Христианская Россия и Ахилла

Одним из самых главных событий церковной жизни последних лет стало появление аналитического портала «Ахилла». Как отмечают основатели проекта Алексей Плужников и Ксения Волянская, он работает для тех, кто ценит свободу, прямоту, не боится авторитетов, готов задавать непочтительные вопросы и искать на них ответы.

В прошлом году я работал редактором и журналистом на одном из системных православных порталов. У меня все было хорошо: социально-ориентированная работа, о которой я когда-то только мечтал; уважение читателей, потенциал для саморазвития в профессиональном и духовном плане, а также стабильный оклад, Что же побудило меня отнестись с симпатией к независимому порталу «Ахилла» а, в конечном счете, стать его автором? 

В первую очередь, меня подтолкнула к этому монолитность Русской Православной Церкви — она внушала отторжение своим неприятием инакомыслия, критики и мирянской инициативы. Также отмечу, что у меня всегда были вопросы к церковному мейнстриму, который опирался на иллюзорную политическую стабильность, махровый национализм и средневековое обрядоверие с примесью язычества. 

Но главными причинами для моего духовного и мировоззренческого перерождения стало понимание несоответствия всего вышеописанного высоким нравственным критериям, заданным в Священном Писании и Священном Предании, а также осознание бесперспективности замешанного на «скрепах» коктейля для  невоцерковленной молодежной аудитории, без обращения которой в Православие у РПЦ нет и не будет будущего. 

Долгое время я не рассказывал о своих публикациях на «Ахилле» на страницах «Христианской России», поскольку мне не хотелось быть причиной конфликта среди моих читателей, бывших коллег и бывших единомышленников. Тем более, что мои первые материалы (из-за боязни кому-либо повредить и потерять каких-либо близких для меня людей) были опубликованы под псевдонимом Виктора Левшина или же анонимно. Сегодня мне хотелось бы рассказать о лучших из них в назывном порядке.

Вот моя первая проба пера на «Ахилле»: «Новейшая история Челябинской епархии, или Способна ли Церковь вести диалог с обществом?». Этот очерк стал попыткой поразмышлять о причинах духовного кризиса православного сообщества на примере конкретной епархии. И для себя я выделил следующую основополагающую причину: неспособность и нежелание епархиального руководства вести диалог с духовенством и обществом, что я и вынес в заголовок очерка. Никто из апологетов системы не потрудился мне ответить — соответственно, мой вопрос повис в воздухе и, по моему скромному мнению, остался риторическим. 

Затем я продолжил размышлять и ознакомился с трудами священника Павла Адельгейма, ставшего исповедником веры в церковную соборность и претерпевшего за нее беспрецедентное гонение от церковных властей. Его идеи об отступлении от Символа веры иерархии РПЦ изложены в фундаментальной работе «Догмат о Церкви в канонах и практике», которую можно найти по этой ссылке

То, что я воспринял у Адельгейма привело меня к написанию анкеты для нового проекта «Ахиллы» — «Исповедь анонимного молодого мирянина». И первым исповедовался именно я: рассказал о себе и своих проблемах, о неудовлетворенности уровнем пастырского попечения о прихожанах, о своем столкновении с клерикализмом и равнодушием в Церкви, о том, что всякая подлинная миссионерская работа отторгается системой. Выводом моей исповеди стало то, что православной молодежи нужно держаться подальше от приходов и епархиальных структур. 

Выходом из личного духовного кризиса для меня стал мой приход в Католическую Церковь. Об этом я написал три эссе, последнее из которых должно выйти на «Ахилле» в ближайшее время. В первом материале («Православно-католический экуменизм, или Как православные уходят на Запад») я рассказал об определивших мой выбор убеждениях:

— вере во вселенский характер Католической Церкви, то есть отсутствии в ней несовместимых с Христианством представлений о национально-культурной исключительности;

— вере в искреннее стремление католических иерархов, богословов и простых мирян к видимому и богозаповеданному христианскому единству, всякие препятствия к которому снял II Ватиканский Собор;

— осознании единства вероучения Восточной и Западной Церквей, при наличии неоспоримого преимущества РКЦ — отсутствия политизации церковно-общественных и церковно-государственных отношений.

Затем я смог не только осознать свой переход как единственно верное решение, но и прочувствовать его как возвращение домой — туда, где я должен был бы быть с самого начала, с того момента, как я утвердился в вере во Христа. С первых дней в небольшой приходской общине храма во имя Непорочного Зачатия Девы Марии я ощутил свою сопричастность к ней — через принятие таинств, духовное общение, новый и необыкновенный для меня западный обряд, вдохновленный богослужебным порядком Апостольской Церкви. Об этом мое последнее эссе: «Возвращение домой»

В заключение мне хотелось бы попросить прощения за свои предубеждения и сомнения в вероучении Католической Церкви, которое я теперь разделяю во всей полноте. Подчеркну, что при объективном богословском подходе можно утвердиться в том, что католическая догматика никак не противоречит православной, а лишь дополняет ее в некоторых моментах и в то же время возвращает нас к истокам Апостольского Христианства. 

Кирилл Белоусов

Иллюстрация с портала «Ахилла»