ИГРЫ РАЗУМОВ

«Игры разумов», фильм Мэла Гибсона, снятый в 2001 году — удивительная картина о том, что внешне у высокого человека может не происходить почти ничего, но жизнь внутри его сердца невероятна.

Святой Силуан Афонский говорит, что обычный человек вычитывает правило и уходит равнодушно, а у человека высокого много перемен совершается в молитве. Это бесконечное разнообразие переживания Бога и Его красоты есть содержание исцеленного человека.

Люди легко отождествляют себя с уродством и болезнью, хваля СССР, серость и психопатов. Отождествить себя со здоровьем Божьего героя требует великого труда над собой.

Отстаивая своё болото люди думают, что если грязи много, то оно автоматически попадает в разряд «не грязи»…

Хайнлайновский Майк говорит о том, что в жизни человека период действия и период созерцания меняются, переходя друг в друга в нужный момент.

Характерен диалог, где герой, пришедший в Оксфорд создать полный словарь английского языка, сталкивается с презрением профессоров-сухарей.

– Какая у вас ученая степень? – с усмешкой спрашивают они.

– Никакой – отвечает им герой Мела. И вправду – у Сократа не бывает диплома об окончании философского факультета…

Сухари хотят посрамить его и задают какой-то вопрос, на которые он отвечает пользуясь лексикой двадцати древних языков…

Это фильм о том, что высокая жизнь всегда посвящена Богу. О том, что герою нужна подруга, которая поможет ему, когда десяток сухарей из Оксфорда будут в своей зависти чинить ему преграды и боль.

«Игры разума» снят Гибсоном так, что вся жизнь героев совершается внутри сердец персонажей. Действия будто нет вовсе, но оторваться от увиденного невозможно.

Если спросить зрелого человека: «как ты?», – то он не сможет и за год пересказать впечатления дня, потому что его дни проходят перед лицом Высочайшего.

Так, с оттенком высшего значения снимать фильмы мог Ингмар Бергман. Но у Бергмана всюду – трагизм, местами доходящий до прорыва в Небо, а у Мела Гибсона – высокое здоровье благодатного человека. То здоровье, о котором и помыслить не могут малые люди. То здоровье, когда мир оказывается сказкой и чудом для настоящего человека.

Когда выходит словарь на «А» и «В», все чествуют героя словесности, а черствые сухари из Оксфорда говорят друг другу: «Словарь не продается. Всего 4000 заказов по всей империи. Весь учёный свет смеётся».

И один сухарь говорит другому: «Не пора ли нам сместить этого шотландца Мюррея с его кормушки?».

То есть – умники и завистники вполне видят высоту труда этого подвижника науки, но не хотят признать его превосходство и способны лишь строить козни.

Что же помогает ему выстоять до конца? Бог и его зримая помощь на земле – жена Мюррея, которая поддержала его там, где в него не хотели верить.

– Королева и клоун – вместе идеальное целое, – говорит он супруге, и она требует, чтобы он не сдавался, не смотря на то, что научный мир смеется над его жизнью. Она знает, что это насмешки зависти, что высокое дело великана не вмещается в окружающих его карликов. Она остается с ним, и в этом видится помощь Того, для Кого драгоценно все настоящее, и кто много громил всевозможных уродов, прикрывающих свое убожество званиями и чинами.

Так и будет до конца «Арды искаженной». Карлики восстанут на великана, банальные люди будут учить мудреца. И каждый раз это окончится славой Господней, и вновь будут перевернуты столы меновщиков на святом месте: в науке, в творчестве, в вере, вновь с пигмеев сорвут их регалии, а имеющие подлинность будут услышаны там, где каждый получает свою награду: свинье – свинскую, золушке – королевскую!

Артем Перлик