Франко, новые левые и современный политический дискурс

На «Христианской России» продолжается дискуссия о Франциско Франко и его наследии. Моим оппонентом выступил постоянный автор нашего портала — Юрий Эльберт.

Резюмирую то, что я хотел сказать своей статьей «Зачем тревожат прах Франсиско Франко»:

1) для меня важна, прежде всего, не сама фигура каудильо, а то, что происходит вокруг нее в современном испанском политическом поле; 2) я не отрицаю то, что Франко не стоит героизировать, а его правление даже после окончания гражданской войны не было безоблачным и праведным; 3) тем не менее, победа над так называемыми республиканцами — это часть испанской истории, а семья Франко имеет право на покой, а могила их предка безусловно должна была оставаться неприкосновенной.

Что же касается испанских социал-демократов и связанных с ними политических движений — то они мне напоминают европейских новых левых. О политических и человеческих качествах лидеров которых лучше почитать и послушать не меня, а ту же Юлию Латынину. Действительно, эти люди подменяют европейские ценности (которые однозначно имели под собой христианскую мировоззренческую основу) радикальными левыми ценностями, включающими в себя мультикультурализм, самобичевание за колониальное прошлое (которое отнюдь не было сплошным черным пятном) и воспитание социального иждивенчества ради получения сиюминутных политических очков.

А если вернуться к истории Католической Церкви Испании в 30-70-ых гг. XX века, то мы, конечно же, не увидим ее однозначной социально-политической правоты. Но все же это была Церковь мучеников и исповедников, о взглядах и заблуждениях которых судить не нам. Им всем уготован суд Божий: и пассионариям, и конъюнктурщикам, которые так скоро полюбили «римское» приветствие и стали окормлять легендарную Голубую дивизию, которая воевала на Восточном фронте II Мировой войны.

Важно помнить лишь о том, что Святой Престол оставался над схваткой, а Франко выполнил свой долг перед своей Родиной так, как он его понимал. Более того, я не думаю, что Франко имел какие-либо симпатии к Третьему Рейху — да и не нужен он был ему и даже опасен: ведь после гражданской войны Испания оставалась нейтральной. Юрий Эльберт утверждает: «Оправданием Франко может служить разве то обстоятельство, что тогда фашизмом грезила значительная часть Европы». А я скажу, что каудильо не нуждается ни в наших оправданиях, ни в международном трибунале. Он сделал невозможное: он спас единую и суверенную Испанию.

Какой ценой он это сделал? Конечно, нельзя сказать, что все жертвы военно-полевых судов и карательных акций были террористами и их пособниками. Тем более, к ним нельзя приравнять социалистов и сепаратистов более поздних исторических периодов, которые вели свою политическую борьбу в послевоенной Испании. Нельзя закрыть глаза и на то, что послевоенное время на Иберийском полуострове — это время пагубной международной изоляции и застоя.

Но не стоит отрицать, что испанское общество достигло примирения, которое сегодняшние леваки подвергают сомнению. Безусловно, что они разжигают новое гражданское противостояние, целью которого является полное уничтожение традиционной и христианской Испании.

А если сравнивать Россию и Испанию, то нужно уяснить две вещи: гражданское противостояние правых и левых у нас, в России только впереди; и общее в истории двух стран связано только с секуляризацией (которая происходит в современной Испании и давно уже произошла в послевоенной России). Нам (российским верующим) остается только позаимствовать практический опыт католического сообщества Испании, которое смело отвечает на вызов общественной секуляризации.

Кирилл Белоусов

На фото: Долина павших в Испании (мемориал жертвам гражданской войны)