СНОВА О ЮБКАХ И ПЛАТКАХ

Недавно в рассылке я получил фотографию храмового плаката «О платках и брюках». Из Феодоровского собора, надо полагать Петербуржского. Он призывает «ту, которая носит платок, не осуждать ту, которая не носит», и наоборот «ту, которая не носит платка не осуждать ту, которая носит». И напоминает, что выбор «юбка или брюки» — это вопрос вкуса женщины.
Совершенно согласен с этой позицией. Попадись мне такой плакат на глаза в 1990-е, в 2000-е, даже в начале 2010-х, я бы только радовался. Но сегодня он вызывает у меня скорее недоумение.
На советских партсобраниях существовала такая формулировка: «Как ты можешь, товарищ Иванов, на тридцатом году советской власти проявлять несознательность».
Так вот, как можем мы через тридцать лет церковной свободы (если отсчитывать от тысячелетия Крещения Руси), продолжать биться лбом об эту тему, словно о каменную стену?
Не спорю, женщина, зашедшая в храм без платка, может и сегодня «схлопотать» от платочковиц. От тех же самых персонажей, что и 30 лет назад, от церковных бабок, которыми пугают малышей, — проще говоря от свечниц.
Вообще от свечниц не только вред да страх, но и польза. Священник далеко: за стенкой иконостаса в алтаре, в пономарке, а то и вовсе нет его на приходе. То же можно нередко сказать и о приходских консультантах, которых так массово начали готовить в последние годы. Они безусловно работают при большом скоплении народа, а так, попробуй их найди. Если в храм войдёт со своей бедой плачущая женщина, кто подойдёт к ней, чтобы утешить и дать самый первый православный совет, — только бабка-свечница. И многие из них вполне вежливы, тем более в Петербурге, где и старушки особенные, с питерскими манерами.
В задачу свечницы входит следить за порядком в храме. Если кто-то принёс на ногах осеннюю грязь, она молча берёт швабру и вытирает. Если зацелована икона до липких следов, протирает её тройным одеколоном. Отчего же она так строга к женщинам, пришедшим без юбок и платков? Она считает это нарушением порядка в храме. Дело не в гордыне, а в трудовых обязанностях. А уж выражается, как умеет, не крепче кондукторши в автобусе.
Что делать с ревнивой свечницей? Поговорить. «Дорогая Марь Иванна. Пожалуйста, не делайте замечаний дамам без платков. А то у нас туристический храм в центре северной столицы, экскурсии вереницей тянутся». «Ой, батюшка, а вы не этот …не билерал, то есть не либерал?» «Нет, Марь Иванна, вы же меня за обедом видели. Пощусь и желаю ангела за трапезой. И вообще я так благословил!» Зачем на потеху туристам вывешивать ещё и плакат?
Во многих храмах, причем не только обычных приходских, а крупных исторических выдают платки и накладные юбки. Засаленные, месяцами не стиранные (а может быть и стиранные, откуда знать, но непрезентабельного вида). Мне не раз приходилось, сопровождая в храм учёных дам после конференции, сталкиваться с ситуацией: «Ой, а можно я снаружи постою. У меня нет головного убора. – Но платок можно получить у входа. – Можно-то можно, но я паразитов боюсь». И правильно боятся.
Не менее интересна и вторая сторона данного эдикта: осуждают ли женщины не носящие платка и юбки тех, кто таковые носит? Виданное ли это дело? Разве только осуждающая – ярая атеистка и против «религиозного мракобесия» вообще, но и тогда достается прежде всего хиджабам, а не православным платкам. Тем не менее, хиджабы встречаются на улице всё чаще и чаще.
Но такова православная манера, не обличать конкретного человека (иначе хлопот не оберёшься), а критиковать грехи «в пустоту». Монахам рассказывать о вреде абортов, старикам – о чрезмерном увлечении гаджетами, таёжникам – об экуменизме. И вообще, куда проще повесить плакат!
Впрочем, я не осуждаю конкретных создателей этого плаката, возможно у них в храме из ряда вон выходящая ситуация. Но тема по-прежнему заставляет задуматься, и это за 30 лет церковной свободы.
Юрий Эльберт