Франциск Ксаверий: Горе мне, если не проповедую

3 декабря Католическая Церковь празднует память святого Франциска Ксаверия (1506-1552), просветителя Гоа, Индонезии и Японии.

С малых лет святого Франциска не заботило ничто земное и преходящее. Судите сами, когда ему было шесть лет его родная Наварра была разделена между будущей Испанией и Францией. Несмотря на это, он не пошел путем военной брани — хотя он и был выходцем из семьи баскской знати.

Также поступили многие другие представители этого гордого народа, став частью передовых отрядов Испании в деле освоения Нового Света. Однако, юного Франциска привлекала вовсе не земная слава, а проповедь народам, еще не просвещенным светом Евангелия.

Начиная с двадцатилетнего возраста, Франциск постигал тонкости богословских и гуманитарных наук в Париже, в коллегии святой Варвары. Именно там он встретил своего соратника — знаменитого Игнатия Лойолу, основателя ордена иезуитов. Интересно, что их семьи разделяла родовая вражда: семья святого Игнатия служила Кастилии, а Ксаверии были верны последнему оплоту басков — Наварре.

И все же вместе с пятью другими юношами в 1534 году они принесли вечные монашеские обеты Богу на Монмартре — прямо у могилы епископа Дионисия Парижского, который по поручению Папы Климента Римского просвещал Галлию вплоть до своей мученической смерти от рук язычников. Так родилось общество иезуитов, восприняв живую полуторатысячелетнюю традицию мучеников и исповедников.

После принятия монашества Франциск намеревался отправиться в паломничество на Святую Землю, поэтому в 1537 году он отправился в Венецию, где в это время образовалась школа книгоиздателей, которые будут обеспечивать духовной литературой и богослужебными книгами практически весь христианский мир.

Однако, паломническим планам Ксаверия не суждено было сбыться — ведь разразилась война между Турцией и средиземноморской республикой. Поэтому святой Франциск начал ухаживать за больными и обездоленными, и за свою добродетель удостоился священного сана.

Удивительно, но в конце этого же года молодой священник смог поступить на службу к Папе Павлу III, известному своим запретом на обращение индейцев в рабство и официальным утверждением иезуитского ордена, которое произошло в 1540 году.

Через год после этого по просьбе Игнатия Лойолы Франциск Ксаверий отправился на проповедь в португальские колонии в Индии. Примечательно, что одно только плавание из Лиссабона в Гоа занимало тогда более года — не стало исключением и путешествие апостольских миссионеров.

В Гоа просветитель пробыл два года, приобретя заслуженное уважение местного населения и новообращенных индийцев за то, что он стремился ограничить произвол безжалостных колонизаторов и хищных купцов. Отметим, что его страдания этим не исчерпывались — молодому нунцию приходилось видеть, как язычники убивают тех, кого он совсем недавно крестил за отказ отречься от веры во Христа. Аналогичная судьба мучеников и исповедников впоследствии ждала и обращенных в 1549-1541 гг. святым Франциском японцев (об этом мы писали в нашем предыдущем посте).

В 1552 году Франциск Ксаверий, подобно Моисею, умер у берегов Китая, на которые ему так и не суждено было попасть. Свидетелем его последних часов был его помощник Антоний — один из первых крещеных им китайцев. Он похоронил святого на месте его кончины, на острове Шанчуань. Позднее тело его, оставшееся нетленным, было перенесено в Малакку, а оттуда в Гоа, где оно покоится и сегодня в базилике Иисуса Милостивого.

— Франциск Ксаверий истратил все свои силы за одиннацать лет своего миссионерского служения. В момент смерти ему было всего 46 лет. Действительно, он был очень ревностным миссионером и обратил многих людей. Перед таким святым человеком легко чувствовать себя неполноценным. Тем не менее, стоит заметить, что быть святым не означает быть совершенным, — рассказывает томский священник отец Майкл Десджардинс. — Например, Франциск был очень неудачливым монашеским настоятелем иезуитов. Также, он совершил много ошибок как миссионер, на которых учились последующие поколения иезуитских миссионеров — а именно на его печальном опыте непонимания культуры окружающих его народов. Однако, Франциск Ксаверий выделялся своей ревностью о Боге и был самым важным христианским миссионером после Святого Павла.

P.S. Из писаний Франциска Ксаверия сохранились его письма святому Игнатию Лойоле, которые представляют со­бой под­линную поэму, в которой выразилась его внутренняя жизнь, апостоль­ское горе­ние, беззаветная самоотверженность ради дела Божия и спасения душ:

— С тех пор, как я прибыл в Индию, я не останавливался: я обходил деревни, я кре­стил всех детей, до сих пор некрещёных, и таким образом я возродил огромное число мла­денцев, которые, как говорится, не умели отличить свою правую руку от левой. А дети — дети не давали мне читать часослов и ни есть, ни отдыхать, пока я не научу их какой-нибудь молитве. Тогда я начал постигать, что Царство Небесное принадле­жит тем, кто им подобен.

Кирилл Белоусов