КОММЕНТАРИЙ СПЕЛЕОЛОГА О СИТУАЦИИ С ПЕРЕДАЧЕЙ РПЦ ПЕЩЕРНОГО ХРАМА В ДИВНОГОРЬЕ

Я никогда не был против передачи пещерных памятников Церкви, много раз консультировал наместников монастырей, стараясь поддерживать с ними конструктивные отношения. Тем не менее, законность эксплуатации пещер Церковью – это отдельная тема; кроме того, отмечу сразу, что мне не известны пещерные памятники в России, которым при этой самой эксплуатации не был бы нанесен урон (нередко критический). Это связано с непониманием особенности подземного пространства, желанием «исправить» пещеры (копавшиеся в XVIII – нач. XX вв. чаще всего простыми людьми без разрешения Церкви) под современные религиозные нужды, со стремлением «навести порядок» и придать лоск, изначально чуждый этим объектам. Но главное – это категорическое неприятие рукотворных пещер в качестве архитектурных памятников.

По поводу последнего (для тех, кто не в теме) поясню. Если наземному архитектурному памятнику снести стену целиком – это будет беда. Если здание-памятник снести полностью и построить рядом такое же – это будет просто красивое здание, НО оно уже не будет иметь никакого исторического значения. Если вам передали в пользование памятник архитектуры, а вы его разрушили или разрушаете по чуть-чуть, то вас привлекут к уголовной ответственности по 243-ей статье УК (разрушение и повреждение объектов культурного наследия). Если срубить «ненужный» выступ в пещере, проломить простенок – это равносильно разрушению стены здания. Но это ведь пещера, никто не заметит потери… Особенная дикость – когда для удаления процарапанных на стенах граффити снимается верхний слой породы. Это уникальная ситуация, при которой неприличное слово на заборе не закрашивается, а сносится весь забор целиком. Исследования пострадавших от граффити стен показывают, что даже на самых пораженных участках ущерб нанесен лишь 10–15 % поверхности стены (на кв. м), а в среднем и того меньше 3–5 %. Но зачем замазывать царапины и отмывать стены от копоти, когда проще соскрести слой в 5 см? Заодно выровнять углы и «непонятные» элементы. «Всё будет чистенько и красиво», НО, как в примере выше, – это уже совершенно другое «здание». От древней пещеры остается лишь полость, в геологическом, но не историческом понимании, хотя и схожая в конфигурации с тем, что было когда-то.

Именно непонимание таких, казалось бы, очевидных и простых вещей, а также тотальное невнимание охранных структур к проблеме ведет к уничтожению самобытных и всё еще малоизученных исторических памятников, часто не имеющих никаких охранных статусов. Впрочем, статус не дает гарантии, чему прекрасный пример – эксплуатация пещерного комплекса в Малых Дивах Дивногорским монастырем. Да, тем самым монастырем, который, не совладав с переданным ему пещерным памятником, решил покуситься на соседний, находящийся под охраной Музея-заповедника «Дивногорье». Но немного предыстории.

В 1991 г. только что созданному Музею-заповеднику «Дивногорье» в виде груды меловых блоков на входе и закопченных покрытых надписями галерей достался пещерный комплекс Большие Дивы. Музей-заповедник за эти годы: восстановил «фасад» пещерного комплекса (буквально сложив его с нуля по старым фото); укрепил своды и стены анкерами (реализовано Горным институтом им. А. Скочинского); постепенно вернул комплексу облик, известный с XIX века, сохранив даже мелкие детали (применяя для сглаживания царапин специально разработанный состав) и ничего не разрушив; провел освещение (сначала электрическое, а затем современное светодиодное); восстановил список Сицилийской иконы Божьей Матери и заказал для него герметичный бокс для подземного хранения.

Пещерный комплекс прочно вошел в систему музейных маршрутов, став негласным символом музея-заповедника и фактически основой его существования. Это единственное в стране место, где ведутся полноценные и квалифицированные подземные экскурсии, рассказывающие о традициях пещерокопания в целом и Донском регионе в частности. При этом активно пропагандируется уважение к православным традициям, так как в составе комплекса имеется пещерный храм. Он был освящен и – по инициативе и при содействии самого музея-заповедника – используется в ежегодном богослужении.

