ТРАДИЦИЯ ГЛУПОСТИ И ТРАДИЦИЯ ДУХА

Великие пророки делали своё священное дело, а поэты умножали райскую красоту, но никому из них и ни на йоту не удалось разрушить многовековую традицию глупости среди верующих.

Потому, есть ли сказать в храме, что ты пономарь, к тебе отнесутся с пиететом, а скажи, что ты поэт – и все равнодушно пройдут мимо.

Католики любит Папу Римского, протестанты – Писание, православные – своего конкретного приходского батюшку. И получается, что приди к православным, хоть настоящий поэт, хоть большой ученый, и скажи им, допустим: «Старец Софроний Сахаров» – то хоть 100 раз говори, – они и ухом не поведут. А когда их священник, то же самое произнесет 1 раз – все запрыгают.

Точно так и со стихами. Что ни напиши Шекспир или Рильке – это никому не нужно, а стоит какому-нибудь бездарю срифмовать в своём вирше «прилетела» и «отлетела», да переложить стихом что-то из новостных лент – и все запрыгают. И даже образованные филологи разместят эту глупость на своих страницах с криками: «Вот оно, настоящее знание сердца!»

Словом, глупость не в силах истребить и мудрейшие. Томас Элиот говорил, что у великого поэта в его веке аудитория не велика, но она вновь и вновь собирается каждый век, и все эти читатели – лучшие из людей земли.

Ведь и поэт и пророк обращаются к желающим подлинность, к жаждущим Духа. Потому что лишь такие, имеющие уши, слышат.

Ни поэт, ни пророк не могут преодолеть глупость, формализм и хемульское нечувствие к высоте ни среди верующих ни среди всех других. Но они способны разбудить к подлинности всех, кто может слышать.

Поэт возносит благодарение Богу от лица всего творения, за всё, что есть. В этом смысле он – священник бытия, хотя почти никто из верующих этого не понимает и даже не размышляет об этом.

Пророк учит пути личного приобщения и отношения к Богу.

Казалось бы, просто того, что пророк и поэт существуют, должно быть достаточно для отвращения всех от пути формы, общего банального пути. Но слышат пророка немногие, как и большинство удовлетворяется стихотворными пустышками и серостями своего времени.

И люди не растут. Ведь нельзя увидеть истинное, пройти мимо и не потерять при этом что-то важнейшее в своей человечности.

А, между тем, общий банальный путь, кажется, никого не тяготит, а на тех немногих, кто хочет Духа, глядят как на странных сумасшедших, хотя настоящесть существует для перемены, для того, чтобы люди ужаснулись тому, как мало им нужен Бог и Его красота, ужаснулись неподлинности, и, вслед за героем Шекли, воскликнули:

«Поколение коров! Овцы! Свиньи! Если Шекспир был человеком, если Сократ был человеком, если Николай Чудотворец был человеком, то разве мы люди?..»

Артем Перлик