Христианский взгляд: Почему России нужна десоветизация?

Сегодня я прочитал на портале «Православие и мир» статью Александра Кравецкого «Заветам Ленина верны: почему не надо сносить памятники революционным деятелям». Этот материал показался мне образцовым примером толерантности к преступной реабилитации советского режима и равнодушного (если не хуже) отношения к памяти российских новомучеников и исповедников, ставших жертвами режима. 

Жаль, что все это становится типичным для православной среды. Стремясь к миру и согласию в обществе люди забывают слова Христа: Не мир пришел Я принести, но меч… Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф.10:34,38). Этот чудесный меч должен отделять свет от тьмы, чтобы человек мог найти в несовершенной земной жизни путь Христов. Это символ нашей веры и нашей земной Церкви — Церкви воинствующей. И, чтобы быть достойными Живого Бога, мы должны осознать, что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной (Еф.6,12).

Автор начинает свою речь с констатации того, что «в Священном Писании мы находим массу примеров того, как после важного происшествия долина или гора получают новое имя». При этом он почему-то забывает о том, что долины, горы и селения народа Божьего получали свои наименования по повелению Всевышнего и для назидания жителей этих земель. Чему может научить будущие поколения сохранение в отечественной топонимике имен большевистских палачей и их вольных/невольных пособников? Имхо, только тому, что часть их мерзких и темных дел может быть оправдана или неким благом народа, или тем, что представители предыдущей государственной элиты совершили множество фатальных ошибок — каждый обыватель найдет повод для их оправдания — на свой вкус. Особенно те, кто считают этику и мораль категориями относительными.

С каким чувством настоящие христиане должны проезжать через мимо многочисленны мест и улиц, носящих имена Ленина, Свердлова и Войкова — убийц святых царственных страстотерпцев, доходивших в своей ненависти к русскому народу до состояния одержимости? Наличие этих имен на карте нашей страны приводит к тому, что отрицаются гонения на Церковь в Советской России, которые привели к тысячам жертв в среде церковнослужителей и среди представителей государственной элиты, а также к миллионам жертв среди всех народов СССР. Оно приводит, к тому, что на улицах и площадях начинают митинговать неосталинисты, которые и сегодня мечтают о рабском закабалении для всего нашего народа — ведь они не знают свободы и боятся ее из-за ответственности за принятие решений, которую им придется понести в демократическом обществе. А самое главное, что они вновь начинают разделять наш народ и проповедовать классовую борьбу, изоляционизм и даже шовинизм — уж последнее должно быть для коммунистов полным оксюмороном, но нет — и до этого доходит, когда они начинают говорить о внешнеполитической повестке.  Я считаю, что их идеи не должны входить в современный общественный дискурс.

В середине статьи Кравецкий говорит о памятнике Петру I как о «напоминании о людях, судьбы которых были растоптаны в процессе строительства Империи». И подчеркивает: «Такие переосмысления – нормальная часть жизни памятников, и их создателям не дано предугадать, какой новый смысл вложат в их творения потомки». Вот только Петр I, при всех его ошибках и преступлениях, был законным и легитимным правителем страны. Он смог сделать ее частью цивилизованного мира, не дав ей стать ресурсным придатком Европы. Поэтому его памятник может стоять в основанном им городе, ставшем на два столетия столицей России. Хотя, конечно, я и признаю, что его правление привело к глубокому духовному кризису, из-за которого стала возможна Революция и Гражданская война. Произошло это потому, что Петр I сделал Церковь инструментом проведения своей политики, и она перестала быть совестью нации. Исчезли и объективные критерии христианской морали, которые не позволяли строить светлое будущее на костях современников.

В связи с темой нашего разговора и сказанным в прошлом абзаце я задам вам несколько риторических вопросов:

  • Скажите, пожалуйста, какой город построил Ульянов-Ленин?
  • Что нового и созидательного для мировой цивилизации смогла дать Россия, благодаря стараниям революционных политических деятелей на каком-либо поприще?
  • Каких советских свершений в области экономики и международной политики не смогла бы воспроизвести парламентская республика/конституционная монархия?
  • Когда-либо в истории человечества установление новой общественно-политической формации приносило столько же жертв, сколько в нашей стране?

Кстати сказать, дальше Кравецкий зачем-то переходит к описанию различных типов отношений христиан к языческому культурному наследию. Не понимаю, как можно сопоставлять политику времен Революции и Гражданской войны с этими вещами.

Если обратиться к прошлому, то всякий мало-мальски знакомый и историей человек поймет то, что язычество для большинства жителей Римской империи было всего лишь данью традиции и средством для национально-государственной идентификации.

Оно не могло конкурировать с Христианством, а вот большевистский режим, напротив, обозначил уничтожение Церкви и самой религии как одну из своих основных целей. Вот и ответьте себе на вопрос: не геноцид ли это? О каких памятниках организаторам геноцида может идти речь в стране, живущей в XXI-ом веке от Рождества Христова?

А дальше и вовсе абсурд: «Вся культура России Нового времени реализует одну и ту же схему: подросшие дети, выйдя из-под родительского гнета и вступив в возраст активного действия, «сбрасывают с корабля современности» все, чему их учили родители, считают свои политические и художественные пристрастия абсолютными и начинают навязывать их сначала собственным детям, а затем и всему обществу… В символическом пространстве, которое выстроила история России, нужно учиться жить. Идеальной кажется ситуация, когда пожилой пассажир метро, проезжая станцию «Войковская», будет тихо рассказывать своему внуку про убийство царской семьи и ту роль, которую в этом преступлении сыграл П.Л.Войков».

Какие цари и дореволюционные губернаторы, какие современные политики отбрасывали все, чему их учили родители? Назовите хоть одного, кто на протяжении всей своей жизни оставался бы в попытках уничтожения исторической памяти нации столь же бескомпромиссным, беспринципным и безжалостным как большевики. Уважаемый Александр, простите меня великодушно, но я не хочу жить в символическом пространстве, где о гонениях и убийствах христианских святых придется говорить только шепотом.

Кирилл Белоусов