На пороге объединения

Ни каноны, ни послушание, ни какая иная буква не будут благодатны там, где нет любви.

Сторонники «московской» линии твердят, что Русская Православная Церковь является матерью для Украинской, аналогичное говорят и на Фанаре. Ах, если бы хоть кто-то вспомнил слово «сестра», да ещё не сейчас, а в начале 1990-х, когда можно было говорить о братстве украинского и русского народов, сестричестве поместных церквей, объединенных общей историей и общей христианской целью…

Но стало быть мать и дочь. Дочь выросла и полюбила, а мать не желает признавать её избранника. Она вообще не верит в его существование («когда я была молода, он ещё не родился») или считает «голопупенком», тогда как избранник – пусть ещё молодой, но созревший мужчина, способный себя обеспечить, претендующий на квартиру в европейской многоэтажке.

Чем такие истории заканчиваются? Одна бабушка подобреет к следующему поколению и простит донечку ради внуков. Другая же обидится всерьёз, и будет в одиночестве сходить с ума от «материнской любви», забыв, что любовь – принятие другого таким, каков он есть.

Итак назначена дата регистрации в ЗАГСе — 15 декабря. Точнее дата объединительного собора, после которого объединённая церковь в Украине сможет обрести юридический статус и подать документы на государственную регистрацию.

Проблема в том, что трое самых ярких участников объединительного процесса – сыгранные политические лошадки и, скорее всего, сойдут со сцены в ближайшее время. Вселенскому Патриарху Варфоломею – под 80. Митрополиту Филарету (Денисенко) – под 90 (а ведь привёл Господь его всё-таки дожить до роковых событий).

Кроме того, объединение церквей – одно из последних и одновременно откровенно предвыборных деяний Петра Порошенко на посту президента страны. Увы, Порошенко как правитель «эпохи перемен» почти наверняка был обречён с самого начала, даже веди себя он идеально правильно. Прекратить войну? Остановить коррупцию? Хотя бы объединить разноголосящую в Раде политическую массу? При украинских условиях это вряд ли кому под силу.

Так или иначе, даже выиграв новый срок, Порошенко, скорее всего, обретёт славу, подобную славе Ельцина в России. Отметим даже некоторое внешнее сходство между ними. Понятно, что именно Борису Николаевичу мы обязаны многими устоями сегодняшней жизни, в том числе и церковной свободе, но в то же время в любом дворе, на любой скамейке можно найти стариков, которые без ненависти, не брызжа слюной, о покойном Ельцине не смогут вымолвить и слова.

Итак трое Моисеев указывают людям на землю Обетованную… Они подвели верный народ к её границе, но сами обречены не войти в неё…

Естествен вопрос: отчего же так долго ходили? Израильтян водил по пустыне Господь, чтобы научить быть единым народом, верным заповедям Его, а не просто социальной прослойкой Египетского царства. Но, как мы знаем, даже в Земле Обетованной, ветхозаветный народ через некоторое время разделился на царство Иеровоама и Ровоама, на Израиль и Иудею (ибо Ровоам, сакрально-царственная фигура предлагал своему народу «бичевание скорпионами» – зато за послушание и по канонам, а Иеровоам, как язычник, никаких канонов не признавал, зато был, как говорят, Realpolitik).

Что будет после объединительного собора? Вероятно две канонические церковные структуры. Да, это не по канонам, но кто из румынских, антиохийских и прочих православных наблюдателей посмеет усомниться в авторитете что Константинополя, что Москвы? Такие же «параллели» существуют в Европе, на Африканском и Американских континтентах – да где их только нет, разве что в России.

И если и раньше священники легко переходили из Московского Патриархата в Киевский и обратно, то теперь поток вероятно сделается ещё больше – из равноканоничных Московского и Константинопольского патриархата.

Вопрос в том, что каждая из структур сможет предоставить потенциальным прихожанам?

Судьба УПЦ МП (или РПЦ в Украине) в целом всё ясно: она жива, пока есть деньги у Вадима Новинского. Точнее, пока её поддерживает поколение Новинского (ему сейчас 55), впитавшее в советской школе за партой «Город-герой Москва – столица нашей Родины». Сможет ли Россия вдохнуть в пророссийские слои украинцев какую-то иную силу? Вряд ли. Иное государство, иной язык, иное образование, иной круг чтения – одним словом другая дорога.

Но что сможет предложить Украинская Православная Церковь Константинопольского Патриархата?

Такого этнофилетизма и сращивания с государством, как в РФ, в Украине не будет, как бы этого не хотелось бы отдельным клирикам.

Украинский национализм в Украине нравится не всем. Украинская идея была плодотворной, когда находилась под давлением, под спудом, героически преодолевая препятствия. Но теперь, когда браття запанували у своїй сторонци, необходимо выводить патриотизм на новый виток.

Да и нужно ли? Посмотрим на славян восточной Европы. Как патетически любят свою родину поляки, сколько раз им приходилось платить кровью за свою национальную идентичность. Совершенно иной уровень патетики у чехов и словаков – это привлекает в страну не только туристов и инвесторов, но превращает её в удобный и недорогой коворкинг. А сербским патриотам не видать прежнего единого королевства Югославия, и нужно избавляться от прежних комплексов или страдать от фрустраций.

Так что можно быть патриотом, а можно и не быть. Для жизни вечной важнее быть христианином. Для национального строительства – практичным политиком (хоть бы и евангелистом-пятидесятником, почему нет).

Хорошо если бы новая Украинская церковь смогла не просто объединить людей разных политических и этнических предпочтений, но найти им место, помочь им найти себя. Если бы, не ожидая бонусов от государства и спонсоров (а их, в случае поражения Порошенко на выборах станет явно меньше, новый президент может начать «отрицать» политику прежнего), украинское Православие смогло бы помочь реализоваться и ветерану АТО, и ликвидатору Чернобыля, и киевскому интеллигенту, пишущему диссертацию по Михаилу Булгакову, и татарину, и русину… Тогда и власть поверила бы в церковную силу.

Для новой Украинской церкви не видно «дебютной идеи», идеологии, но какая ещё идея, кроме Евангелия, нужна христианам? Зато есть люди, которые явно симпатизируют украинскому православному единству, пастыри, которых мы читаем в Фейсбуке, такие как отец Георгий Коваленко или отец Андрей Дудченко. То, что не получается у мужей с «государственным мышлением», возможно тем, кто вне политики.

Что же до внешнеполитических отношений Украины и России, сестёр ли, матери и дочери ли, то они, кажется, ещё долго намерены толкаться ягодицами, сидя на бортике ванной, в которой они запускают пластмассовые корабли (пробка от ванной всё равно под властью кудрявого турчонка). Военно-политические игры бесспорно дело серьёзное, но не забыть бы и о спасении души.

Посмотрим. Как Бог даст. Недавно, кажется на Громадьскому ТБ, показывали интервью батюшки, который только что подвергся обыску со стороны СБУ. Тот улыбался во весь рот, заверяя, что всё в порядке, что его приход действует в рамках законности. Изъяли что-нибудь? «Так, флешку». А что на флешке? «Та, колядки, Рiдзво скоро, нехай слухають…»

Почему-то кажется, что именно у этого батюшки всё будет хорошо. С его-то улыбкой, а не желанием самосжечься или стоять до последней капли крови. Скоро Рождество, новостильное, константинопольское, и даже сотрудники СБУ – не исключение, Церковь и им должна нести евангельскую радость.

Юрий Эльберт