100 лет мученическому подвигу святителя Сильвестра

26 февраля 2020 года исполняется 100 лет со дня мученической кончины святителя Сильвестра (Ольшевского), бывшего когда-то викарным епископом Челябинским, а после Омским. К юбилейной дате мы публикуем фрагмент о последних днях владыки – из книги Марии Меньшиковой, который она успела подготовить к печати в конце своего земного пути, но так и не смогла опубликовать. Пусть этот фрагмент послужит не только побуждением молитвенно обратиться к святому Сильвестру, но и поминальным венком Марии Александровне Меньшиковой – замечательному уральскому краеведу.

…В январские и февральские дни 1918 года по призыву Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода в российских городах и весях совершались крестные ходы. В это время в Омске власть принадлежала большевикам. Владыка Сильвестр, вернувшись с Поместного Собора, собственноручно писал коменданту города ходатайство о разрешении провести это мероприятие. И в воскресенье 4 февраля возглавил многотысячный крестный ход.

С хоругвями, иконами, с пасхальными песнопениями и общеизвестными молитвами шел народ с остановками у каждого храма для совершения молебна или литии. Владыка обращался к крестоходцам, читал послание Патриарха Тихона, вразумлял твердо держаться в вере православной, сохранять святые храмы, которым грозит разграбление и разрушение. Только под вечер разошлись крестоходцы по своим жилищам.

Через сутки, в три часа ночи, с 5-го на 6-е февраля архиерейскому дому по-дошел вооруженный отряд матросов. Застучали, угрожая стрельбой и взрывом двери.

В это время по распоряжению эконома на соборной колокольне набатом ударил колокол и стал подходить народ. Матросы ушли, но скоро вернулись. Архиерейский дом уже был открыт, полупьяные они ворвались внутрь, закричали:

– Где архиерей?

– Я архиерей! – ответил владыка.

Его схватили, приставили к виску револьвер и не дав одеться, пешком повели в генерал-губернаторский дом, в котором находился Дом республики,

Покои владыки обагрились кровью. Главарь бандитов застрелил эконома Николая Цикуру.

Очевидцы ареста и перевода владыки в большевистский арестный дом рассказывали, что каратели по дороге издевались, оскорбляли, матерно ругали владыку. Поместили в грязную, вонючую, пропахшую табаком и винным перегаром камеру. Под арестом у них находились соборный протоиерей Александр Соловьев и ключарь Федор Чемагин, арестованные ранее. Узников допрашивали с утра до ночи. А в городе во всех церквах звонили колокола. По сути, город оказался в плену у православного народа, требующего освобождения ни в чем не повинного архипастыря. Слышалась стрельба, это красногвардейцы разгоняли народ…

…Весной Омск оказался уже под властью чехов. Начался последний этап святительского пути владыки Сильвестра – на стороне Белой армии и Колчака. Но рано или поздно белым пришлось отступить. Владыка же остался лицом к лицу перед красными, готовыми чинить расправу…

… В конце 1919 года части Красной армии подступали к православной столице Сибири – Омску. Войска адмирала А.В. Колчака отходили. Архиепископ Сильвестр организовал служение молебнов, напутствовал иконами, древнюю икону Божией Матери «Знамение» из Успенского собора вручил начальнику штаба Михаилу Константиновичу Дитерихсу. Но сам предпочел остаться в городе с духовенством и паствой.

14-1 января 1920 года обратился с «Посланием» от себя и членов Епархиального Совета «К братиям православным христианам Омской епархии» на основе «Послания Патриарха Тихона»… ко всем православным пастырям и их сотрудникам, дабы они были в удалении от политической борьбы ибо дело церквей есть дело мира».

«…Сыновне принимаем мы к исполнению указание Святейшего отца и к тому призываем наших пасомых… исполнить долг закона подчинения «советской власти».

Церковные историки раньше и ныне сомневаются в искренности послания, не под большевистским ли давлениемписалось? Сомневается и автор этой книги. Если проследить биографию, житие архиепископа, то аполитичным ни в церковной, ни в общественной жизни и вообще во всякой земной жизни, он не был. Не найдется ни одной страницы, ни одного абзаца, чтобы святитель стоял в стороне от защиты святого православия, христианства, твердой веры в Господа Бога. Везде в любых обстоятельствах подвижник порой с болью в сердце, мученичестве духовном, церковных нестроениях.

Через две недели после публикации «Послания» в местной газете появилась язвительная статья: «… Тот самый Сильвестр, который у Колчака совсем от политики не отказывался… который был председателем колчаковского временного церковного Управления, который вместе с Болдыревым организовывал дружины Св. Креста и зеленого знамени, для поддержки генералов и кровавой борьбы с освобождающимися рабочими и крестьянами России… рясофорные смиренные клеветники помогали всеми силами. Но веры им быть не может. Ответ за свою ложь и клевету они должны держать перед народом!»

Владыка, выдворенный из архиерейского дома, жил тогда у настоятеля собора Ф. Чемагина. Есть отметка: «Архипастырь аскет, больной питался только хлебом».

Его арестовали. В каземате издевались, истязали, добивались отречения от веры. Ослепленные изверги, разве могли ни понять, что для владыки быть вне Бога не совместимо с земной жизнью.

Прибив гвоздями руки к полу, прижигая тело раскалённым шомполом, этим же шомполом исчадия ада пронзили его грудь и сердце. В страшнейших мучениях отошел ко Господу Святитель 26 февраля 1920 года.

Правда есть версия, почти легендарная, что владыка выжил после пытки и пробыл на земле ещё год, но разве это меняет суть?

…Ныне поклониться, приложиться к мощам идет непрерывная вереница молящихся, и каждый человек просит у угодника Божия Сильвестра исцеления, поправления житейских и других дел, которых у каждого человека всегда много.

Мария Меньшикова, член Союза писателей России, краевед