Сегодня Православная Церковь отпраздновала Собор святых эстонской земли

В связи с этим информационным поводом нам хотелось бы порассуждать о современном положении православных верующих на эстонской земле.

Удивительно, но перечень имен местных святых, который составлен по ходатайству старейшего архиерея Московского Патриархата митрополита Корнилия (Якобса), открывает благоверный князь Александр Невский. Православные эстонцы считают, что новгородский князь сохранил их предков от потери собственной идентичности, которая находилась под угрозой в годы немецкого пленения их нации и местных славян (в XIII-XVI веках).

При этом для них были важны не столько военные победы Александра Невского, сколько пример праведной жизни и стояние князя за православную веру, а также его небесное заступничество за эстонский народ. Духовная помощь святого была не менее важна для балтийских народов в эпоху шведской оккупации (XVI-XVIII века).

Не меньший интерес у нас вызвал праздничный тропарь, в котором Эстонская Церковь называется ветвью Российской Церкви. Конечно же, это не может не задевать чувства местных верующих.

Ведь ЭПЦ обладает широкой автономией еще с 1920 года — особые права были ей дарованы Священным Синодом и Высшим церковным советом Московской Патриархии. Знающим церковную историю хорошо известно о том, что эта автономия была уничтожена Патриархом Сергием Страгородским после присоединения Эстонии к СССР. Примечательно, что этот церковно-политический курс на ассимиляцию православных эстонцев был продолжен и в 1990-ые годы, что привело семь тысяч активных прихожан в лоно Константинопольского Патриархата, который в это время восстановил в стране свою юрисдикцию.

Интересно, что история Эстонской Апостольской Православной Церкви Константинопольского Патриархата насчитывает уже практически сто лет — она была создана по просьбе местного духовенства и мирян взамен автономной структуры в составе Московской Патриархии. Причиной для отделения послужила утрата связи с каноническим церковным начальством после начала небывалых гонений на христиан в Советской России.

Таким образом, восстановление ЭАПЦ КП в республике было глубоко продуманным и законным шагом, который помог сберечь эстонских православных от русского этнофилетизма (внутрицерковного национализма). Ведь несмотря на полуторавековую историю богослужений на эстонском языке, они оставались весьма редким явлением в новейшей истории ЭПЦ МП.

К слову иерархи, ЭПЦ МП до сих пор использует эвфемизм «восстановление канонической юрисдикции», говоря о незаконной ликвидации местных структур Константинопольского Патриархата в 1940 году. Между прочим, только в 1996 году под давлением мирового православия Московская Патриархия признала возможным сосуществование обеих церковных юрисдикций в Эстонии и после небольшого перерыва восстановила евхаристическое общение с Константинопольской Патриархией.

Очевидно, что разрыв евхаристического общения с Константинополем вызовет новую волну эскалации конфликта в православной среде Эстонии. Об этом косвенно свидетельствует избрание на таллинскую кафедру в мае этого года митрополита Евгения (Решетникова), который до этого никак не был связан с Эстонией. Примечательно, что второй кандидат епископ Лазарь (Гуркин) также имел не эстонское, а мордовское происхождение, но он, в отличие от вшеназванного патриаршьего ставленника, хотя бы прослужил в стране в течение девяти лет.

В заключение нам хотелось бы продолжить перечисление праведников из Собора эстонских святых — ведь в начале нашего поста мы упомянули только Александра Невского. Среди них есть даже мученики: священник Исидор Юрьевский и 72 его прихожанина (убиты ливонцами в 1472 году).

Безусловно необходимо выделить преподобных Иону и Вассу (Шестник), стоявших у истоков Псково-Печерской обители в 1460-ых годах (примечательно, что до пострига они были супругами). Их выдающимся преемником стал игумен этого монастыря преподобномученик Корнилий, который не зная ни сна, ни отдыха проповедовал в эстонских землях и дошел до территории нынешней Нарвы. В 1570-ом году этот игумен был убит обезумевшим от гнева Иваном Грозным, когда царь встретил его с крестом у ворот монастыря после получения на него ложного доноса.

Нельзя пройти мимо мученического подвига наших ближайших предков: священников Александра и Сергия (+1918), Дмитрия, Николая и Михаила (+1919), Николая (+1931), протоиерея Карпа (+1937), а также епископа Ревельского Платона (+1919). Надеемся, что молитвенное обращение к новомученикам и ко всем вышеназванным святым, каждый из которых пожертвовал своей жизнью ради эстонских христиан, поможет принести мир на эту многострадальную землю.

Кирилл Белоусов