Исповедь неанонимного католика

Добрый вечер! Мы продолжаем публикацию постов от наших подписчиков. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию очередную историю обращения в Католичество. Знакомьтесь — Михаил Чернов.

— Один знакомый спросил меня об отношении моих близких к моему переходу в Католичество. Правда, интересный вопрос, и я постараюсь ответить на него.

Моя семья небольшая, но тем не менее, есть что рассказать. Что такое Католичество для современного, но уже пожилого человека, которым является, например моя мать. Для тех, кто не знает, могу рассказать эпизод из фильма «Александр Невский», но не современной лабуды, а еще черно-белого, с Черкасовым в главной роли. Там есть описание взятие немецкими крестоносцами Пскова — там, где рыцари снимают шлемы с когтями, ладонями и прочими знаками, украшавшими доспехи. Все это на фоне белых плащей с крестами и абсолютно характерным органистом, который играет на переносном инструменте. Ну, а потом по сюжету — сожжение людей, костры, мучения.

К чему я привел этот эпизод? Для людей старшего поколения, да и меня в детстве, этот эпизод является «визитной карточкой», наглядной иллюстрацией восприятия Католичества в России — всегда экспансия, всегда захват, привнесение чего-то чужеродного, «западного», и конечно, согласно сегодняшней пропаганде — вредоносного.
Ну и общеизвестный штамп: Католичество — враг Православия; и «если русский, то обязательно православный». Таково мнение моей матери.

Вторая часть «марлезонского балета» началась после рождения моей дочери, когда тесть — человек абсолютно неверующий, но тщательно обработанный нынешней пропагандой в виде телевидения, заявил, что мою дочь обязаны крестить в Православной Церкви, когда как оба родителя (я и супруга) — практикующие католики.
Бесполезно было говорить о сравнении, доказательствах, каких-либо аргументах о «действительности таинств» Католической Церкви, так как знаний у моего тестя — ноль, ибо какие знания может дать телевизор, кроме как породить одно чувство — неприятия.

Если до рождения дочери, зная, что мы приняли Католичество и ходим в храм, все было более-менее спокойно, то в момент принятия решения наш разговор завершился взаимным непониманием, при моих попытках доказать одинаковую спасительность таинств Православной и Католической Церквей. И это учитывая то, что я сам имею богословское образование.

Словом, тут проблема глубже, ведь нужно начинать с азов, даже не с Евангелия, а с истории Церкви, но опять же, для тех, кто хочет слышать. Кто не хочет, так как принимает пропагандистскую машину за последнюю инстанцию — для того все аргументы бесполезны.

Ситуация разрядилась лишь немного тогда, когда вся моя и без того небольшая семья собралась в церкви на крещение дочки. Да, они услышали орган (хотя был смешной вопрос — а что, это все в записи играет?). Да, они слышали мессу на русском языке и не сделали ни одного комментария по поводу того, что кто-то что-то не понял во время службы. В общем, выяснилось, что никто «Псков не сдаст и детей сжигать под орган не будет».
В этом есть некий знак — для себя я сделал вывод, что объяснить, показать различие или сходство можно лишь наглядным примером, остаются впечатления, эмоции, которые можно обсудить, обменяться мнениями, а потом и рассказать о пережитом.

Страдаю ли я от того, что принял Католичество, сделались ли «врагами мои домашние», оказывается ли на меня давление? Знаете, по сравнению с тем, что вообще должен нести христианин любой конфессии в миру, это ничто.

Да, иногда случаются «едкие замечания» по поводу — «ваш вон, Папа», или «происходящее на Украине выгодно вашему Папе и католикам», но, как правило, после кратких разъяснений по сути происходящего крыть нечем и эти пикировки заканчиваются.

Для более детального, аргументированного спора у моих домочадцев не хватает базовых знаний, а это очень важно. Споров о догматике нет совсем, так как данный предмет остается за скобками политики и не имеет ничего общего с задачами современных российских масс-медиа.

Правда, одно время моя матушка смотрела ютьюб-канал протоиерея Головина, в котором он описывал разницу в католической и православной исповеди, но поскольку моя мама человек абсолютно нецерковный, то и комментариев не последовало — кроме «у нас грехи отпускает Бог, а у вас, католиков — священник».

Потом все как-то успокоилось, на эти темы мы больше не говорим. Хотя надо сказать, что мое католичество приходится исповедовать, в последний раз совершенно открыто, на похоронах моей бабушки. Приехала тетя Наташа, которую я не видел лет тридцать. За это время она превратилась в «архиправославную» тетушку, у которой каждое принятие пищи только после крестного знамения, и «а вот отец Владимир говорил, что…». Увидев, что у меня в гостиной и прихожей висят портреты Св. Иоанна Павла II и Папы Франциска, тетя Наташа быстро провела параллель между «ты что, католик?», на что я дал совершенно четкий и уверенный ответ.
Тетя Наташа не стала шарахаться от меня как от зачумленного, но и не расспрашивала. В общем, вопросы есть, есть и ответы, но нужно иметь внутренний стержень и уверенность, а также желание «дать отчет о своем уповании» каждому спросившему.

Это даже интересно — смотреть на реакцию. Кто-то изумляется, кто-то интересуется, ну а когда это еще и неподдельно, то может получиться неплохой разговор. Многие говорят о нашей свободе, многие о музыке, но никто не спрашивает про «ex catedra» или догмате о Непорочном Зачатии Девы Марии.

Жаль. Жаль, что слишком все поверхностно, слишком мало знаний о различиях, или наоборот, сходствах, ведь лучше нет интеллектуальной беседы с православным братом о наших литургических практиках, и здесь нет сарказма, ибо у нас больше точек соприкосновения, ежели может показаться неискушенному верующему. Более того, приняв католичество я, надеюсь навсегда, убрал из своих рассуждений связку «русский, значит православный», ощутив единство нашей многонациональной Церкви, где вот уж воистину нет «ни эллина ни иудея», а что может быть лучше вот такого, буквального воплощения слов апостола Павла, когда став нашей верой, христианство перестало быть «сектой рыбаков» и обрело поистине межнациональный масштаб и объединило все нации под Крестом.

Михаил Чернов, специально для телеграм-канала «Анонимный католик»