Самый удивительный Папа

Мой друг, Кирилл Гриних опубликовал у себя в «Христианской России» заметку про Папу Франциска. Сразу скажу, что я не мастер оценивать биографии, исследовать даты, и делать логические выводы. Я лишь могу описать то, что я чувствую.
Я живу уже при третьем Папе. Первым был святой Иоанн Павел Второй. Мне он казался вечным — про него пел еще Высоцкий, его иллюстрированные книги мне дарили в Польше и я олицетворял его добрый взгляд со всей Церковью. И да, это был «Папа, который говорит». Он говорил обо всем — о браке, о мире, о Польше, о молитве. О молитве он говорил чудесно, для себя я открыл Розарий — только благодаря его трудам, посвященным этой практике.
Когда святой Иоанн Павел умер, то я испытал шок — ушла эпоха. Мое детство и юность были с ним, несмотря на то, что я не был католиком, вот какой был масштаб этой личности. Вслед за ним на престол Петра взошел Папа Бенедикт. Папа-богослов, писатель, но, как мне показалось, больше предназначенный для кабинета и письменного стола, но не для управления таким громадным организмом, как Церковь. За время своего понтификата он мало проявил себя, и я честно говоря думал, что длительное время Церковь будет находиться в неподвижном состоянии, близком к абсолютному покою, ничего не происходило.
Но, видно Господу было угодно, чтобы произошла смена. Пришел Папа, «который удивляет». Да, Папа Франциск меня удивляет. Я оставлю за скобками его образ жизни и привычки обедать вместе со всеми, и прочие «скромности». Педалировать эту тему считаю абсолютно ненужной, так как из-за этого можно получить обратный эффект — чем больше обращаешь на это внимание, тем больше эта скромность идет во вред — пусть просто это продолжается.
Папа удивляет меня другим — неожиданными смелыми заявлениями. Как по отношению к неверующим, так и к верующим. Пресса мигом подхватывает его высказывания, часто перевирает, но тем не менее — его слова заставляют говорить о них весь мир. О том, что неверующий папа мальчика находится в Раю, о животных, о мигрантах. При всей централизации нашей Церкви в ней существуют мощные партии — консервативное крыло, модернистское и каждое старается проводить свою политику.
Но, Папа не был бы иезуитом, если бы шел напролом, агрессивно настраивая против себя представителей этих направлений. Поэтому его политика, как мне видится достаточно осторожна — он вбрасывает «пробный шар», смотрит на реакцию и предпринимает дальнейшие действия. Например, многие упрекают Amoris Laetitia как в полумерах, так и в излишнем потакании «либералам». Однако, этот шаг сделан, и нужно время, чтобы оценить его последствия. Конечно, ни одно такое действие не остается без реакции. Выступают с осуждением польские епископы, хвалят немецкие, но Папа Франциск из тех, «кто удивляет».
Еще он один из тех, кто говорит громко. Как бы ни была болезненна тема, он предпочитает говорить о проблемах Церкви во весь голос. И еще — немедленная реакция на происходящее. События в Штатах — проходит короткий промежуток времени, и готово обращение.
Причем такое, что побуждает молиться. Ведь сейчас свойство времени — о корпоративных грехах говорить в стиле корпорации — выпускать пресс-релиз, а не обращение — молитву. Здесь совсем другой случай. Призыв к молитве. Призыв к молодежи, призыв к мигрантам. Я могу с ним не соглашаться и спорить в себе. Но чем еще удивит меня Папа Франциск? Подождем. Мне кажется, что удивляться придется часто.
Михаил Чернов