ЦЕЛИБАТ СВЯЩЕНСТВА: «ПАПСКИЙ НОВОДЕЛ» ИЛИ ДРЕВНЕЙШАЯ ТРАДИЦИЯ ЗАПАДА?

Предисловие

© архимандрит Феогност (Пушков)

На протяжении нескольких столетий со всех сторон «специалисты» в области «Православия» твердят, что целибат – одно из «незаконных», а то и «еретичных» установлений Папства. Первым такое заявление сделал Константинопольский патриарх святитель Фотий I ( 891). У него были сложные жизненные обстоятельства и его полемический запал можно было бы простить. В конце-концов, безошибочных и безгрешных (как и непогрешимых – с точки зрения Православия) на земле нет.

Однако, тщательное исследование этой темы приводит нас к неутешительным для нашего «сравнительного богословия» результатам. На уровне папских решений обязательность целибата (или – в самом крайнем случае – «брато-сестринских» отношений супругов в браке после посвящения мужа в сан) была прописана в Церквях Запада еще с IV в. Многие наши полемисты склонны рассматривать целибат как явление более позднее. Но честные историки отмечают наличие «канонических постановлений и папских декретов IV-V веков, провозгласивших необходимость безбрачия для западного духовенства»1.

Правда, отмечается, что до того, как папство обрело политическую мощь и само превратилось в воинскую силу, эти канонические постановления и предписания игнорировались и повсеместно цвел конкубинат, а то и незаконно оформленный брак (о котором при посвящении ставленика просто «не упоминали по умолчанию»). С Х в. папы превратились в сильных политических лидеров, а потому стали подавлять на местах сопротивление каноническому порядку рукою светской власти (которую сами папы старались крепко держать в своих руках).

Реформа Григория VII Гильдебранда (XI в.) не «ввела целибат» (как ложно уверяют нас Козлов и Васечко в своих популярных в Московском Патриархате курсах «сравнительного богословия»), а добилась введения канонов о целибате священства в государственные законы. Результатом, разумеется, стало то, что нарушение данной канонической нормы вошло в списки уголовных преступлений, которые обязана покарать светская власть2.

Ниже мы рассмотрим этот вопрос со следующих сторон:

1. История целибата по древнейшим западным свидетельствам

1.1. Соборы.

1.2. Отцы

2. Примеры канонического целибата на Востоке

3. Казус Трулльского собора 691 г. в отношении к правилам Карфагенских Соборов

4. Каноническая сторона вопроса

5. Экзегетика некоторых, касающихся нашего вопроса, мест в Писании

6. Христологический ракурс

1. История целибата по древнейшим западным свидетельствам

1.1. Соборы.

Эльвирский Собор в Испании (306) [под председательством Осии Кордовского, который был легатом Рима на I Вселенском Соборе в Никее] сделал первое постановление о запрете клирикам иметь супружескую близость с женой. 33-й канон этого собора предписывает: «Пусть епископы, пресвитеры, диаконы, иподиаконы воздерживаются от своих жен и детей не рожают. Нарушивший это будет извержен из церковного чина»3.

Арльский Собор в Галлии (314) своим 29-м каноном подтвердил слово в слово постановления Эльвирского4.

На I Вселенском Соборе (325) был поставлен вопрос об обязательности целибата для всех пресвитеров (напомним, что одной из ключевых фигур собора был испанский епископ Осия Кордовский, председательствовавший на Соборе в Эльвире в 303 г., которому многие и предписывают авторство термина «единосущный» в православном толковании). «Отцы Собора …предложили издать предписание, запрещающее жить брачной жизнью всем клирикам, начиная от иподиакона и выше»5. Хотя вопрос (при подавляющем большинстве епископов «за») и был решен «против» (благодаря снисходительному отношению аскета иеромонаха Пафнутия, убедившего Собор в нецелесообразности такого решения), сам факт подавляющего «за» целибат, и сама постановка вопроса, свидетельствуют, что целибату уже в то время Церковь отдавала преимущество перед браком клириков.

Обратим также внимание на то, что уже и после Никеи великие столпы Православия – «великие каппадокийцы» – отдавали ярко выраженное преимущество целибату клира, на что ссылались и латинские отцы в своей полемике с «восточными»6.

При этом сам епископ Никодим признает, что «в первые века христианства существовал обычай, по которому клирики (а так же и некоторые миряне) вступали в так называемый духовный брак и, живя с женщиной в одном доме, не имели с ней никаких плотских отношений»7. И хотя впоследствии Церковь осудила такой «брак клириков», но осудила не по причине аскетизма, а по причине встречающейся лживости: Клирик говорил, что не имеет отношений с женой, а на самом деле имел их.

Но хотя этот вопрос и не был решен положительно в пользу целибата на Вселенском уровне, он был однозначно положительно решен на уровне Рима и Поместных Церквей латинской традиции (куда входил, между прочим, Карфаген).

Клермонский Собор (VI в.) своим 12-м каноном определяет: «Пусть епископ, пресвитер, диакон будут для своей жены не более, как братом. Но так как некоторые, воспламенившись плотью, снова позволили себе плотское сожительство с женой, то мы их определили лишить сана»8.

