Холокост: любой, кто ищет правду, в конечном счете, ищет Бога

Сегодня отмечается Международный день памяти жертв Холокоста. Эта дата была избрана Генассамблей ООН отнюдь не случайно: она была приурочена к освобождению Освенцима советскими войсками 27 января 1945 года. В этом польском городке в годы Второй Мировой войны было уничтожено более миллиона евреев. 

В этот день нашей редакции хотелось бы вспомнить двух людей, которых можно назвать небесными покровителями евреев-христиан, ставших мучениками в годы нацистского лихолетья. Это святая Эдит Штайн (1891-1942) и священник Максимилиан Кольбе (1894-1941), пострадавшие за Христа в вышеупомянутом нацистском лагере.

До войны Эдит была обычной еврейской девочкой из Бреслау (Вроцлава). Эдит получила великолепное образование, она изучала немецкий язык, философию, психологию и историю в университетах Бреслау, Гёттингена (кстати сказать, принесшего миру 45 нобелевских лауреатов) и Фрайбурга —  и это позволило ей стать заслуженным и известным немецким философом. Во время Первой Мировой войны Штайн служила сестрой милосердия в течение двух лет. Эта миссия обратила сердце юной девушки ко Христу, и в 1922 году она приняла крещение в Католической Церкви. Затем Штайн связала свою судьбу с доминиканской школой, где она смогла свободно изучать историю христианской философии — ведь уроки немецкого и истории не отнимали у учительницы много времени.

В 1933 году Эдит была отстранена от преподавания в связи с гитлеровским запретом на занятие любых общественных должностей. После этого она приняла монашество с именем Тереза, и продолжила жить по строгому уставу ордена кармелиток. Она верит: сам Господь страдает в еврейских братьях и сестрах. Ради них Тереза хочет быть ближе к Господу, чтобы вместе с ними разделить Его страдания, несущие спасение. Ее выбор падает на монастырь кармелиток в Кельне. Поистине, несмотря на случившееся с ее народом, Германия стала для нее Отечеством, и в момент его гибели под пятой нацизма она нашла утешение в ежедневном причащении Святых Христовых Таин.

Вскоре после начала мировой войны, на праздник Воздвиженья Креста Господня (14 сентября), сестра Тереза пишет: «Мир в огне. Пожар может охватить и наш дом. Но высоко над любым огнем возвышается Крест. Пламя не может его поглотить. Он — путь с земли на Небо. Кто его обнимет с верой, надеждой и любовью, того он вознесет в лоно Триединого». Незадолго до этого, в связи с начавшимися еврейскими погромами и Хрустальной ночью сестру Штайн вынуждены были перевести в Голландию. Там она и была арестована в годину репрессий, последовавших после обнародования обращения конференции епископов Голландии, осуждавшего расизм.

В своей последней книге Тереза писала: «Нашей целью является единение с Богом, нашим путем – распятый Христос, единение с Ним через сораспятие». Эта книга была посвящена учителю Церкви нищенствующему монаху Хуану де ла Крус. Она была дописана самим финалом жизни святой: ее страданиями за веру в Искупителя 9 августа 1942 в газовой камере Освенцима. Сестра Тереза с радостью приняла свой крест, взойдя на него вместе со своим народом, сократившимся за годы войны на шесть миллионов человек. Один ее немецкий друг так отозвался о ее кончине: «Утешительно знать, что это был всего лишь разрыв тонкой легкой завесы, которая отделяла ее от вечной жизни».

Тереза Бенедикта Креста была беатифицирована Папой Иоанном Павлом II в 1987 году, и канонизирована им же в 1998. Она считается одним из покровителей Европы.

Не менее драматична и поучительна судьба отца Максимилиана Кольбе. Мальчик Раймунд родился еще в годы существования Российской империи в немецко-польской семье. Все свое детство он проработал вместе со своим отцом на мельнице и небольшом семейном огороде. В 1907 году они с братом Франтишеком перебрались через австрийскую границу, для того, чтобы поступить во Львовскую предсеминарию. В 1910 году он стал послушником, приняв имя Максимилиана, а в год начала Первой мировой войны он стал  монахом, дополнив свое имя в честь Божьей Матери (Максимилиан Мария Кольбе).

В 1918 году, отучившись в Риме и приняв священный сан, он основал в предместьях Варшавы монастырь Непорочной Девы. В состав огромного монастырского комплекса входили редакция журнала «Рыцарь Непорочной», семинария, радиостанция, оснащённая новейшим оборудованием типография, железнодорожная станция, автостоянка, пожарная команда, склады, сапожные, столярные, швейные, слесарные мастерские и даже небольшой аэродром.

Отец Максимилиан был сторонником проповеди христианской веры в медиасреде. В его обители выходила масса различных изданий общим тиражом в 1 230 000 экземпляров. Все эти начинания были реализованы благодаря тому, что каждый монах был обязан овладеть хотя бы одной гражданской специальностью: в монастыре были свои лётчики, машинисты, наборщики, журналисты, радисты, водители, столяры, слесари и портные. В 1930-ых годах отец Максимилиан основал аналогичную обитель в Японии. На самом краю света выходила японоязычная газета, а также была открыта католическая семинария. Между прочим, этот монастырь, построенный на окраине Нагасаки, чудесным образом уцелел во время атомной бомбардировки города в 1945 году.

После начала немецкой оккупации Польши под руководством Кольбе заработала нелегальная радиостанция, в передачах которой разоблачались зверства немецких оккупантов. В монастыре нашли убежище две тысячи еврейских беженцев. После ареста в феврале 1941 года, несмотря на пытки и тяжелую работу в Освенциме, отец Максимилиан продолжил свою пастырскую деятельность — утешал, крестил, исповедовал, шёпотом совершал богослужения и благословлял каждого умершего узника в любое время дня и ночи. После того, как один заключенный совершил неудачную попытку побега, во устрашение было отобрано десять заключенных, которые должны были умереть голодной смертью в спецбараке.

Один из отобранных ими людей, польский сержант Франтишек Гаёвничек заплакал и сказал: «Неужели я больше не увижу жену и детей? Что же теперь с ними будет?» И тогда Кольбе вышел из строя и предложил коменданту Фрицшу свою жизнь в обмен на жизнь Гаёвничека.  Сидя в зловонной камере и умирая от голода и обезвоживания, отец Максимилиан продолжал поддерживать товарищей по несчастью. Они проводили время в песнях и молитвах. Через две недели Кольбе и трое других смертников были ещё живы. 14 августа 1941 года, накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы, старший по лазарету Ганс Бок получил приказ немедленно покончить с узниками. Кольбе и его троим товарищам была сделана инъекция фенола. На следующий день тело Максимилиана Кольбе кремировали, а прах развеяли по ветру.

В 1971 году Папа римский Павел VI причислил Максимилиана Марию Кольбе к лику блаженных. 10 октября 1982 года Папа Иоанн Павел II в присутствии Франтишека Гаёвничека, в торжественной обстановке под аплодисменты 200 000 верующих, официально причислил Максимилиана Кольбе к лику святых мучеников.

Подготовил Кирилл Белоусов