ХРИСТИАНСТВО И ДЕМОКРАТИЯ

Юрий Беспечанский

Совместимы ли политика и Христианство? Думаю, что в этой дилемме есть две ложные крайности и божественная «золотая середина».

Одна крайность полностью подчиняет Христианство «земным» политическим силам и интересам, земным царствам и государствам – ересь царебожия.

Здесь хорошо сказал Клайв Льюис: в обычном человеческом понимании государства живут гораздо дольше людей, поэтому государства важнее отдельных людей. В христианском понимании, человек вечен, а любое земное царство временно – потому человек важнее государства.

Есть и другая крайность, утверждающая, что «политика – это грязное дело», недостойное душевной чистоты христианина. И, для сохранения сей чистоты, необходимо максимально дистанцироваться и от политики, и от светского общества, и от государства: не служить в армии, не голосовать на выборах (ибо из двух зол не выбирают) – жить обособленной христианской общиной, подобно монахам, амишам или меннонитам.

Божественная «золотая середина», на мой взгляд, заключена в словах Христа из молитвы Господней: да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе (Матф. 6:10). Подлинное Христианство – это сотрудничество Бога и человека. Поэтому оно включает в себя не только молитву о том, чтобы воля Божия совершилась на земле, но и активное стремление воплотить замысел Бога в земных делах: в том числе, в любом творческом труде, в бизнесе, в политике. В мире нет ничего, что происходило бы без благословляющей или допускающей воли Божьей. Однако, не всё в этом мире освящено отблеском славы Божией. И наша задача, как христиан, пытаться максимально делать явной эту славу, в том числе и в политике. Но, при этом, помнить, что видимое временно, а невидимое вечно. Как-то так…

…Всё моё советское детство и юность я был человеком «демократических» убеждений: родители были скрытыми диссидентами и антисоветчиками. В Бога никто из них не верил, но, почти в качестве ежевечерней молитвы, они каждый вечер включали радиоприёмник, и в глубокой таинственной тишине жадно вслушивались сквозь жуткий шум «глушилок» в каждое слово тогдашних западных «вражьих голосов»: «Голос Америки», «Немецкая волна», «Би-би-си». Я был весьма политизированным юношей.

Я стал христианином как раз в последние годы СССР и первые годы «независимой» России. В обществе бушевал «разгул демократии»: собирались съезды депутатов, ругавших всё и вся; потом борцы за свободу и независимость России ложились под танки «советского режима». А потом, в том же центре Москвы, уже в свободной России, одни демократы расстреливали из танков других демократов, а бандиты прямо на улицах отстреливали богачей-банкиров.

И хорошо помню одну фразу, которую мне сказал один брат из моей церкви: «в Царстве Божьем демократия не «прокатывает», в Царстве Божьем есть только теократия». Глядя на тогдашнюю уличную демократию, очень хотелось в это верить. Да и фраза казалась богословски точной. Царство Божие – это один Царь, небесный монарх, то есть Бог. Вокруг него – «великие визири» – апостолы, пророки и святые. Небесными городами и районами управляют заслуженные «святые», священники и пастора, заслужившие своей святостью почётную вечную должность в Небесном Граде…И вокруг – великое множество «простых христиан», постоянно поклоняющихся Царю Небесному и исполняющих то, что прикажут святые наместники этого Царя. Картина казалась очевидной…

Однако, с «возрастом» моего христианства я всё больше начинал понимать, что эта картина – ЕРЕТИЧЕСКАЯ. Она очень сильно отдаёт субординационизмом и модализмом. А в финале – исламом или свидетелями Иеговы…Нет, мой Бог не таков.

И вдруг я понял, что небесный идеал Царства Божия – это НЕБЕСНАЯ ДЕМОКРАТИЯ, а не теократия. Христианский Бог, в отличие от ислама, не один, а един. Троица – это вечный союз любви трёх божественных Личностей. А Царство Божие – это расширение Троицы нами, богочеловеческими личностями, присоединяющимися ко Христу.

Размышляя об идеале демократии – демократии Небесной Троицы – мы можем понять, в чём правда и в чём пороки земных демократий. В Троице «один за всех и все за одного», как мушкетёры. Они живут друг другом и друг для друга – совершенство любви. А как в реальной земной демократии?

Первый настоящий «опыт» земной демократии имел место в Афинах VIV в. до н.э. Афинские «демократы» бесконечно спорили друг с другом на Агоре. Платон называл демократию худшей из форм правления: властью случайных людей, избираемых голосованием и по жребию. Греческие демократы жестоко грызлись за власть и «грызли» друг друга. Её апофеозом стало решение народного собрания Афин о казни Сократа, учителя Платона – «лучшего из людей Афин». Демократические Афины проиграли войну авторитарной Спарте, и на этом первый опыт демократии закончился.

Вам это ничего не напоминает? Ну, очень похоже на «несчастную судьбу» демократии в России-матушке…Что до революции 1917 года, что после крушения СССР. Задумаемся, что же было общего у Древней Греции с Россией ХIХ-ХХ столетия? И почему современному «презренному Западу» повезло с демократией чуть больше?

Потому что, что в Греции, что в России демократия была демократией «толпы». Чем толпа отличается от коллектива? На этот вопрос хорошо ответил испанский философ ХХ века Хосе Ортега-и-Гассет в работе «Восстание масс». В толпе – у каждого СВОИ интересы. В толпе – каждый сам за себя, а не один за всех и все за одного. Поэтому толпой легко управлять – достаточно дать каждому то, что он хочет. Причём, пишет Ортега, это не зависит от уровня образования толпы: толпа программистов ничем не лучше толпы простых работяг.

Личность, по Ортеге, начинается с глубокой и устойчивой вовлеченности во что-то, превышающей личный интерес каждого и объединяющей людей. В толпе общие интересы случайны и сиюминутны. Потому сегодня толпа вместе (например, против «общего врага»), а завтра бывшие «друзья» с упоением уничтожают друг друга.

Современный Запад, к сожалению, всё больше дехристианизируется. Но, как атеизм контрабандно украл у христианства идею величия и могущества человека, так и западные демократии умыкнули христианскую идею человеческого достоинства. «Мы возрождаем подлинное христианское достоинство человека» – говорили гуманисты эпохи Возрождения. Христианское достоинство человека – это не достоинство меня-себя-любимого: этого «достоинства» всегда было хоть отбавляй. Это – достоинство КАЖДОГО. Как писал «атеист» Маркс: «Свободное развитие каждого как условие свободного развития всех».

Эта идея – очень и очень христианская, присутствующая уже в Библии, но поднятая на щит деятелями Католического Возрождения и Протестантской Реформации.

Что же делать нам, христианам, в России? Заниматься политикой или нет? Мне думается, что главная задача Российского Христианства – это воспитание человеческого достоинства. На этом пункте Русь-матушка всегда «экономила»: в том числе экономила и Русская Церковь, ответственная за духовно-нравственное воспитание. Применительно к теме статьи: демократия рабов всегда обречена на позор и провал. Рабы всегда бунтуют, восстают и грызут друг друга. Только свободные люди, уважающие своё и чужое достоинство, могут создать устойчивую демократию, демократию Царства Божия, где один за всех и все за одного…

Юрий Беспечанский