Карфагенские Соборы (348г. при Киприане; 390, 393 в Иппоне при Августине; 397, 16 июня и 13 сентября 401 в самом Карфагене; Милевитские соборы 402, 403, 404, 405, 407, 409, 410 и 418 годов) были объединены в «один корпус» на Карфагенском Соборе 419 г. под председательством Аврелия Карфагенского. Этот последний собор кодифицировал и ратифицировал правила предыдущих соборов (числом 121) и добавил своих 12 правил, что в сумме дало 133 правила9. Итак, рассмотрим эти правила:

Правило 3-е Карфагенского Собора 419: «Епископ Аврелий сказал о воздержании: На предшествовавшем Соборе, когда было спрошено об образе воздержания и чистоты, заблагорассудилось, чтобы поставленные в сии три степени, т.е. епископы, пресвитеры и диаконы, через самое посвящение были связаны узами чистоты, как прилично это для святых епископов и священников Божьих, и левитов, служащих при божественных священнодействиях. Да будут воздержаны во всем». Комментатор этого правила Никодим Милаш10 возводит его к 390 г. Эти слова можно было бы толковать в смысле «временное воздержание перед служением», если бы не две вещи: Во-первых, четкие указания о том, что клирики связаны «узами чистоты через самое посвящение». Во-вторых, сам разговор о клириках говорит нам о том, что не идет речи об обычном для всех христиан (!) воздержании перед причастием Святых Тайн. Как характер, так и время воздержания тут отличаются: верные (по умолчанию) воздерживаются только перед службой, а клирики, с момента своего посвящения «связаны узами чистоты».

Правило 4-е Карфагенского Собора 419 (из правил Собора 390 г.): «Рассуждено, чтобы епископ и пресвитер и диакон, и все, кто прикасается к святыням – хранили бы целомудрие и воздерживались от жен». Данное правило не уточняет, должно ли быть это воздержание временным или постоянным. Что и дало отцам Трулльского Собора лукаво извернуться в своем 13-ом каноне (см. ниже). Но этот изворот полностью сводится к нулю следующим соборным решением:

Правило 24 (34) Карфагенского Собора 419, представляющее собою ратификацию 4-го канона Карф. С. 401 года: «Сказал епископ Аврелий: К тому же, священнейшие братья, при рассуждении о воздержании некоторых из клира (кроме чтецов) от своих жен, присовокупляю утвержденное на разных соборах: Иподиаконы, прикасающиеся священным Таинствам; диаконы, пресвитеры и епископы, по свойственному каждой из степени правилу, да воздерживаются от своих жен, и да будут словно и не имеющие их. Если же сего не исполнят, то да будут извержены из церковного чина. Прочие же причетники да не принуждаются к этому. …И весь собор ответил: Праведно распределенное Вашей Святыней, как приличное священству и богоугодное, утверждаем».

Трулльский Собор (о нем – чуть ниже) не посмел процитировать это правило целиком, поскольку сие правило полностью опровергает его (Трулльского Собора) толкование (будто бы имелось ввиду «временное воздержание от жен перед службой»). Этому трулльскому толкованию в данном правиле содержится ряд четких и ясных опровержений:

Во-первых, Собор цитирует слова Павла, чтобы женатые имели жен, «как бы и не имея» (1Кор 7:29). Ни о каком ограничении этого определения «временными рамками» ни у Павла, ни у отцов Собора нет ни слова.

Во-вторых, нарушителей этого определения Собор подвергает извержению из клира. Как Собор может проконтролировать, воздерживается муж от жены «время от времени», или нет? Тогда как полноценная половая жизнь влечет чадородие (на что указал вышецитированный канон Клермонского Собора), а это уже свидетельство, что живет плотской жизнью. И даже в XI веке епископ-кардинал «Гумберт согласен с тем, что клирику не дозволено прогонять свою жену после рукоположения, но считает при этом, что тот должен лишь «ее содержать, а не обнимать»»11.

В-третьих, собор исключает из этого правила чтецов и причетников. Но если бы речь шла только о времени служения Евхаристии и принятия Святых Тайн, то разве для причетников было бы сделано это исключение? Ведь воздержание от жен перед участием в Евхаристии является обязательным для всех! И это знали все. И причетники тут не исключение.

В-четвертых, временное ограничение «только для сих степеней» выглядит канонической нелепостью. Ведь от супружеской близости перед участием в Таинстве должны воздерживаться все христиане, в чем тогда исключительное значение данного правила? А оно именно в том, что предписывает для 4-х степеней служения (епископ, пресвитер, диакон, иподиакон) пожизненное воздержание от супружеского общения с женами. Если бы речь шла о временном воздержании перед причастием, то правило бы звучало, как напоминание ко всем верующим, например: «Все верные – как состоящие в клире, так и принадлежащие народу верных – перед участием своим в Божественном Таинстве Вечери Христовой да воздерживаются от супружеской близости накануне своего участия в служении Литургии». Но, увы, не так звучит приведенное нами выше правило.

Наконец, остановимся на значении 15 и 30 канонов Карфагенского Собора, где упомянуты дети клириков, что дает возможность Милашу утверждать, будто священники имели сожительство с женами после хиротонии. В те времена клириком редко кто становился «едва ли ни с детства». Как правило, в клир избирался уже зрелый человек, имеющий жену и детей. Именно поэтому указанные выше правила и не предписывают разбивать саму семью, а только – иметь одни лишь духовные отношения. Но так как до принятия сана (еще будучи мирянином) сегодняшний клирик мог иметь детей, то каноны и упоминают о детях клириков (а так же запрещают им продолжать половую жизнь после рукоположения).

