Новопрославленные святые. Преподобный Иоанн Валаамский

29 ноября Священный Синод Константинопольской Церкви одобрил представление Финляндской Православной Церкви о внесении в святцы имен преподобного Иоанна Валаамского и мученика и исповедника Иоанна Иломантсинского, их официальное торжественное прославление состоится позднее. Пока же мы можем кратко рассказать о жизненном пути этих святых, почитавшихся верующими задолго до канонизации.

Преподобный Иоанн Валаамский (в миру Иван Алексеевич Алексеев) родился в 1873 году в Тверской губернии в семье крестьянина. В 1889 году он поступил трудником в Валаамский монастырь, куда вернулся в 1901 году после службы в армии. Два года он трудился на Санкт-Петербургском подворье обители, а в 1910 году был пострижен в монахи с именем Иакинф и с 1915 года нес послушание смотрителя Иоанно-Предтеченского скита, известного своим строгим уставом.

Уже после обретения Финляндией независимости, в 1921 году о.Иакинф был назначен настоятелем Трифоно-Печенгского монастыря, а в 1932 году возвратился в Предтеченский скит на Валаам. На следующий год он принял великую схиму с именем Иоанн и в 1937 году стал главным духовником обители. Вскоре началась Зимняя война, а ними и новые испытания для иноков. До февраля 1940 года они оставались в монастыре под бомбами советской авиации, а потом эвакуировались – сначала в Каннонкоси, а затем в Паппиниеми на берегу озера Юоярви, где ими был основан Новый Валаам. Здесь и прошли последние годы жизни старца, который вел обширную переписку со своими духовными детьми и чьи письма по праву могут считаться ценным вкладом в святоотеческое наследие наших дней. 6 июня (24 мая ст.ст.) 1958 года о. Иоанн отошел ко Господу и был погребен на монастырском кладбище Нового Валаама.

Одно из писем старца, словно бы отвечающее на скорби церковного разделения нашего времени, хотелось бы привести и сейчас:

«Человечество так оземлилось, совсем забывает, что наша жизнь – путь к вечности и приготовление к ней. Волнуются и мятутся в сей юдоли плачевной. Даже мало встретишь таких, с которыми можно поговорить о едином на потребу. Может быть, народ уже подошел своей жизнью ко Второму пришествию Спасителя, как ко всемирному потопу.

Не удержусь, сердце не выносит. Как наши богословы, скорее пустословы, отделились самочинно от Православной страждущей Русской Церкви, улетели в Америку, дерзают поносить Русскую Церковь и других заставляют следовать их безумию. Почтенный ты митрополит, одумайся. Почему ты так безумно поступаешь, поносишь Русскую Православную Церковь. Пишу эти строки и плачу.

Не поноси, а молись о ней. Вам там из Америки можно кричать, а того не можете понять, как трудно удержать кормило Православной Церкви при безбожной власти. Конечно, вы ученые, подвешенным языком можете наговорить много в свое оправдание, но очень погрешаете.

Прошу тебя и умоляю, вразумись, перестань поносить Святую Русскую Православную Церковь, а молись о ней. Ведь и язычники так не поступают. Где предстоят два зла, надо выбирать меньшее зло, а как же не признавать правительство, если они там живут. Закон Божий повелевал евреям, когда они были в плену у язычников, чтобы они молились за правительство страны. Наверное, ты это знаешь, а если нет, посмотри в Библии.

Совершенное Православие только и осталось в Русской Церкви. Святейший Патриарх Алексий строго следит за службами и требует все службы исполнять по Уставу. Я хорошо знаю: в других церквах православных дольше бывает панихида, чем отпевание. Ах, заграничные иерархи, бревна в своем глазу не видите, просто не хотите видеть, а сучки в страждущей Церкви увидели.

Из Финляндии одна дама ездила в Россию, была в церкви: «Народу много и усердно молятся. К стыду моему, я плохо изображала крестное знамение. Рядом стоящая женщина сказала мне: ты не православная, что ли, раз так плохо крестишься. Мне было стыдновато».

А Вы, Ваше Высокопреподобие, если не можете смириться, чтобы молиться о страждущей Церкви, не поносите и не осуждайте ее. Ибо Ваша ревность не по благочестию и не по Богу, а от гордости.

Прошу святых Ваших молитв и благословения.

Валаамец, схиигумен Иоанн».

Андрей Грибакин

Продолжение следует