Внутри и снаружи комплекса ведутся наблюдения за состоянием геологической среды, проводится микроклиматический мониторинг. Разработана и реализуется программа комплексных исследований, направленных на выработку рекомендаций по использованию и восстановлению рукотворных пещер в России, имеющих историческое значение. Музей-заповедник обеспечивает охрану и функционирование размещенной внутри пещерного комплекса сейсмической станции «Дивногорье» (Геофизическая служба РАН). В начале этого года музей-заповедник получил одобрение на включение в предварительный список ЮНЕСКО.

Вы уже наверняка слышали, что в дирекцию музея-заповедника поступило письмо из Департамента имущественных и земельных отношений Воронежской области о том, что сооружение Церковь Сицилийской иконы Божьей Матери (Большие Дивы) передается в собственность Воронежской епархии по основаниям, предусмотренным федеральным законом от 30.11.2010 № 327–ФЗ. Дивногорскому монастырю, который претендует на пещерный комплекс в Больших Дивах, в 1997 г. был передан другой комплекс – в Малых Дивах. Комплекс в Малых Дивах, также как и в Больших Дивах, был укреплен музеем-заповедником, т.е. фактически спасен им от разрушения в начале 1990-х гг. Однако руководство монастыря не отнеслось с вниманием к охране переданных ему исторических памятников и стало воспринимать пещеры как исключительную собственность. Более того, с 2016–2017 гг. монастырь организовал самодеятельные ремонтные работы внутри пещерного комплекса (объект культурного наследия регионального значения), в результате которых путем изменения исторического облика памятнику был нанесен невосполнимый урон. Неконтролируемый монастырем доступ посетителей привел к безвозвратному разрушению фрагмента уникального скального комплекса на меловом останце, являвшемся одним из символов Дивногорья.

Почти пять лет комплекс находится в состоянии «стройки». Каждый наш новый приезд и осмотр выявляет следы очередных работ, которые много лет ведутся по принципу «если втихаря делать, то никто не заметит». После одной из жалоб Управление по охране культурного наследия Воронежской области запретило проведение работ, но, в конце концов, всё замялось. При этом никто никакой ответственности почему-то не понес. Видимо, на волне безнаказанности настоятель монастыря игумен Алексей (Сукачев) решил «отхватить всю руку целиком» и заполучить готовый, ставший всемирно известным, благодаря музею-заповеднику, комплекс. Заодно избавиться от назойливого надзора за памятником со стороны заповедника. На днях игумен Алексей заявил: «Вход в храм будет открыт для свободного посещения богомольцами, паломниками и туристическими группами на безвозмездной основе, как и все храмы Воронежской епархии». Напомню, что собственно храм составляет лишь часть комплекса. К чему же эти «сказки для бедных»? За счет чего будет содержаться комплекс, если вход бесплатный? Посещение уже находящегося в ведении монастыря комплекса Малые Дивы осуществляется при добровольном пожертвовании (в сущности, негласный билет). В пещерном храме, находящемся прямо у монастыря, богослужения проводятся редко. Так зачем же монастырю еще один пещерный храм? Хороший вопрос. Кроме того, игумен явно не понимает, что имеет дело не с наземной постройкой, а с горной выработкой — местом повышенной опасности.

Игумену Алексею (Сукачеву) и всем, кто продвигает идею передачи, стоит задуматься и понять, что Большие Дивы – это нечто большее, чем просто культовое сооружение. Это знаковое место, где паломники и люди, далекие от религии, знакомятся с целым пластом нашей культуры. Не выслушивая басни про здешних мифических «копателей в первые века христианства», а узнавая о феномене пещерокопания из уст профессиональных историков. Это важное место для ученых и музейщиков, для специалистов, заинтересованных в спасении десятков бесхозных культовых пещер по всей России. И теперь Церковь собирается разорвать еще одну тонкую нить, связывающую её с обществом. В угоду чему? Кому?

Не буду вас просить подписывать петицию, если захотите, найдете её в сети. Прошу только по мере сил доносить до окружающих суть проблемы. Музей-заповедник – это не сборище «безбожников», как тут некоторые пытаются представить. Это люди, которые искренне радеют за сохранение нашего общего наследия. И они нуждаются в вашей помощи.

Алексей Гунько