* * *

Это правило Западного Собора (мы не зря выше указали, что Карфаген относился к латинской традиции, а не к восточной) находится, как видим, вполне в контексте канонов разных Соборов Западных Церквей (писавших свои каноны по-латыни). Все они запрещают не сам брак, а лишь только плотское сожительство супругов после рукоположения мужа. И еще Карфагенский Собор – это единственный Западный Собор, латинские каноны которого вошли в кодекс Византийской Церкви.

Вот почему я и утверждаю, что этот Собор был «костью в горле» для отцов Трулльского Собора. Постановления Карфагенских Соборов были вполне в русле западной традиции, но противоречили принятому на Востоке обычаю не возбранять клирикам сожительство с женами. Эти правила вошли в «Восточный корпус» по двум причинам: Во-первых, из-за спора по вопросу о крещении детей. Этот спор разыгрался на Западе, но имел каноническое и даже догматическое значение для всей Церкви. Во-вторых, из-за того, что Карфагенский Собор 419 г. (этот самый, что кодифицировал каноны всех предыдущих Африканских Соборов) подал прецедент отказа своему осужденному клирику в праве апеллировать в Рим.

Византия, после известной баталии с 28-м каноном Халкидона (451 год), собирала по крупицам все, что может ослабить авторитет Рима и умерить его юрисдикционные «аппетиты». На этом фоне решения Западного (повторимся еще раз!) Собора были как нельзя на руку восточным «антипапистам» (достаточно бегло прочесть каноны Трулльского Собора, чтобы убедиться, какую неприязнь они имеют к Риму).

Переписывать же весь кодекс Карфагенских канонов они не посмели. Кодекс, принятый в 419 г. (и имевший огромный авторитет в Западных Церквах) переписать в Византии в 691-й было просто нереально. Вот и пришлось это «неудобное правило» о запрете клирикам супружеского общения с женой сначала «замять» невнятным цитированием, а затем – «перетолковать» в нужном смысле.

* * *

Таким образом, мы видим, во-первых, что на Западе целибат (точнее его более трудоемкая версия – «духовный брак» с женой) имел соборное начало, а не был – как это огульно высказывается в наших учебниках «сравнительного богословия» – единоличным нововведением епископов Рима. Во-вторых, епископы Рима – по замечанию того же Милаша, крайне критически относящегося к Риму, а потому не склонного защищать его – долгое время хранили нейтралитет и не высказывали никаких решений касательно целибата.

1.2. Отцы

Амвросий Медиоланский († 04.04.397) говорит о «caelibes sacerdotes uel leuitas, quibus portio Deus est» [безбрачие священников и левитов, так как их удел – Бог]12. Здесь именно безусловное безбрачие священства и клира обозначается «между делом», как всем известный и никем не оспариваемый факт. Причем, дается и богословское обоснование: «Потому что их удел – Бог».

Сириций I епископ Римский († 399) предписывает священникам ежедневно (!) совершать Святую Евхаристию и в связи с этим блюсти абсолютную чистоту души и тела13. Выше, в процитированных канонах, мы уже убедились, что это не было еще требованием целибата (хотя уже Амвросий говорит именно о целибате). Это было намного сложнее, чем целибат – требование хранить отношения с супругой на протяжении всей своей жизни (с момента рукоположения), как с сестрой.

Августин Гиппонский († 430) осуществлял во вверенной ему Церкви те принципы, которые видел у своего учителя – Амвросия Медиоланского, для которого целибат был безусловным условием для служения у алтаря. Августин создал епархиальный «дом епископа и клириков» и «принял решение никого не принимать в клир, кто не пожелал бы жить вместе со мною в доме сем (монастыре). Если же кто отступиться решит от сего обета, то я лишаю его звания клирика за то, что он изменил данному обету и положенному началу соучастия в священном сем союзе… Плохо изменять своему обету, но не лучше содержать обет притворно»14. Далее святитель уделяет большое внимание полному нестяжанию и добровольной нищете клириков. Разумеется, жить в таких условиях могли только бессемейные. Августин далее упоминает дело о разделе имущества между двумя детьми умершего пресвитера (что опять же может дать повод сказать, будто его заявления о целибате клира – преувеличение, не соответствовавшее реальности). Но далее Августин пишет, что тот пресвитер жил в их братстве (и несколько раз сообщает, что он был уже вдовцом), а его сын жил в другом монастыре, дочь же – в монастыре женском. Исходя из описанных самим же Августином реалий, единственное мнение, которое тут будет уместно, это мнение, что данный пресвитер принял сан на старости лет, либо же был рукоположен до Августина. Однозначно, что семья была склонной к монашеству (раз и сын, и дочь – в монастырях).

Лев I Великий († 461), как и Карфагенские отцы, не запрещает само супружество, но, по словам того же Никодима Милаша, «требует, чтобы брак священнослужителей был не плотским, а был духовным»15. Святой Лев в своем письме к епископу Рустику пишет: «Епископы, пресвитеры и все служители алтаря должны воздерживаться от брачного сожития. Однако же не должны покидать своих жен, но должны иметь их так, как будто бы и не имеют»16.

