Что представляет из себя теологическое образование на Южном Урале?

В июле этого года я получил степень бакалавра теологии. Пять лет назад я выбрал этот профиль взамен изучения общей истории в Челябинском государственном педагогическом университете — как более близкую для себя специальность. Примечательно, что до 1997 года Южно-Уральский государственный университет (институт, в котором я получил свое образование) являлся не классическим, а техническим вузом. Тем не менее, к началу второго квартала 2010 года ЮУрГУ получил почетный статус Национального исследовательского университета, а в 2013 году на историческом факультете вуза открылось направление теологии.

Этот шаг был продиктован необходимостью получения классического высшего образования церковными специалистами и чиновниками из муниципальных и региональных комитетов, в сферу профессиональных интересов которых входит работа с религиозными организациями. На тот период меня абсолютно устраивало то, что подготовка теологов ведется по профильной программе «Культура Православия». Однако, за истекшие пять лет мой кругозор значительно расширился, и теперь меня привлекает, скорее, общехристианская образовательная программа.

Тем не менее, стоит отметить то, что для церковных специалистов теологическое образование в ЮУрГУ — это прекрасная возможность овладеть основами церковной истории и искусствоведения (в частности иконоведением и религиозной живописью, а также христианской архитектурой и музейной практикой). Стоит подчеркнуть, что данное образование не заменит епархиальных курсов для катехизаторов и преподавателей основ православной культуры, а также не предоставит полноценные навыки церковного уставщика. Об этом важно помнить всем абитуриентам, ведь на нашем наборе было немало людей с подобными ожиданиями, которые никак не оправдались.

Действительно, данная кафедра призвана к иному — она должна стать площадкой для взаимодействия представителей традиционных христианских конфессий и научного сообщества Южного Урала. Поэтому так важно, чтобы теологическое образование качественно превосходило образование в православных воскресных школах и духовных учебных заведениях РПЦ МП. Ведь, как известно, образовательный курс абсолютного большинства отечественных воскресных школ не выходит за рамки Закона Божьего и общего курса истории единой Христианской Церкви. Конечно, семинарское образование в некотором роде превосходит уровень воскресных школ, но и оно имеет определенные недостатки: отсутствие единства в курсе специальных предметов, недостаточность изучения общегуманитарных предметов, отсутствие учета возрастной специфики при обучении, а также архаичный характер учебных программ, который не отвечает современным общественным запросам и задачам православной миссии.

Поэтому для современных священников (а в особенности миссионеров и специалистов отделов религиозного образования и катехизации) не лишним будет получить еще один диплом — диплом бакалавра теологии. К слову, нашей учебе на теологии определенную свежесть придавало то, что среди наших преподавателей были не только маститые клирики и кандидаты (доктора) наук. Нас учили молодые священники, получившие гуманитарное образование, а также молодые преподаватели: искусствоведы, культурологи, религиоведы и историки.

К слову, было очень приятно то, что наши учителя всегда оставались объективными. К примеру, когда я начал принимать церковные таинства в местных католических приходах (после длительной работы на православных приходах и на ниве молодежного служения Челябинской епархии), отношение преподавателей ко мне никак не изменилось. Словом, нельзя было получить отметку на балл ниже за инаковерие и инакомыслие (кстати, сказать все эти годы я также был активистом Челябинского регионального отделения партии «Яблоко»).

Конечно, те, кто не интересуются темой религиозного образования в России могут сказать, что в светском государстве невозможна дискриминация по конфессиональному признаку. Однако, вынужден вас расстроить — первый подобный прецедент случился в 2016 году, когда в одном из отечественных вузов дипломная работа, посвященная современной Католической Церкви, была отклонена с устным указанием на ее еретичность.

Поэтому я весьма благодарен комиссии нашей кафедры за то, что я успешно защитился — да еще и с такой полемичной темой как «Богословская полемика Христианского Запада и Востока в IX-XV веках». Конечно, моя работа имела немало слабых мест — ведь такую тему очень сложно раскрыть (особенно тогда, когда ты работаешь на двух работах и учишься на заочном отделении). Честно признаю то, что по вышеназванным причинам мне не удавалось бывать на многих лекциях. Тем не менее, мне хотелось бы поблагодарить несколько запомнившихся мне преподавателей.

В первую очередь, это священник Олег Бушуев — специалист по патрологии и библеистике, возглавляющий Отдел религиозного образования и катехизации Челябинской епархии. Больше всего мне запомнились его семинарские занятия по трудам святителя Афанасия Александрийского, а также вводные лекции по библеистике (обзначенного им списка литературы по этим предметам хватит на несколько лет плотной работы).

Не менее важный вклад в наше теологическое образование внесли искусствоведы Евгения Конышева и Юлия Косякина. Евгения Владимировна читала нам курс по культуре Западной Европы, в рамках которого мы познакомились со всеми типами западной храмостроительной традиции, а также познакомились с основными вехами развития католического церковного искусства. Юлия Леонидовна преподавала нам православную культуру и искусство уральской иконописи, а также направляла все теологические группы в качестве методиста кафедры теологии, культуры и искусства.

Безусловно, что наилучшим подспорьем для начинающих теологов служат лекции по истории религии и религиозной философии. Во время нашей учебы первые из них вела кандидат культурологии Наталья Южалина, которая обращала особое внимание на ментальные основы религиозного мировоззрения и личностные особенности духовных лидеров. Русскую религиозную философию нам преподавала кандидат философских наук Ольга Ковтун. Из ее лекций мне больше всего запомнились рассуждения о влиянии славянофилов и западников на отечественные философские и богословские школы.

Завершающим аккордом нашей образовательной программы стала работа над выпускными квалификационными работами. Всех выпускников 2019 года курировал доктор исторических наук профессор Александр Андреев. В этом году ему достались четыре диплома с широким тематическим разбросом: от богословия митрополитов Тихона Задонского и Вениамина Федченкова до патриарха Никона и его влияния на старообрядческий раскол, а также исследования богословской полемики Христианского Запада и Востока в IX-XV веках. Немаловажно отметить то, что Александр Николаевич нашел к каждому из нас индивидуальный подход. Довольными остались все: от бизнесмена и работника местного радиозавода до фармацевта и рекламщика-фрилансера. Процесс работы над дипломом для нас, заочников, ничем не отличался от аналогичной работы учащихся очного отделения.

В заключение хотелось бы отметить то, что нам не хватало соприкосновения с современным богословием, которое мы отчасти получили только в рамках курсов библеистики и библейской археологии. Также хотелось бы надеяться на то, что в будущем учащиеся и выпускники кафедры теологии смогут участвовать в научных конференциях — и не только в родном городе. Закономерным результатом такого сотрудничества может стать приглашение опытных лекторов из Миссионерского института города Екатеринбурга, Русской христианской гуманитарной академии Санкт-Петербурга, Православного Свято-Тихоновского университета и Свято-Филаретовского института города Москвы. Уверен, что посещение конференций с их участием замотивирует будущих теологов к самостоятельной работе в миру — прежде всего, в качестве церковных журналистов и публицистов, а также преподавателей и краеведов.

Кирилл Белоусов