МИССИЯ В ГЛЯНЦЕВОМ МОРЕ

Недавно на одном журналистском семинаре меня захватила совсем очевидная мысль: людей всё больше и больше перестают интересовать новости. Как на журфаках учат работать с новостью? Новость – это факт, который надо человеку чётко осветить со всех сторон – Кто? Что? Где? Когда? Почему? На последний вопрос должен ответить эксперт или авторитетный участник события. Картинку тоже желательно показать, но не обязательно – оттого в газетах, в новостной колонке новости появляются кирпичиками.

Типичный выпуск новостей состоял из дел государевых (президент, губернатор, глава района – в зависимости от масштаба СМИ), из уголовной хроники (кто кому отрезал голову, под камнем закопал и надпись написал), из новостей культуры, науки и спорта – такой уж шаблон ещё в советские времена заложила программа «Время».

Кстати, само «Время» длилось три четверти часа, и никто не отходил от экрана. В наше время новостные выпуски обычно, но и 15 минут тратить на совершенно ненужную информацию – зачем?

Вот зритель и устал. И дело не в том, что вместо экрана телевизора он уткнулся теперь в экран смартфона, не слезая при этом всё с того же уютного дивана или кресла. Не в том, что изменился формат. Меняется сам человек.

Он ищет не факты для анализа (голова и так забита информационным мусором). Не сенсации (потому-то перестают работать кликбейты типа «корова попала под машину, но Кобзон ни в чем не виноват»). Он ищет человека и человечности. При этом вовсе не обязательно сводить всё к общению смайликами и отказываться от пищи для ума. Поэтому в моду входит подача информации в виде историй (сторителлинг), репортажи типа комикс (картинка – короткая эмоциональная подпись, тем более, если это интернет-трансляция) и так далее.

И ещё важное обстоятельство: человек смотрит новости не потому, что хочет извлечь из них буквальную пользу, а для того, чтобы создать себе комфортную среду для размышлений. «О, опять комфорт! – затянут православные. – Некоторые, конечно, комфорт готовы на правду променять, а родину продать за айфон». Не в этом дело. Для прояснения сути лучше заменить безликое «комфортно» например на «уверенно». Просто темпы современной жизни ускоряются, человек живёт всё быстрее и быстрее. Чаще всего раздражает его то, что выбивает из темпа. В этом смысле «комфортно» ближе к «свободно»: когда ничто не мешает тебе двигаться к цели.

Как мы осуществляем миссию в интернете? Мы заполняем пространство всё теми же кирпичиками: «Благочинный такой-то отслужил на праздник Покрова», «Губернатор принял участие в крестном ходе», «Воспитанники детского сада вручили рождественские подарки, сделанные своими руками, воспитанникам детского дома».

С точки зрения светского новостника, это и не новости вовсе. Ничего же особенного не происходит! Но до поры до времени православной среде такие новости нравятся, особенно зрителям в возрасте 50+, предпочитающим телеканал «Союз». Мне доводилось встречать семьи, в которых этот канал работал фоном: в новости никто не вслушивался. Но как в советское время люди привыкли существовать под шепоток радио, так ныне эта привычка трансформировалась в семейный ужин под бормотание «Союза». Никакого визга, лязга оружия, громкой рекламы, батюшки говорят размеренным тоном, временами рокот сменяется пением и мелодичным звоном колоколов.

Однако потребности людей в информации, в пище для ума, для осмысления реалий современной жизни Церкви «Союз» нисколько не удовлетворяет.

Но что мы помним ещё? Да, нынче у молодёжи клиповое мышление!

Мы-то православные не сомневаемся, что это плохо (хотя на самом деле любой баг – потенциальная фича). Но так и быть, к молодежным запросам мы снизойдём. Будем стараться схватывать крутые повороты их мысли, каждый раз направляя их на путь истинный.

Что нужно для этого? На телевидении больше заставок. На улицах больше социальных баннеров (на тему абортов, например). А в социальных сетях конечно же больше котиков! То есть, простите, не котиков, а старцев, свечек, вербочек, младенчиков. А чтобы не оставалось сомнений в стопроцентной православности, всё это снабдить суровыми, вынутыми из контекста, зато настоящими святоотеческими цитатами. «Не великое дело – творить чудеса, не великое дело – видеть ангелов, великое дело – видеть собственные грехи» (прп. Антоний Великий). А рядом «Государство, отступившее от Церкви, погибнет так, как погибла Византия» (св. Иоанн Восторгов).

И рой цитат создает на время комфортное облако смыслов, как и полупонятное нам церковно-славянское богослужение. Мы слышим нечто благочестивое, не успеваем вдуматься, как слышим ещё более благочестивые глаголы и так далее. Но потребности в пище для ума не удовлетворяет и это. Как запахи шашлыка и плов, что проносятся мимо носов, но не наполняют желудка.

Есть однако замечательный глянцевый журнал «Фома». Он о том, как приходят к вере «самые избранные люди нашей планеты» – поп-звезды, киноартисты, политики и некоторые раскрученные (в качестве говорящих с телеэкрана голов) батюшки. Да, это типичный глянец, построенный по всем правилам жанра – в любом киоске «Роспечати» десятки подобных изданий, освещающих светскую (а с «Фомой» и церковную) хронику.

Есть умилительные сказки Бориса Ганаго и упоительная эсхатологическая фантастика.

Есть советы православной бабушки-травницы, прямо те, что торгуют с коробок сушеными вениками у монастырских ворот.

Есть пособия по древнееврейскому языку. Есть письма о монашеской дисциплине. Есть фельетоны об опасности сект (от которых зажмуриваешься чтобы не примерить на себя).

Но где мне прочесть о Боге и о себе? Где взглянуть в такое зеркало, которое показывает не иконописный идеал, а отражает нас сегодняшних?

Разве что на «Ахилле»… До этого и вовсе были одни только форумы, вроде «курятника» (форума диакона Андрея Кураева).

Там печатаются вовсе не только те, кого обзывают «врагами церкви», но те, у кого за церковь что-то болит. Они женятся, расходятся, теряют веру, ссорятся с архиереями, тонут, пьют, хоронят.

Миссионерство ли это?

Миссия в том, чтобы рассказать другому правду о Боге, о спасении, о молитве, а вовсе не заболтать самого себя, отвлекая от этих важнейших тем.

Ещё апостолы Пётр и Павел, в речах или письмах позволяли себе длинные преамбулы, вспоминаю историю сыновей Израиля от Авраама. А Спаситель начинал с главного: «Блаженны нищие духом… Блаженны кроткие…» – и разъяснял всё притчами о простых предметах.

И сколько бы глаз ни было изображено на глянцевой странице – епископских ли, глядящих из-под суровых бровей, иконических, младенческих, в театральном гриме, новомученических перед казнью, довольных – с фотографии идеальной семьи – глянут ли хоть одни кому-нибудь в душу? А без этого увы миссия провалена.

Юрий Эльберт