СЕМЬЯ СКАЗОЧНИКА

Из письма Джона Толкиена сыну Кристоферу Толкиену

(11 июля 1972, вскоре после смерти супруги сказочника):

Очень похоже на то, что я никогда не напишу никакой упорядоченной биографии — не в моем это характере, ибо я выражаю чувства наиболее глубокие через предания и мифы — и кто-нибудь близкий мне сердцем должен узнать хотя бы отчасти все то, что записи не увековечивают: про ужасающие страдания нашего детства, от которых мы спасали друг друга, но так и не смогли полностью исцелить раны, что позже зачастую давали о себе знать столь пагубным образом; про страдания, что выпали на нашу долю уже после того, как мы полюбили друг друга.

И все это (помимо и превыше наших личных слабостей) может помочь простить или хотя бы понять те темные моменты и превратности, что порою портили нам жизнь — и объяснить, почему они не смогли затронуть самых глубин и омрачить воспоминания о нашей юношеской любви. Ибо мы всегда (а особенно оставшись одни) встречались на лесной поляне и столько раз, рука об руку, уходили, спасаясь от тени неминуемой смерти вплоть до нашей последней разлуки.

Много столетий назад Господь сказал, что человеку, нехорошо быть одному. И с тех пор человек ищет человека, который глубоко воспримет его жизнь, станет его другом и помощником . Встреча с таким человеком – это всегда встреча на вечность, потому , что союз любви не может быть прерван смертью.

У Иоанна Кассиана Римлянина есть замечательная мысль о том, что подлинная дружба может возникнуть и сохраниться только в сходстве интереса к добродетели, в едином понимании и постижении общего пути к свету. Подлинное совпадение – это совпадение сердца, и оно не часто встречается в нашем мире, где люди привыкли больше говорить, чем слушать. Поэтому в Ветхом Завете есть слова: тот, кто нашел друга – нашел сокровище (Сир. 6:14). В каждом из нас слишком много от наших близких.

Так было и с Толкиеном, и с его женой Эдит Мэри (в девичестве Бретт (21 января 1889 — 29 ноября 1971)). Она была простой девушкой и сиротой, поэтому она далеко не всегда понимала труды и мысли своего великого мужа, но неизменно старалась хранить его труд и его покой.

Они познакомились давно, совсем юными. Оба к тому времени уже многое претерпели, рано лишившись родителей. Оба искали понимания и внимания, и сполна нашли его друг в друге. В семейной жизни им пришлось преодолеть множество подводных рифов, но чуткое внимание друг к другу сделало это возможным. Всё существование Толкиена было проникнуто верой. И в семье, и в создании произведений, и в научных исследованиях он был только христианином. Самой большой радостью для себя он считал Причастие. Молитвы Мессы он знал наизусть и старался никогда не пропускать службу. Вся его жизнь строилась в русле богослужебного храмового календаря. Его жена, напротив, была протестанткой, и хотя Толкиен весьма быстро убедил её принять католичество, вера для неё так и осталась чем то неопределяющим и внешним. И это обстоятельство причиняло Толкиену сильную боль. Ей же было огорчительно видеть, что у мужа есть дела и занятия, которые ей совсем непонятны.

Толкиен старался всю свою жизнь сверять с требованиями веры, и к тому, как строить брачную жизнь, он подходил с позиции того, чтоб об этом говорили святые. Наследия святых он незаметно но неотступно воплощал в браке. Толкиен и сам глубоко осмыслил течение семейной жизни, и в свих письмах к сыну он предстаёт как мудрый богослов философ, глубокий и трезвенный. 

Любовь позволяет нам видеть в другом образ Божий, и то, что Толкиен разглядел в своей жене, он передал в образе прекрасной эльфийки Лютиен Тинувиэль (персонаже книги «Сильмариллион»). Она полюбила человека по имени Берне, и была с ним неразлучна и на земле и тогда, когда земной путь был окончен. Толкиену и Эдит пришлось вынести многое, но Бог хранил их союз и их детей. Никто из большой семьи Толкиенов (у них было четверо детей) не погиб на Второй Мировой войне, и все выросли достойными и чистыми людьми, приносившими родителям радость. Наверное, так бывает во всех историях, в которых люди позвали Господа. Позвали своей молитвой, своей добротой и своим предыдущим страданием.

Они прожили вместе очень долго. Джон пережил Эдит всего на 20 месяцев и их обоих похоронили в одной могиле. У Иоанна Златоуста есть прекрасные слова, что добрые супруги и в раю не разлучаться, но будут вечно вместе предстоять Господу. И мы верим, что эти слова в полной мере относятся и к семье Толкиена, который всю свою жизнь возвышенно и просто любил Христа.

Артем Перлик