Фульгенций Руспицийский († 532) сообщает о целибате всех служителей алтаря, как об общеизвестном и общепринятом факте: «Смиренные слуги Христовы, желающие служить своему Господу, …совершенно не стремятся к браку. …И это не из-за того, что грех вступать в брак, …но следуя установлениям более чистой жизни»17.

Григорий I Великий († 604) дает аналогичные предписания: осознает тяжесть целибата, но предписывает клирикам после рукоположения хранить брато-сестринские отношения с женой18.

Наш, русский, православный историк А.П.Лебедев твердо и справедливо заявляет: «В пользу целибата активно ратуют Амвросий, Иероним, Августин»19 – столпы церковного учительства на Западе. Посмеем ли мы после этого обвинять Римскую Церковь?

На фоне всего сказанного смешно смотрится вопрошание Никиты Стифата к латинянам: «От кого вы приняли сие предание, будто вы должны запрещать и расторгать браки священников? Какой Учитель Церкви оставил вам столь нелепое предание?»20. Но если автору этого вопроса еще было простительно такое невежество относительно Священного Предания Церкви (общего Предания Востока и Запада), то современным «богословам» повторять эти нелепые вопросы и воздвигать «на знамена полемики» порожденные невежеством упреки просто непростительно.

Осталось рассмотреть самое важное в данном споре – смысл, достоинство и обоснованность решений Собора в Трулле (692), который сами греки поспешили назвать «завершающей сессией VI ВС», с чем, разумеется, не согласился Рим, уже десять лет как подписавший (вместе со всеми Патриархами Востока) деяния указанного Собора.

2. Примеры канонического целибата на Востоке

Епифаний Кипрский († 402) на Востоке вполне однозначно в пределах своей епархии установил целибат: «В священство вступают по большей части из девственников, a если не из них, то из монашествующих, или из воздерженников от собственных жен, или овдовевших после единобрачия»21. Допустимость принятия сана мужем, который не согласен полностью отказаться от плотской близости с женой, как видим, не обозначена.

Раббула Эдесский († 435) был епископом этой Церкви 24 года, представлял оппозицию Феодору Мопсуэстийскому и Несторию на III Вселенском Соборе (431 года) и после Собора ревностно преследовал «несториан». В своей епархии он запретил вступать в брак тем, кто хочет принять священство, а тем священникам, которые уже в браке – запретил супружеское общение, а так же «совершенно запретил» вкушать мясную пищу клирикам. То, что данные меры не вызвали ни малейшего протеста (хотя бы в виде иска архиепископу Антиохии на ежегодный Собор диоцеза), говорит о том, что эти меры не воспринимались как превышение полномочий, но были в традиции Церкви Востока уже в то время22.

Юстиниан I, император Византии († 565) своей 123-я новеллой запрещает брак не только епископов, но и пресвитеров, предписывая им хранить непорочную чистоту, на что и ссылались в Риме во время споров о целибате при Фотие23.

3. Казус Трулльского собора 691 г. в отношении к правилам Карфагенских Соборов

Трулльская Сессия VI Вселенского Собора (каноны которой никогда не были подписаны Римом, наряду со знаменитым 28-ым каноном Халкидона) рассмотрела вопрос об обязательном целибате для пресвитеров в Риме (точнее – о брато-сестринских отношениях с женой) и осудила его. И ничего, что при этом отцы сего Собора перевернули с ног на голову правила Карфагена?

«Поскольку мы узнали, что в Римской Церкви, в виде правила, предано, чтобы те, которые имеют быть удостоены рукоположения во диакона, или пресвитера, обязывались не сообщаться более со своими женами, то мы, последуя древнему правилу Апостольского благоустройства и порядка, соизволяем, чтобы сожитие священнослужителей по закону и впредь пребыло ненарушимым, отнюдь не расторгая союза их с женами, и не лишая их взаимного в приличное время соединения. И так, кто явится достойным рукоположения во иподиакона, или во диакона, или во пресвитера, таковому отнюдь да не будет препятствием к возведению на таковую степень сожитие с законною супругою; и от него во время поставления да не требуется обязательства в том, что он удержится от законного сообщения с женою своею; дабы мы не были принуждены сим образом оскорбить Богом установленный, и Им в Его пришествии благословенный брак. Ибо глас Евангелия вопиет: что Бог сочетал, человек да не разлучает. И Апостол учит: брак честен, и ложе нескверно. И еще: Привязался ли к жене? – Не ищи разрешения. Знаем же, что и в Карфагене собравшиеся, имея попечение о чистоте жизни священнослужителей, положили, чтобы иподиаконы, прикасающиеся священным таинствам, и диаконы, и пресвитеры, в свои урочные времена, воздерживались от сожительниц своих. Таким образом, и от Апостолов переданное, и от самой древности соблюдаемое, и мы подобно да сохраним, зная время всякой вещи, и наипаче поста и молитвы. Ибо предстоящим алтарю, в то время, когда приступают к святыне, подобает быть воздержанным во всем, да возмогут получить от Бога в простоте просимое. Если же кто, поступая вопреки Апостольским правилам, дерзнет кого-либо из священных, то есть пресвитеров, или диаконов, или иподиаконов, лишать союза и обращения с законною женою, да будет извержен. Подобно и если кто, пресвитер, или диакон, под видом благоговения, изгонит жену свою, да будет отлучен от священнослужения, а пребывая непреклонным, да будет извержен»24.

