Антистеплер для «Скреп неообновленчества»

Поймали зеленые братчики на ночном шляхе Эльберта с котомкой, привели под очи батьки Короля. «Ты за красных али за белых?» «А я видите ли…» Из толпы кричат: «Зря слушаешь его, атаман, ты на нос его посмотри. К стенке!» Зарисовка времён Гражданской войны прошлого века.

Начать придётся с ответа на самый острый вопрос: как Эльберт смеет оправдывать советский режим и называть себя при этом антисоветчиком? Дело в том, что я вообразил, якобы Королев (см. предыдущие статьи) читал мои предыдущие статьи на сайте. Из которых можно было бы сделать вывод, что я антисоветчик. Вообще-то я ни за белых, ни за красных. Хотя в миру занимаюсь литературой русской эмиграции, неотделимой от темы белогвардейской и даже романтики. Что же, много чести мне, чтобы уважаемый оппонент знакомился с остальным моим творчеством, достаточно лишь статей в русле этой полемики.

Я искренне обрадовался, узнав, что мой оппонент прочел книгу Балакшиной и цитирует о. Иннокентия (Павлова) – выходит, круг чтения и список церковных авторитетов у нас совпадают.

И всё-таки, строго говоря, сомневаться в том, что обновленчество было исключительно проектом ЧК – не значит быть апологетом советской власти. И наоборот симпатизировать советской власти, социализму в принципе – не значит одобрять стукачество известных обновленцев.

Введенский и Красницкий, верхушка «Живой церкви» находились в контакте с Тучковым. У Тучкова была своя выгода – нейтрализовать авторитет патриарха Тихона, избранного на Поместном соборе. Отчасти это удалось, увы, святитель стал «сговорчивее» по отношению к властям. Ни у меня, ни у кого другого не повернётся язык произнести осуждение старому, измученному и бесспорно святому человеку. Но плод этого, увы, «Декларация митрополита Сергия», который так или иначе продолжал линию Тихона.

Кроме того, Королев вероятно москвич, а я провинциал: у провинциала есть преимущество – наблюдать ситуацию из глубинки по открывшимся массивам краеведческого архивного материала. На границе Европы и Азии и восточнее – в Сибири пастыри, заявлявшие о переходе к живоцерковникам, отнюдь не были поголовно агентами ГПУ, они приняли московскую политику за чистую монету. Покровительствовало ли им ГПУ на местах? Как сказать… В том, чтобы на первых порах закреплять храмы – да, есть такие примеры. ГПУ, но уже не НКВД. В 1930-е, в годы сталинских репрессий обновленческие храмы закрывались и уничтожались с такой же частотой, как и тихоновские, а клирики шли по делам японских шпионов. В моем родном городке кафедральный собор и еще несколько обновленческих храмов были закрыты, а собор к 1932 году взорван. Зато единственный тихоновский храм, кладбищенский, не закрывался до 1940 года, в 1941 был снова открыт и действовал весь советский период – до сего дня.

Ещё замечание: политическое использование обновленцев – идея Троцкого. Сталину, у которого появился «смирный» митрополит Сергий с декларацией это было не нужно, а все инициативы Троцкого противны. Никакого особого гонения в 1937 на каноническую Церковь не было, отличного от гонений на всё население страны. Конечно, попы никакими преимуществами не пользовались перед инженерами-вредителями, военными и писателями, ещё бы — если официальной политикой государства считался атеизм. Но пришли 1940-ые, и Сталин, опираясь на ту же команду (уже с Карповым) начал открывать храмы. Заодно используя Русскую Церковь в политике: например ради ликвидации униатов как бандеровской базы в послевоенной Украине.

Что касается стремления Балакшиной, отцов Павлова и Митрофанова дистанцировать обновление от обновленчества, так это исключительно ради того, что рекомые церковные консерваторы их отождествляют. «Ты за перевод богослужения на русский? А может ты агент ГПУ… то есть ЦРУ?»

Мученик ли священник, оставшийся в СССР или вернувшийся на волне сменовеховства, искренне симпатизирующий советской власти или терпящий поношение антихристово – но расстрелянный за шпионаж в пользу Токио или обвинение в личном покушении на Ворошилова?

Сложнейший вопрос! Давайте в предыдущем абзаце заменим слово «священник» на «врач», «бухгалтер», «инженер»… Верующий или неверующий – он всё равно невинная жертва. Но мартирос ли, свидетель Божий?

В моем городе до революции был священник – настоятель кафедрального собора! У него был сын, который еще в юности «расцерковился», и отец принял его выбор. Сын не был врагом христианства, просто светским, тихим учителем математики. Отец был верен патриарху Тихону до конца жизни того; однако после кончины оказался в рядах «григорьевского» раскола. Да и не мог он иначе, будучи секретарем епархии в Екатеринбурге, когда его епархиальный владыка, митрополит Григорий (Яцковский) решился на формальный раскол! Скоро он сам стал «григорианским» митрополитом. Причем ему предсказала это в молодости дивеевская юродивая, кричавшая: «Будешь архиереем!»

И сына, и отца расстреляли примерно в одно время – в начале 1938 года. В одной тюрьме Свердловска (она тюрьма и сейчас, возле Ивановского кладбища и здания епархии). По разным делам, не пересекавшимся, но одинаково абсурдным обвинениям.

Естественно, оба не то что не канонизированы, а вовсе лишены церковной молитвы. Хотя верующие знают о них из их книг (опубликованы мемуары и дневники и сына, и отца), келейно молятся об их упокоении.

Подобных историй немало и среди харбинских возвращенцев. Много репрессировали, равно священников, офицеров, инженеров. Но поток шел в 1940-ых, а более в 1950-ых, когда каноническая Московская Патриархия, в общем, не бедствовала (хрущевские гонения начались несколькими годами позже).

Солженицын, противостоя советской системе, заново учась истории, успел наговорить многое. Стрелка колебалась, в том числе и в сторону монархизма, но к счастью Солженицын не был таким догматиком как Иван Ильин, да и творил он уже в другом, втором полувеке века ХХ-го. Не думаю, что он хотел видеть русских «правящей нацией». Нержин – это не Сологдин, если отсылать к известным образам «Круга первого».

Вообще, какое горе быть «правящей нацией», демонстрировать превосходство над другим только за счет крови, может быть языка… Не прекращается пожар, подожженный украинскими националистами в Украине. Не наступает окончательный мир и в Израиле, где сионизм кажется всё взял под контроль, да ещё и при внешнеполитической поддержке едва ли не всей планеты.

Поэтому Юрко Эльберт и живёт в России, где по-прежнему нет правящей нации, и русский равен хохлу, немцу, еврею, татарину. Мы все россияне, и уж, тем более, никто не вспомнит о моей национальности в православном храме. Где ещё найдёшь такой федерализм и равноправие? Разве что в США…

Закончу повторением вопроса: зачем Вы, Королев, привязались к владыке Тихону (Шевкунову), да ещё и выдумали для него термин «неообновленчество»? Из-за одной риторической фразы? Вы поинтересуйтесь мнением других архипастырей – вдруг услышите то же самое? Особенно в УПЦ МП, ибо все, кто проклинал советское прошлое, отождествляя его с голодомором, давно перебежали в ПЦУ.

Знаю, каков Вам подобаше архиерей. Агафангел (Пашковский) – непримиримый противник «красной патриархии», не пошедший на объединение РПЦЗ с РПЦ в 2007-ом. Впрочем, простите, если сочтете это предположение обидным. В современной Русской Православной Церкви есть место для разных точек зрения: и владыки Тихона, и Вашей, и моей.

Юрий Эльберт