Преображение Господне как сердцевина Благовестия

С 19 по 26 августа Русская Православная Церковь отмечает праздник Преображения Господня.

За что народ любит службы Успенского поста, праздники трех «Спасов» – Честных Древ, Преображения и Нерукотворного образа? Уже не жарко, но по-летнему много солнца и приятно идти крестным ходом. А сколько вкусного, ароматного, разноцветного освящается в храме! Сначала мёд, потом виноград, яблоки, арбузы – всё, чем щедро дарит земля. И как приятно: внёс в храм обычный плод, а вынес уже освященный (всё верно, мы молимся о снисхождении благодати на творение, и получаем по своей вере).

Тем не менее, видеть, как некоторые атеисты, в Преображении Господнем «праздник урожая» неправильно. Это лишь середина щедрой поры: яблоки поспели, малина уже отошла, но картошка, тем более хлебная страда ещё впереди. Потребуется много трудовых усилий, что же тут праздновать?

Праздник Преображения – это почти середина Успенского поста, труда духовного.

Само Преображение можно отнести к середине Евангельского повествования. И наконец явление Христа – назвать «серединой», переломным моментом человеческой истории.

Что за загадка? Ведь ничего случайного не бывает.

Христос пришёл в мир как Царь избранного народа, но не собирал ополчения, не побеждал силой меча. Он говорил, что Царство Его не от мира сего (а следовательно бесполезно высматривать его даже в телескоп или даже с орбиты космического корабля). Более того, что Царство Божие начинается «внутри» человека.

Израильтяне, видя совершаемые Им чудеса, понимали, что Он – Бог, Создатель и Спаситель. Но продолжали рассуждать по-земному, «учить учениям человеческим». Что за Небесное царство? Придется ли там ходить по облакам и грозовым тучам? Или летать как бесплотные привидения? Книжники задавали Господу нелепые вопросы вроде того, кому будет принадлежать жена семерых мужей после воскресения из мёртвых.

Они ничего не понимали. Иные что-то смутно улавливали в притчах, ученикам же притчи разъяснял сам Учитель. Но вот настал момент, когда апостолам была открыта первая тайна. Середина – пора зрелости, и ученики наконец созрели для её принятия.

Девятая глава Евангелия от Марка, описывающая события Преображения, начинается так: «И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе. И, по прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвел на гору высокую особо их одних…» (Мк.9:1-2). У Матфея же сказано: «Увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» (Мф.16:28).

Итак Учитель с учениками отправились на вершину горы, где никого нет, чтобы не просто понять умом тайну Царства, но буквально ощутить Царство Божие.

То, что они увидели, они описали как свет и белизну снега. Сами ученики признавались евангелистам, что очень испугались и растерялись тогда.

Мы теперь, вооруженные богословским учением святых отцов, скажем, что они ощутили «нетварный Фаворский свет». Нетварный – значит исходящий от Бога. Иными словами, они ощутили, что Бог находится близко. Вспомним другие случаи, когда Господь являлся человеку. Например, Моисей увидел горящий и несгорающий куст, неопалимую купину. Вспомним и образ из Апокалипсиса: «и ночи не будет там [в Царстве Божием], и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их».

Итак Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы. Но этот свет исходит от Богочеловека Христа, пронизывает Его плоть. Вспомним же, что происходит, когда мы причащаемся Святых Таин. Частицы Тела и Крови Спасителя пронизывают наш организм, обожествляют тело и кровь каждого из нас, и благодатью изменяют наши души. Только этим лекарством можно исцелиться от наследственной болезни под названием «зло» или «первородный грех», которой впервые заболел Адам, и которая губит нас, вырывая из жизни вечной.

На горе во время преображения Спасителю явились пророки Моисей и Илия, что тоже очень важно. Во-первых, потому что согласно пророчествам Илия и Моисей должны были предварить явление Спасителя. И вот они явились перед Ним на горе Фавор. И это видели верные свидетели – апостолы. А сколько должно быть свидетелей? Сто? Тысяча? Неверующему всё будет мало, а верующему – достаточно евангельского свидетельства.