Выше мы излагали правила Карфагена и видим, что «толкование», которое дает Трулльский Собор канонам Карфагена, мягко говоря, «натянутое». Но обратил ли кто-либо внимание на тот факт, что отцы Собора не ссылаются на правила Гангрского Собора, которые куда более подходят под ситуацию? Почему же они взялись за правила Карфагенского Собора, которые просто противоречат тому, что говорит Трулльский Собор? – Потому что, во-первых, Карфагенский Собор имел более высокий рейтинг доверия (сравнительно с Гангрским), и его (Карфагена) предстоятели были прославлены в лике святых отцов и учителей Церкви; во-вторых, решения этого Собора, уже давно ратифицированные на Вселенском уровне, стояли «костью в горле» женатого клира. Карфаген осуждает супружеское сожительство клириков, хотя и не расторгает брака, а настаивает на «нетленных» отношениях супругов после рукоположения мужа на священную степень.

Но и обозначенное искажение смысла канонов Карфагена не единственная странность Трулльского Собора. Так своим предыдущим правилом (12-ым) он запрещает сожительство с женою епископа, если последний был поставлен из женатого священства. Канон повелевает не просто «не совокупляться», а вообще «изгнать» жену в монастырь25. Почему отцы собора для пресвитеров устанавливают одни нормы, а для епископов – другие? Исходя из чего? Апелляция к апостольским словам в случае с пресвитерами работает и в случае с епископами. Но где логика, если за благочестивое требование целибата для пресвитеров «извергают», а за аналогичное требование (и в еще более жесткой форме) для епископа – поощряют?

На этом мы завешаем историко-критическую часть нашего очерка.

4. Каноническая сторона вопроса

1. В разное время делались попытки возвести безбрачие священства к безбрачию Христа, имеющего только Одну Невесту – Церковь. В сущности, и в традиции Православной Церкви на Руси женатый священник после хиротонии снимал обручальное кольцо – в знак того, что ныне обручен Христу и Его Невесте, то есть Святой Церкви.

2. Все эти сакральные параллели делались не из желания принизить земной брак. Во все времена Церковь Рима считала брак священным союзом. Никто из учителей и понтификов Римской Церкви, настаивая на целибате, не принижал брак, не считал его скверной или грязью. Просто от священника требовалось, во-первых, абсолютное посвящение себя Богу и алтарю, а во-вторых, выражением этого посвящения в римской традиции было ежедневное совершение пресвитером Евхаристии. Соответственно, священник просто не имел возможности жить с женою плотской жизнью.

3. В сущности это вопрос не догматики и даже не канонического права как такового, а вопрос «церковной практики», регламентируемой каждой Поместной Церковью сообразно своим взглядам. В основе целибата, как уже говорилось неоднократно, лежит не гнушение браком, а требование, чтобы служитель алтаря был свободен от «мирской» жизни, был полностью сердцем, умом и душой предан служению Церкви. Мы же не считаем требование безбрачия для епископа нарушением «апостольских слов» о том, что епископ должен быть избран из единобрачных?

Но горше всего, что наши полемисты так азартны, что даже из хорошего извлекают худое:

«В таинстве священства основные отличия Римской Церкви в требовании обязательного безбрачия для рукополагаемых… Печальнее всего, что истинной причиной целибата было отнюдь не чрезмерные аскетические устремления… В основе целибата лежит не отрицание достоинства брака самого по себе, а требование полностью посвятить себя церковному служению»26.

Долгое время наши полемисты морочили всем голову про «бракоборческие начала», якобы положенные в основу целибата. Теперь, слава Богу, осознали, что это не так. Но и осознав подлинные причины целибата, наши полемисты печалятся. Отчего же они не печалятся, что и у нас в основе епископского служение лежит безбрачие? Почему целибат и посвящение себя служению алтаря для священника «печальнее всего», а для епископа – норма по умолчанию? Откуда эти двойные стандарты?

И почему дипломированный богослов дисциплинарные предписания разбирает как «отличие в таинстве священства»? С тем же успехом можно сказать, что «в таинстве священства византийской традиции основное отличие – это борода и ряса с широким рукавом». Смешно? – Разумеется! Наука требует, чтобы образованный богослов четко знал границы предмета. Вопрос о целибате – это вопрос каноники, а не сакраментологии.

5. Экзегетика некоторых, касающихся нашего вопроса, мест в Писании

Противники целибата священства обычно ссылаются на «классические» места из посланий апостола Павла, излагающего требования к кандидатам в священство – 1Тим 3:2. «Епископ должен быть мужем одной жены». Но, во-первых, тогда следует отказать в законности и 12-му правилу Трулльскому, запретившему епископу оставаться в супружестве! А во-вторых, нам следует рассмотреть, как же это «должен быть» понимали отцы и учители Церкви – как безусловное требование к кандидату, или как минимум (в контексте той среды, в пространстве которой и были произнесены эти «должен быть»)?

