СССР 2.0 : откуда у РПЦ интересы в Северной Корее?

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл готовит делегацию Московской Патриархии к поездке в Пхеньян, — сообщает «РИА Новости». В столице Северной Кореи их ожидает обширная программа, приуроченная к 70-летнему юбилею установления дипломатических отношений между Россией и КНДР. Центром грядущих торжеств может стать пхеньянский православный приход Святой Троицы, для служения в котором Хабаровская семинария подготовила четверых священнослужителей.
В связи с этими новостями возникает вопрос о том, в каком положении находятся христиане Северной Кореи. Конечно же, достоверной статистики об их количестве на сегодняшний день в самой закрытой стране мира мы не получим. Ведь в рейтинге правозащитников из Open Doors, КНДР занимает первое место в списке стран, где чаще всего притесняются права христиан.

Действительно, с момента окончания гражданской войны 1950-1953 гг. местные христиане в большинстве своем бежали в Южную Корею. А сегодня зарубежные аналитики оценивают число оставшихся на севере верующих в 1,7%. И это потрясает воображение любого человека, который мало-мальски знаком со статусом-кво 1945-ого года. Например, в Пхеньяне, который тогда именовали «азиатским Иерусалимом», христиане составляли около трети населения. А на территории нынешней КНДР насчитывалось 250-300 тысяч протестантов.

После оформления независимого северокорейского государства власти попытались поставить христиан под свой контроль, но вскоре был взят курс на создание атеистического государства. И только в 1974 году для смягчения санкционного режима и улучшения внешнеполитического имиджа власти КНДР возродили марионеточную Корейскую христианскую федерацию. Тем не менее, только в 1983 году были изданы Библия и богослужебные книги (но их тираж так и остался недоступным для домашнего использования и для большинства населения вообще).

В год тысячелетия Крещения Руси в Пхеньяне был открыт первый протестантский храм. А в 1992 году в столице появился следующий по счету приход — Чхильгорская церковь, которая, между прочим, была посвящена памяти матери Ким Ир Сена, которая была диакониссой в Пресвитерианской церкви. Важно отметить, что только с 1995 года воскресные богослужения стали регулярными. Интересно также и то, что в наши дни в Пхеньяне действует протестантская семинария, которой разрешено набирать от шести до девяти студентов раз в три года.

Однако, многие путешественники, посещавшие Страну Чучхэ, говорят по поводу всего вышесказанного лишь только одно: Не верю! Действительно, каждый из нас сможет их понять, познакомившись с отечественными и западными документальными фильмами и репортажами о жизни в КНДР. Гостевые маршруты каждого иностранца проходят через местный аналог потемкинских деревень, через специальные магазины и заканчиваются посещением вышколенных с идеологической точки зрения семей. Изнанку северокорейского быта вам не дано увидеть никогда, ведь вы передвигаетесь по стране только в сопровождении «гидов».

Об этом же говорят иностранные протестанты, отмечая то, что посетители богослужений в вышеназванных храмах, совершенно незнакомы с простейшими христианскими доктринами, никогда не приводят на них своих детей. Возможно, все это от того, что проповеди представляют собой исключительно политическую пропаганду, а книги религиозного содержания нельзя брать домой для семейного или личного чтения. Еще более строгими являются оценки беженцев из Северной Кореи: по их словам, простые граждане страны вообще не могут попасть на богослужения.

Подытожим: трудно полагать, что православный приход будет существовать в иных условиях. Сегодня власти допустили до посещения богослужений в Свято-Троицком храме около шестидесяти человек. И я не думаю, что это потомственные православные христиане. Ведь все приходы, основанные русскими миссионерами, были уничтожены, а верующие репрессированы. От Православия в Северной Корее не осталось и следа.

И, скорее всего, Московская Патриархия хочет застолбить на перспективу за собой новую каноническую территорию. Само собой, ведь коммунистическая власть не является ни вечной, ни незыблемой, а на юге большинство православных окормляет «конкурирующий» Константинопольский Патриархат.

Но стоит ли делать это такой ценой? Ценой превращения литургии в спектакль? Ценой рукоположения священников, у которых под рясой скрываются погоны местных спецслужб? Кажется, последнее где-то мы уже проходили, но при этом ничему не научились.

В заключение мне хотелось бы сказать о том, что несмотря ни на что в КНДР проживают и исповедуют свою веру более 440 тысяч протестантов, которые, в отличие от представителей РПЦ, не идут на компромисс со своей христианской совестью и остаются прихожанами тайных храмов. И именно в их жизни стоит искать пример для подражания всем местным верующим, которым близка православная традиция.

Кирилл Белоусов