его замолчать. Что поделать – правильные, хотя небогатые, люди лучше знают, кому и как можно подходить к Сыну Божьему! Как будто они его сделали Своим Рабом и купили себе за серебро…

Но Бог Израилев – ничей не раб, чтобы творить волю других. Он творит волю свою – единственную и спасительную для каждого конкретного человека. Он не нуждается в самозванных праведных советчиках. Он властен в своем имении – всей земле, и тем более своем народе – делать то, что желает Сам. Он пребывает со Свои народом не так, как хотят иерихонские или прочие праведники, а так, как Он желает, спасая человека, спасая мир.

И вот, вопреки всем советам современных офисных психологов, Иисус Христос, входя в Иерихон, совершенно не заботится о создании своего имиджа, скажем так. Он входит в дом к такому человеку, к которому ни один праведник этого города не войдет!

И случается чудо – дом презренного Закхея наполняется людьми. Они приходят к Иисусу, но они же и становятся одновременно дорогими гостями хозяина. Может быть, он ждал их прихода всю свою жизнь? Может быть, они отталкивали попытки его общения? И вот теперь, растрогавшись, какие хорошие и добрые люди вокруг него, вокруг его трапезы, он дает совершенно невероятные обещания – раздать всем деньги, возместить… Он незлой человек был, Закхей. Но жизнь по всякому обходится с людьми. А люди имеют свойство добивать добитых жизнью, особенно, когда внешне человек при деньгах и благополучен. Не от хорошей жизни шли в презираемые мытари дети Авраамовы. Возможно, для кого-то эта была единственная альтернатива, чтобы прокормить семью и не стать рабами язычников? Не такими уж богачами были эти сборщики налогов – богачами были их начальники, высокородные римские граждане, чиновники, которые спрашивали с них налог.

И простого человеческого слова Иисуса, слова дружбы, — вопреки разумному и мудрому поведению, когда царит закон — отверженного отбрось и ты, чтобы тебя не отбросили другие люди вместе с ним, — вот этого слова дружбы оказалось достаточно, чтобы сотворить чудо. Не хлебы умножились, хоть и умножилось угощение в радушном доме принятого своими согражданами вновь Закхея. Стали мягкими каменные сердца сограждан – они пришли в дом к отребью, к парии, к изгою, они вкушали с ним хлеб.

Потому что, если ты вкушаешь хлеб с Иисусом, то ты вкушаешь его и с тем отребьем, к которому Он, невзирая на твое мнение, идет в дом, и c кем вкушает Свой хлеб. Нельзя устроить обед с Иисусом для чистеньких, а неприятных и изгоев не пустить. Он сам сядет рядом с изгоем, и тогда тебе придется терпеть изгоя ради Него.

Или – не терпеть, а принять, как общего с Ним друга?

Ольга Шульчева-Джарман