«Блаженны не видевшие, но уверовавшие», – сказал потом Господь апостолу Фоме. Впрочем, тем ученикам, кто скептически отнесся к тайне Преображения, очевидно не поверивших бывшим на Фаворе товарищам, на вопрос об Илии Господь упомянул Иоанна Предтечу: «Илия пришёл и поступили с ним как хотели». И действительно, Иоанн Предтеча сотворил много явных чудес, а его предали Ироду и безрассудно казнили. Явись Илия на улицы Иерусалима обличать неразумный народ, как знать, может на него бы тоже бросились с камнями и секирами… В 11 главе Апокалипсиса так и сказано: когда Илия снова явится на землю, перед Вторым пришествием Христа, перед кончиной мира, он будет ходить и пророчествовать 1260 дней, пока антихрист не убьет его и не бросит мертвое тело на улице. Но скоро уже все воскреснут…

Во-вторых, почему именно Илия? Пророк Илия был взят живым к Богу. Пророк Елисей описал это как огненную колесницу и огненных коней, вихрем вознесших его в небо (4 Цар. 11:2). Но куда исчез Илия? Ступает ли он по облакам? Ездит ли по каким-то делам в телеге, вызывая громы и молнии? В такое могли верить только дремучие хлебопашцы. Мы-то знаем, что грозу вызывают электрические разряды, а «колесницы» в воздухе конечно летают: иногда мирные пассажирские боинги, иногда смертоносные огненные ракеты. Так что же стало с Илией? Скептики скажут: может, он просто сгорел в огненном вихре?

Не сгорел! Вот он на Фаворе, цел! И пришествием своим показывает, что где-то там, у Бога можно сохраниться целым, не умирая, жить сколько нужно до поры, даже не преображенным. То же мы знаем и о Енохе, вознесенном на небо. Да и с телом Моисея не всё понятно (он вроде погребен где-то в пустыне, но никто знает места могилы его – Втор. 34:6).

А главное ученики своими глазами узрели то, о чём говорил Спаситель: Бог не есть Бог мёртвых, но живых. Для Господа все живы.

Как мы знаем, ученики очень испугались. Но по нашим понятиям как-то странно испугались. «Сказал Петр Иисусу: Наставник! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи [палатки]: одну Тебе, одну Моисею и одну Илии, – не зная, что говорил» (Лк. 10:32). То есть он конечно растерялся, но ему было хорошо. Разве бывает хорошо, когда просто страшно? Но ученики ощутили близость Царства Божьего.

Однако время окончательного торжества Царства. Не поспела пшеница (то есть мы, наши тела и души, не созрели для Царства Божиего), а потому предстояло еще ждать, терпеть плевелы (зло). Более того, Моисей и Илия говорили со Христом о предстоящих страданиях Его. Без смерти и воскресения невозможно преобразить мир и спасти нас для вечности; как из сухого зерна нельзя вырастить колос, не закопав его в землю. Если бы не было кончины и воскресения Спасителя, чего бы мы причащались на Тайной Вечере – в Евхаристии? Как бы проникла внутрь нас Фаворская благодать?

«Когда же он говорил это, явилось облако и осенило их; и устрашились, когда вошли в облако. И был из облака глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте. Когда был глас сей, остался Иисус один. И они умолчали, и никому не говорили в те дни о том, что видели» (Лк. 9, 34-36). Снова по земным понятиям свет и облако как будто не совместимы. Но так явился Бог, а «Бога человекам невозможно видеть, на него не смеют и ангелы взирать».

Для чего же в праздник Преображения освящаются яблоки? Яблоко – плод и плоть одновременно. Оно может сгнить как человеческое тело, превратиться в ничто, в мерзость. Но тайна, которую узнали ученики на горе Фавор, в том, что и плоть может быть пронизана божественным светом. Потому мы и почитаем сейчас мощи святых, а израильтяне считали мёртвые тела скверными, даже праведников и пророков.

А ещё яблоко – это плод. Плод долгого труда садовника, вырастившего из семечка дерево. О сколько приходилось ему, не жалея себя, вставать по утрам для полива, забираться наверх для обрезки кроны, зимой, замерзая, утаптывать снег от мышей. Так и наш Небесный Садовник постепенно, медленно и тАинственно (в Таинствах) растит нас для того, чтобы однажды пересадить нас в свой вечный сад – Божественный Иерусалим.

Остап Давыдов