«Говоря сие, апостол не законополагает, что епископ непременно должен быть женатым. Ибо как мог повелеть это, говоривший: «Желаю, чтобы все люди были, как и я» (1Кор 7:7)? Но если бы по тогдашнему времени, говорит, и случилось это, то пусть он будет мужем одной жены»27. Так как эти слова были сказаны в «самом начале проповеди [Евангелия], а язычники не упражнялись в девстве, иудеи же не дозволяли его вовсе, то невозможно было без труда найти соблюдающих плотскую чистоту, посему апостол и повелевает рукополагать тех, кто находится в брачном состоянии»28.

И «насколько двоеженец не гож для епископства, настолько неженатый гож более одноженца. Поэтому, как только предоставлялась возможность, то и в священники избирались неженатые, в отсутствии житейских попечений работающие Богу»29. «Епископом лучше быть тому, кто не имеет жены. Но если нельзя найти такого, то, по крайней мере, единобрачного»30. – Применим этот принцип и на пресвитеров, и поймем, что в этом нет какого искажения.

6. Христологический ракурс

По все тем же практическим соображениям (на которые указано еще фиваидским аскетом Пафнутием на I Вселенском Соборе в 325 г.) вводить обязательный целибат для всех священников Церкви не целесообразно. Однако, он может оставаться непременным условием Римской Церкви (латинского обряда). При этом сама желательность целибата с точки зрения максимализма должна немного обрезать крылышки спеси женатого духовенства. В последнее время в околоцерковной прессе и в квазиправославной блогосфере все чаще и чаще звучат лозунги о том, что духовническая работа на приходах с мирянами должна вестись преимущественно священниками женатыми, как людьми «опытными в семейной жизни». Эта спесь, пытающаяся вытеснить монашеский элемент из сферы пастырства в область монастырей, должна остыть у нашего женатого духовенства. Испокон века в той же византийской традиции духовниками ставили действительно не каждого священника, но никогда не ставили женатого пресвитера31.

И до трагедии 1917 г. духовник царских ли особ, великих ли князей на Руси или в России – всегда был монах. То есть человек, не связанный субъективными плотскими чувствами и земным опытом, а человек, исходящий из бесстрастного суда в свете Христовой веры. Современные же попытки обмирщения должны получить свое твердое и решительное «нет» всякому «белому духовничеству». Священство же из монашествующих (а за ним и целибаты) должны иметь «первенство чести» перед женатыми иереями, чтобы последние помнили: брак священника – не норма, а дозволение, сделанное во избежание грехопадений. В идеале же священник должен быть посвящен алтарю и Христу, и не должен иметь ни в сердце иной пламенной32 любви, ни в жизни – других забот.

«»Сие есть Тело Мое, сие есть Кровь Моя»; то есть, мы говорим «in persona Christi». Христос позволяет нам использовать Его «Я», мы говорим от «Я» Христа, Христос «вовлекает» нас «в Себя» и позволяет нам соединиться, соединяет нас со Своим «Я». И таким образом, через это действие, через этот факт, что Он «вовлекает» нас в Себя, так, чтобы наше «я» соединилось с Его «Я», осуществляется постоянство, единство Его Священства; таким образом Он всегда реально является единственным Священником и, тем не менее, присутствующим в мире, поскольку «увлекает» нас в Себя, делая тем самым присутствующей Свою священническую миссию.

Это значит, что мы «вовлекаемся» в Бога Христа: именно это соединение с Его «Я» осуществляется в словах освящения. Также и в «отпускаю тебе» – ибо никто из нас сам по себе не может разрешать от грехов – есть «Я» Христа, Бога, Который один может отпускать. Эта унификация Его «Я» с нашим подразумевает, что мы «вовлекаемся» также в Его реальность Воскресшего, что мы идем вперед к полной жизни воскресения, о которой Иисус говорит саддукеям в Мф 22: Это «новая» жизнь, в которой мы уже находимся вне брака (ср. Мф 22:23-32).

Важно, чтобы мы вновь и вновь позволяли проникать в себя этой идентификации «Я» Христа с нами, этому «изъятию» нас из мирского в мир воскресения. В этом смысле целибат является предвосхищением. Мы «пропускаем» это время и идем вперед, и таким образом «вовлекаем» нас самих и наше время в мир воскресения, в новизну Христа, в новую и истинную жизнь. Следовательно, обет безбрачия является предвосхищением, ставшим возможным благодаря милости Господа, Который «увлекает» нас к Себе, к миру воскресения…

Огромной проблемой христианства сегодняшнего мира является то, что больше не думают о своем будущем, связанным с Богом: кажется вполне достаточным настоящее, связанное с этим миром. Мы желаем иметь только этот мир, жить только в этом мире. Так мы закрываем двери истинному величию нашего существования.

Смысл обета безбрачия, как предвосхищения будущего, заключается именно в том, чтобы открыть эти двери, сделать мир более пространным, показать реальность будущего, которое должно переживаться нами уже как настоящее.

Для агностического мира, для мира, отгородившегося от Бога, целибат является великим вызовом, именно потому, что показывает, что Бог принимается в расчет, и Им живут, как реальностью. Вместе с эсхатологической жизнью безбрачия будущий мир Бога входит в реальности нашего времени. И этого хотят избежать!

В определенном смысле эта постоянная критика против целибата во времена, когда все более модным становится не вступать в брак, может удивлять. Но это невступление в брак полностью, фундаментальным образом отличается от безбрачия, поскольку невступление в брак основано на желании жить только для себя, не принимать никаких окончательных уз, располагать каждым моментом жизни в полной независимости, решать в каждый момент что делать, что взять от жизни; и как следствие – «нет» узам, «нет» окончательности, жизнь только для себя.

