Из грязи в князи

Многие поговорки, знакомые нам с малых лет, имеют библейские корни. Никого уже не удивишь тем, например, что «кто не работает – тот не ест» – это поучение апостола Павла.

Иногда корни угадать сложнее. Скажем, откуда взялось выражение «из грязи в князи»? Всегда ли произносится оно с презрением или иронией? Идёт ли в оригинале речь о выскочках?

Выражение это из 112-ого псалма, который начинается так: «Хвалите, отроки, Господа, хвалите имя Господне. Да будет имя Господне благословенно отныне и вовек. От восхода солнца до запада да будет прославляемо имя Господне!»

Какие отроки? Это могут быть и буквально мальчишки, поющие и играющие на гуслях во время пира. Но отрок – это ещё и помощник хозяина, вроде и раб, в том смысле что не дорос до участия во взрослых делах, а с другой стороны – потомок, наследник. А раз люди – отроки Божии, значит они друг другу братья, и правители, и богатеи, и бедняки.

«Кто, как Господь, Бог наш, Который, обитая так высоко, приклоняется, чтобы уделять внимание небу и земле, с земли поднимает нищего, из грязи возвышает бедняка, чтобы посадить его с князьями, с князьями народа его; а неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях? Аллилуия!»

Вот оно буквальное, «из грязи в князи». Не просто подачку бросили, а за стол с властными чиновниками посадили. Отметим необычную параллель, приводимую Библией: это как бесплодной женщине не только забеременеть, а при том ещё удачно выйти замуж.

Бывает? Бывает, но надо, чтобы уж слишком повезло.

Ибо смысл бомжа с помойки тащить в приличное общество? От его запаха у остальных пропадёт аппетит – как минимум. А он примется хватать заскорузлыми руками со всех тарелок, лить через край дорогое вино, грязно ругаться, ещё вытошнит его. Нет уж, пусть лучше идёт в благотворительную столовую, там заодно и душ с дезинфекцией есть. И в этом своя правда.

Есть в Евангелии на эту тему притча, которая при внимательном рассмотрении может вызвать недоумение.

Это притча о званых и избранных (Мф. 22:1-14, Лк. 14:16-24). Один богач (у Матфея даже сказано – царь) устроил свадьбу для своего сына. Позвал на неё соответствующих гостей, влиятельных и состоятельных. Но все отказались. Один приобрёл землю и торопился посмотреть её, другой – пятёрку волов и хотел испытать их (тест-драйв мерседеса, по тем временам), третий женился и наслаждался медовым месяцем. Богач разгневался (у Матфея, где это был царь, даже войной пошёл на бывших приглашенных гостей). И послал своих работников по перепутьям и дорогам, чтобы те наполнили дом его.

Остановимся: он действительно решил, что свадьбе быть, пусть с бродягами и бомжами? Или это из серии не пропадать же продуктам? Мы не знаем, и так, и этак можно истолковать. Устроитель пира в ярости, поступок импульсивный. Но вообще-то от самих «новых гостей» зависит, как всё обернётся.

«… И собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, И говорит ему: Друг! Как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов. Ибо много званых, а мало избранных» (Мф. 22:1-14).

Разве у бомжа должен иметься сюртук специально для подобных случаев? Вдруг да позовут его на свадьбу к царевичу? А у странника, вроде современного автостопщика с рюкзаком, спальником и пенкой за плечами, откуда чемодан с брачной одеждой?

Можно истолковать так: где хочешь — там и бери. Тебя царь позвал на пир, в лепёшку разбейся, а костюм достань, прояви сверхчеловеческие усилия. Но только уныние от такого толкования…

Иначе подходил к объяснению этого отрывка митрополит Сурожский Антоний (Блум). Он уверял, что одежду беднякам давали.

Ведь даже по нашим русским обычаям: приехал родственник издалека на свадьбу, устал в дороге, ему предлагают и в бане помыться-попариться, и халат свежий дадут. По меркам хорошей гостиницы недорогой (одноразовый) халат с тапочками могут и подарить. Не сюртук, конечно. Однако на Ближнем Востоке в те давние времена не было сюртуков.

В общем, небогатых гостей и отмыли, и одели, и за пир усадили, чтобы они славили Бога и веселились на свадьбе. Но некто, пока все были в душевой, проник в банкетный зал в вонючих лохмотьях. Без молитвы приступил к трапезе, насвинячил, разбил сосуд с дорогим вином.

Дескать, вот я каков, примите меня как есть, «полюбите чёрненьким, а беленьким всяк полюбит».

А результат закономерен. Отвели бузотёра выкинули на ночную улицу. Возможно сдали полиции (или как она тогда называлась). Обычная работа охранника, нормальный фейс-контроль.

И это не означает, что хозяин жесток. Просто иначе ни пира, ни свадьбы не будет. Дворец превратится в притон. А остальные ведь ждали праздника!

«Много званных, да мало избранных», – заключает эту притчу Спаситель в изложении апостола Матфея. Как примирить это с тем, что каждому обещано спасение? И при этом грехи наши так трудно изживать до конца?

А так, что если попал из грязи – в князи, из земной тленной жизни – в Царство Божие, Небесный Иерусалим, так хотя бы не наглей, не забывай о совести. Не пьяней от халявы, а постарайся разделить радость с устроителем пира.

В конце концов и в земном пиру от каждого зависит: проснётся он наутро с хорошим настроением (и насвистывая плясовую пойдёт доедать салат из холодильника), или с раскалывающейся от боли головой и с ругательствами. Последнее испортит всякий праздник.

Остап Давыдов