Данте как евангелист

«Данте как евангелист» – не слишком ли дерзко так величать поэта, пускай и такого знаменитого и высокого? Но мы вспомним, что по апостолу Павлу в Церкви есть разные служения и дары, в том числе и дар евангелиста. И это наименование как нельзя больше подходит к Данте, который, по выражению его биографа Франческо да Бути (1324 — 1406 гг.), «будучи отроком уже влюбился в священное Писание».

Данте жил в эпоху погруженную в ритуал, в эпоху, когда богословы-схоласты спорили друг с другом на отвлечённые темы, превращая богословие в науку для себя и своих.

Данте видел, что Евангелие не является центром жизни большинства известных ему верующих, и не уставал говорить об этом искажении, за что его и зовут первым человеком Нового времени, потому что в дантовскую эпоху критиковать Церковь было не принято, а он свободно помещал римских пап и в ад, и в чистилище, и в рай своей «Божественной комедии», указывая этим, что епископский сан автоматически не спасает ни от грехов, ни от личной скверны, и не делает своего носителя безгрешным.

А, между тем, в его время такие заявления звучали также революционно, как звучат они в современной РПЦ, где понимание места епископа как удельного князя не ушло вперед со времен Дантовского Средневековья.

Папа Бенедикт XVI в энциклике «Deus caritas» пишет: «Подлинная новизна Нового Завета была не в новой идее, но в личности Христа, который дал плоть и кровь концепциям — беспрецедентный реализм».

Да, Христос находится в основании веры, и ради Него существует Церковь, а не для того, чтобы епископы грызлись между собой, прихожане ничего не понимали, а богословы решали несущественные проблемы выеденного яйца. Такой, высокой и мудрой, видит Церковь Данте. И его не смущает, что в исторической реалии он встречает совершенно другую церковь, ведь он знает, как прекрасна она на самом деле, там, где она – Царство Троицы. Это видение дает поэту Евангелие, дает личная молитвенная устремленность к Богу.

И Данте ставит в «Божественной комедии» очень важный вопрос: как мы можем доказать кому-то или самим себе, что Евангелия – не просто древние тексты, но воистину слово Божие.  И, чтоб понять ответ, который дает Данте, вначале обратимся к евангельскому отрывку, где ответ на этот вопрос предлагает Христос.

Для полноты картины прочитаем этот отрывок в разных переводах:

Синодальный

Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю.

Современный

Если человек хочет делать угодное Богу, то узнает, от кого это учение: от Бога или от Меня Самого.

РБО. Радостная весть

Тот, кто хочет исполнять Его волю, будет знать об этом учении, от Бога оно исходит или Я говорю от самого себя.

  1. Oгієнка

Коли хоче хто волю чинити Його, той довідається про науку, чи від Бога вона, чи від Себе Самого кажу Я.

King James

If any man will do his will, he shall know of the doctrine, whether it be of God, or whether I speak of myself.

Ин 7:17

***

То есть – удостоверение Божественности слов Христа лежит в решимости человека исполнить заповеди; и такой человек по внутреннему удостоверению сердца узнает, что это учение истинно есть от Бога.

Так понимали этот отрывок Феофилакт Болгарский и Иоанна Златоуст. Так понимал их и Данте, который указывает на дела христиан как на первое доказательство истинности Христианства.

 «В ветхом или в новом

Сужденье для рассудка твоего,

Что ты нашел, чтоб счесть их Божьим словом?»

Я молвил: «Доказательство того –

дела».

Вот что доказывает нам истинность Писания, истинность слов Христа: дела тех, кто за Ним пошел. А эти идущие есть лучшие люди земли: Мария Скобцова и мать Тереза, Николай Чудотворец и Франциск Ассизский, Серафим Саровский и доктор Гааз – список этих высочайших людей планеты можно множить долго, и все они нашли во Христе то счастье и смысл, которого не могли отыскать больше нигде…

В 1937 году в период массовых репрессий в СССР Сталин устроил перепись населения, где был вопрос «ваше вероисповедание». И 67% ответили – «православный». Тотчас начались новые волны арестов, были убиты тысячи людей,  но что же такого знали о Боге ответившие «православный», что они посчитали Его более дорогим, чем жизнь?

Для того, чтобы понять это, нужно смотреть на веру глазами Церкви, глазами апостолов.

Евангелие значит «Благая весть», – любой человек хочет быть счастливым, но для современного человека счастье это набор из нескольких пунктов: здоровье, дом, карьера, учёба, семья, достаток, и у всех этот список один и тот же, и так человек живет до сорока лет.

После этого человек свои задачи или уже выполнил, или разочаровался в них, и начинает искать смысл жизни: в литературе, магии и так далее. А некоторые открывают Евангелие.

Но в Евангелии нигде не сказано, как разбогатеть, достичь положения в обществе, удачно выйти замуж – ни одного пункта из того, что является счастьем для современного человека в Евангелии нет.

Более того, – если человек решается стать учеником Христа, то такого человека начинает ненавидеть весь мир, потому идти за Христом бывает так трудно, как нести крест на место собственной казни.

И при этом за Ним следуют миллионы, впереди нас вереница людей: матерей, ученых, полководцев, праведников, и все они – лучшие люди Земли. Что же такого они о Христе узнали, что решились последовать за Ним?

Бог создал нас для блаженства, но это блаженство не похоже на счастье животного. А человек хотя физиологически и принадлежит к классу животных, но он еще и дух, и наша духовная составляющая –  определяющая.

Человек имеет удивительную способность – ощущать, как его любит Бог, и в этом находить всю полноту блаженства. Бог – безграничная любовь, край и предел высочайшей человеческой мечты. Быть любимым Таким Существом и Его любить в ответ – это иначе как полнотой блаженства не назвать, и любые людские слова в отношении этого блаженства – как солнце нарисованное на бумаге в отличии от солнца, сияющего над миром в небе.

Удостоверение сердца, дающееся тем, кто идёт путём заповедей – вот ответ на вопрос о подлинности текста.

Святой Филарет (Гумилевский) так толкует этот фрагмент:

 «Иисус объясняет происхождение своей мудрости. «Мое учение, говорит, не Мое, но Того, кто послал Меня». Это не раз говорил Он (Ин. 8:28; Ин. 14:10, 24). В оправдание слов своих Он указывает на опыт лучших душ. Кто живет по воле Божией, кто внимателен к достоинству души своей и даст ей свободу жить по лучшим её желаниям: тот скоро уверится в том, что учение Христово – учение такое, какого только может желать душа, не находя подобного у людей; – оно так свято и так высоко, что могло быть дано только Богом. Та же мысль: Ин. 8:31, 32».

Или, говоря словами философа Соловьёва: «Бог есть в нас, значит – Он есть».

Такое доказательство бесполезно для неверующих, но ведь и Бах не сможет объяснить гопнику из подворотни значение композиторов эпохи барокко.

Высота существует для высоких. Бог – для тех, кто хочет быть на Него похожим. Это и есть опыт лучших душ, на который указывает Филарет Гумилевский.

«Бог есть в нас, значит – Он есть».

Артём Перлик

Смотрите следующий материал нашего автора: «Данте как терциарий»