Христианин, стыд и свобода

Юрий Эльберт, как не имеющий регистрации в социальной сети ВК, попросил нас опубликовать свою реплику на комментарий Александра Корецкого по поводу Христианства и Ислама, который он сделал к публикации «Отец Дмитрий Смирнов переходит все границы?».

Противопоставляя Христианство другим религиям, как единственную подразумевающую полную свободу человека, Вы конечно правы. Но как всякое «правильное мнение из учебника», это утверждение оказывается сложнее в деталях.

Смотрите, язычник или полный атеист (хотя можно согласиться, что современный атеизм – постхристианское явление, ну пусть античный атеист, Сократ) тоже абсолютно свободны. Но они при этом ещё и онтологически одиноки. И бессильны перед случайностью, перед стихийным бедствием, перед нитью Мойры, которая ещё только прядётся, но не спрядена.

Ислам, конечно, более всего известен как фаталистическая религия. Но и там, из-за нечеткости некоторых формулировок Корана (или, если угодно, недостаточного нашего понимания их смыслов), есть некое пространство для свободы. Так же как в Христианстве, где воля Бога и Его предвидение совмещается с существованием нашей воли.

Тем более свободен человек, верящий в карму. Раз тебе «не спится» или «дурная голова ногам и карме покоя не дает», можешь мутить её сколько хочешь, получая в ответ страдание.

Понятие «свобода» в истории человеческой мысли гораздо шире чем христианское богословие, тем более построения Бердяева или Ницше.

Напротив, на «нижних этажах», на бытовом уровне и христианин, и мусульманин очень мало задумываются о свободе. Над ними довлеют строгие предписания их религий.

В чём же особенность Христианства? Допустим, православный верующий, получил травму, потерял работу, автомобиль, жену. Он приходит в монастырь с вопросом: «За что?» Кому ещё этот вопрос задать, он не знает. А в монастыре на этот вопрос с готовностью отвечают: «Не постился? Акафистов не читал? Иди, получи епитимию, клади сотни поклонов в день, читай кафизмы — может быть, Бог тебя и простит».

Похожая ситуация будет и с мусульманином. Он придет к исламскому судье, тот назначит ему за религиозный (!) проступок наказание согласно закону, понудит выплачивать закят и так далее.

В чем разница? Не-христианин выполняет конкретные ритуальные действия, чтобы компенсировать вину. Для христианина все эти кафизмы-поклоны-послушания – лишь средство настроиться на диалог с Богом. И в этом диалоге попросить прощения и расслышать Божий ответ.

Здесь ключ к понятиям «стесняется/не стесняется». Вы стесняетесь (стыдитесь) Уголовного кодекса РФ? Кодекс не идеален, и даже президент В.В. Путин находит в применении 282-й статьи перегибы. Закон можно не любить, но стесняться его бесполезно, он настигнет и осуществится.

Для христианина же первичны личные отношения с Богом, закон – вторичен, хотя очень важен, ибо он «детоводитель ко Христу». Человек, едва вступающий в диалог, опасается, старается принимать меры безопасности: лучше я поставлю свечку, прочту молитву по-славянски, потомлю свои ноги в очереди к мощам, а то просто так просить «на халяву» как-то… стыдно. Он именно что стесняется. Апостол же Павел, для которого диалог с Богом – очевидное и истинное явление, может запросто рассуждать о том, что идоложертвенное можно скушать, если этим никто не смущается, и много чего ещё. И оба правы, просто стыд – предохранительное явление, как кислородная маска на Эвересте. Кто-то способен и без неё.

А теперь представим, что мы предлагаем человеку преодолеть стыд, тем более чтобы «не быть слабым в современном обществе». Подлинно сильному, то есть святому, этот совет ни к чему, у него и так всё естественно. Но человеку без достаточного духовного опыта такой призыв может повредить; им овладеют страсти и тем самым лишат его богоданной свободы. А сила, по выражению героя известного фильма, по-прежнему «в правде», Бог – истина, значит Он всех и сильней.

Юрий Эльберт