Похмелье после дня святого Валентина

Было семь братьев, первый, взяв жену, умер бездетным; взял ту жену второй, и тот умер бездетным; взял ее третий; также и все семеро, и умерли, не оставив детей; после всех умерла и жена; итак, в воскресение которого из них будет она женою, ибо семеро имели ее женою? (Лк. 20:29-33).

Что если поставить мысленный эксперимент: предположить, что все женщины, с которыми у меня когда-либо в жизни было что-то серьёзное, собрались однажды бы в одной комнате? Они вполне уместились бы за большим кафешным столом. Ещё бы только стол накрыть соответственно: ибо одна была и остаётся веганкой, другая эмигрировала в Израиль и сменила вкусовые привычки, третья стала постницей с чётками.

Если бы все мои возлюбленные собрались однажды вместе, уверен, они нашли бы общий язык. Главное не упоминать при них в этот момент моего имени. Их объединяли бы общие вкусы и интересы, некоторые из них вспомнили бы, что жили когда-то в одном городе или учились в одном университете. Они с удовольствием покопались бы в моей домашней библиотеке, особенно на полке с поэзией, и скорее всего открывали бы тома на одних и тех же страницах! (Естественно, там лежали бы мои закладки или были загнуты уголки.) Невероятно, но и почерки, и жесты, и даже запахи выдавали бы что-то общее.

Они могли бы образовать кафедру или редакцию, выпустить журнал или книгу, и умницы тянули и правили бы бездарей (как это приходилось делать мне), а те в свою очередь восхищались бы первыми, разинув рот (как от души восхищался когда-то свежей мудростью или наивностью я). Они могли бы открыть школу, зооприют, модный салон, отправиться в море на туристическом лайнере или в поле в фольклорную экспедицию. Или поддерживать в первобытной пещере огонь и шить себе наряды из тигровых шкур.

О не входи! Не нарушай благодатного равновесия этого рая, прекрасной дружбы близких по духу дев. Сам видишь, ты изначально не был здесь нужен. Если они вспомнят и узнают тебя, вспыхнут прежние обиды и от картины идиллического счастья останется лишь всё поглотивший ком чувства вины…

«Любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не раздражается не мыслит зла.., – как учит апостол Павел и даже – …никогда не перестаёт» (1 Кор 13, 5-8). Всё это понятно, оправдано христианским учением и проверено опытом. Но как возможно, что любовь «не ищет своего»?

И не нужно вдаваться в тонкости древнегреческого языка, различая филис, эрос и агапэ – в конце концов в коктейле чувств мужчины к женщине присутствуют все три этих компонента.

Наверное любовь не ищет своего… Но она не лишена своего, невозможна без своего, ибо что любящий может предложить кроме себя? Золотую клетку? Талант? Знакомства в литературных тусовках? Всё это не то чтобы мелочи… скорее аксессуары, украшения, от «я» неотделимые, не имеющие смысла. Нет, влюблённые дарят другу именно свои «я», взаимно обогреваясь теплом душевным. Но всякий дар – всегда страх и риск, и даже если настоящая любовь «никогда не перестаёт», интенсивность теплообмена зависит не только от температуры, но обратно пропорциональна расстоянию и ещё множеству внешних факторов.

Ведь если всем нам, когда-либо влюблённым друг в друга, предстоит встретиться после всеобщего Воскресения в Небесном Иерусалиме – они же явятся туда с мужьями и детьми, предшествующими и последующими – и как вот это перенести? Как смириться с тем, что любить будут не тебя? Или не только тебя? Конечно, все будут равны ангелам, перестанут посягать (приставать), но хотя бы агапэ, если оно имело место, не может же и оно исчезнуть, ибо не исчезнет личность.

Примиряемся же мы у Чаши Христовой и с настоящими врагами…

Недавно, как раз на Валентинов день, в интернете устроили травлю одному батюшке. Слили его переписку с какой-то девчонкой из молодёжки, к тому же живущей за три девять земель, тогда как у самого пятеро по лавкам да попадья. По переписке судя, ничего особенного не случилось. Просто батюшке, как нормальному мужчине, невозможно было ударить девчонку наотмашь, и он её уговаривал: потерпи, смирись, да ты для меня не случайный человек, ты могла бы подарить мне счастье, но так нельзя… Писем не больше десятка.

Но вот свист, батя потерял работу, точно не известно, но предсказуемо, как отнеслась к этому «матушка». И всё-таки не про него ли сказано, что многое простится возлюбившему много? (срав. Лк. 7:47)

Юрий Эльберт