В то время как целибат является полной противоположностью: это окончательное «да», это согласие на то, что Бог взял нас за руку, это предание себя в руки Божии, в Его «Я», и, следовательно, это акт верности и доверия, акт, который предполагает также верность брака; это именно противоположность этого «нет», этой независимости, которая не желает обременять себя обязательствами, которая не желает связывать себя узами; это то самое окончательное «да», которое предполагает, подтверждает окончательное «да» брака… Именно критика доказывает, что целибат является великим знамением веры, Божьего присутствия в мире»33.

архимандрит Феогност (Пушков), кандидат богословия,

священник УПЦ МП. Телеграм-канал: https://t.me/o_thg

АББРЕВИАТУРЫ И ЛИТЕРАТУРА

sThg = sacerdos Theognostous, персональная литерация, чаще всего используется в примечаниях

ΑΩ – Альфа и Омега. Ученые Записки общества для распространения Священного Писания в России. – №№ 1-60. – М., 1994-2010.

Barstow 1982 = Barstow A.L. Married priests and the reforming Papacy: The Eleventh Century Debates. – New-York; Toronto, 1982.

Аноним. Сказание о славных делах Раббулы (†435), епископа благословенного города Ургэй (Эдессы). / Перевод с древнесирийского (арамейского) языка свщмч. Пимен (Белоликова). // [nestorianstvo.ru] URL: http://www.nestorianstvo.ru/508-2/ (22.01.2021)

Бармин 2006 = Бармин А.В. Полемика и схизма. История греко-латинских споров IX-XII веков. – М. Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2006

Васечко 2000 = Валентин Н.Васечко. Сравнительное Богословие. Курс лекций. – М. ПСТБИ, 2000

Задворный 2011 = Задворный В.Л. Сочинения Римских Понтификов I-IX веков. – М. Издательство Францисканцев, 2011

Лебедев 1997 = Лебедев А.П. Духовенство древней Вселенской Церкви. От времени апостольского до Х века. – СПб. «Алетейя», 1997

Милаш, I, II = Никодим Милаш, епископ Далматийско-Истрийский. Правила Православной Церкви с толкованиями. – В 2-х тт. – М. Международный издательский центр православной литературы. 1994.

Пападакис&Мейендорф 2010 = Пападакис А; Мейендорф И., прот. Христианский Восток и возвышение папства. Церковь в 1071-1453 гг. – М. ПСТГУ 2010.

Пеликан, ХТИРВ (в 5-ти тт.) = Ярослав Пеликан. Христианская Традиция. История Развития Вероучения. – в 5-ти тт. – М. «Духовная Библиотека». Том I. Возникновение Кафолической Традиции (100-600). М. 2007. – Том II. Дух Восточного Христианства (600-1700). М. 2009. – Том III. Развитие Средневекового Богословия (600-1300). М. 2014.

Ратцингер 2010 = [Jozeph Ratzinger / Benedikt XVI] Бенедикт XVI, Папа (Йозеф Ратцингер). Наставления Папы Римского Бенедикта XVI священникам // [cerkva.od.ua] URL: http://www.cerkva.od.ua/articles/catholic/559-xvi (28 июня 2010)

Смирнов 2003 = Смирнов С.И., проф. Духовный отец в древней восточной Церкви. – ТСЛ 1906; репринт М. ПСТБИ, 2003.

1 Пападакис; Мейендорф 2010, 39.

2 Пападакис; Мейендорф рекомендуют следующее исследование: Barstow 1982, 19-46.

3 Лебедев 1997, 137. Тут мы должны указать на досадную неряшливость в плане цитирования, замеченную нами в комментариях к Канонам Православной Церкви епископа Никодима Милаша. Последний так передает – в вольном пересказе – Эльвирское правило: «Эльвирский Собор запретил, под угрозой низложения, иметь клирикам жену и детей» [Милаш. Толк. 13-го канона VI BC // Правила Православной Церкви, I, 476]. Как увидим далее, все соборы и первые Римские высказывания по этому вопросу не запрещают самого брака, а требуют «духовных» отношений супругов после рукоположения мужа в клир. Запрещалось плотское сожительство, но не сам брак. Это очень важная деталь, и авторитетному канонисту такая оплошность едва ли простительна. Да простит меня за резкую критику покойный блаженный архипастырь.

4 Милаш. Толк. 13-го канона VI BC // Правила Православной Церкви, I, 476

5 Милаш. Толк. 3-го канона I BC // Правила Православной Церкви, I,176-177. См. так же: Сократ Схоластик. ЦИ I:11 [PG 67: 101-104]; Созомен. ЦИ I: 23 [PG 67: 925].

6 См.: Пеликан. ХТ ИРВ, II, 175; PL 121: 738.

7 Милаш. Толк. 3-го канона I BC // Правила Православной Церкви, I,179.

8 Лебедев 1997, 138.

9 Милаш. Правила Православной Церкви, I, 29-30.

10 Милаш. Толк. 3-го канона Карф. // Правила Православной Церкви, II, 146. См. подстрочную сноску Милаша к этому правилу.

11 Acta et scripta, р. 148. Цит.по: Бармин 2006, 168.

12 Paulinus. Vita Ambrosii, 42:2.

13 Папа Сириций. Послание Тарраконскому епископу Гимерию, гл.7, § 10. // Задворный 2011, 344. Учтем так же следующее замечание историка: «Во времена Августина в Латинской Церкви знали, что есть люди, «в основном в восточных пределах, которые не участвуют ежедневно в Вечери Господней», как это принято у латинского клира» (Пеликан. ХТ ИРВ,II,169). Соответственно, со времени смерти Сириция и до кончины Августина – за какие-то 30 лет – на Западе эта практика ежедневного совершения Священной Мессы прочно утвердилась, что делало, разумеется, невозможным супружеское сожительство клириков (как минимум, пресвитеров и епископов, которые самостоятельны в совершении Таинства, в отличие от диаконов).

14 Августин. Sermo 355. «О нравах своих клириков», § 6.

15 Милаш. Толк. 13-го канона VI BC // Правила Православной Церкви, I, 478.

16 Leo I, pope. Epist. 112 // PL 54: 1204.

17 Фульгенций. О вере или о Символе Истинной Веры, к Петру, I: 43 // ΑΩ 1 (39), 2004, 141.

18 PL 77: 515.

19 Лебедев 1997, 138.

20 Никита Стифат. Цит. по: Пеликан. ХТ ИРВ, II, 169.

21 Епифаний Кипрский. Краткое исповедание веры, 12.

22 Вот его наставление священникам: «Вы знаете, братие, что так как мы стоим вверху на почетной высоте священства и на нас взирает и нами руководится весь народ, который стоит внизу под нами, поэтому не будем ни одному человеку камнем претыкания и не положим пятна на наше служение, и да будет совершена нами служба Господу нашему, и не сделаем ничего такого, за что мы были бы унижены или в сердцах наших, или людьми, особенно же Богом, но во всем да покажем мы себя, что мы служители Бога во всем, что подобает Богу, как сказал апостол: «И будем украшены всякою красотою, подобающею истинной праведности». И образ действий дадим мы в своих лицах – свидетелях для видящих о том. что твердо наше обещание. Поэтому я прошу вас с миром и кротостью Христовою, чтобы прежде всего вы были свободны от связи с женщинами. и пусть никто из вас вовеки не принуждается к тому, чтобы дочь брата или дочь сестры жила с ним. а если можно и нетяжело вам, то и мать и сестра (не жили с вами), как соответствует это вашей чистоте. Но особенно прислуживанием мирских рабынь не позорьте вашей чести, но да будет почитаема свобода ваша братьями – соучастниками вашими в таинствах, как подобает святым, но служите друг другу, когда один из вас будет жить со своим товарищем, как подобает любви христианской. Совершенно же воздерживайтесь от мяса, и от птиц, и от омовения в бане, за исключением необходимости в случае болезни или досаждения от боли. Да не будет у вас заботы и в отношении к обыкновенным яствам для усиления питания тела, чтобы покой его не потряс вас срамотою страстей. Сребролюбие же и любовь к приобретению – это чуждое нашему образу (жизни) – пусть совершенно не именуются среди вас. И мягкие одежды, и одеяния разноцветные да не унижают чести вашего целомудрия. Но вместо этого пребывайте постоянно в посте, в молитве и в делах святых. И никто из вас пусть не предается обязанностям мирским или суду над людьми своего рода, но занимайтесь чтением священных книг. И не любите пустого безделия, и не блуждайте по улицам города праздно, и не будьте осуждаемы за пустые бесполезные разговоры подобно тем пустым (людям). Но будьте усердны в служении Церкви Божией и днем, и ночью, и во всякое время и во всех ваших поступках покажите внимательность к добрым делам, чтобы каждый человек из вашего вида убедился, что верно в ваших душах обещание Богу». Аноним. Сказание о славных делах Раббулы (†435), епископа благословенного города Ургэй (Эдессы).

23 см.: Бармин 2006, 70.

24 Трулльский Собор, канон 13-й.

25 Заметим, что безбрачие епископа как обязательная норма была прописана в Византии еще прежде Трулльского Собора. 123-я новелла Юстиниана I († 565) запрещает брак не только епископов, но и пресвитеров, предписывая им хранить непорочную чистоту, но что и ссылались в Риме во время споров о целибате при Фотие (см.: Бармин 2006, 70).

26 Васечко 2000, 29.

27 Феофилакт Болгарский. Толк. на 1Тим 3:2.

28 Феодорит Киррский. Толк. на 1Тим 3:2.

29 Феофан Затворник Вышенский. Толк. на 1Тим 3:2

30 Апостольские Постановления, данные через св. Климента Римского, 16: 2

31 По этому вопросу дано скрупулезное исследование Смирнов 2003.

32 Здесь мы противопоставляем пламенную (эротическую) любовь и дружескую (агапическую). В святоотеческом богословии «эрос» не был связан с сексуальностью, а олицетворял любые пламенные порывы, одним из коих была сексуальная любовь. Но понятие «эроса» последней не исчерпывалось. В нашем представлении священник должен пламенеть только молитвой и литургисанием, а ко всему иному иметь агапические отношения снисходительного благоволения, а не страстной привязанности и зависимости.

33 Ратцингер 2010.