ЙЕЙТСОВСКИЙ СКРИПАЧ

Скрипач из Дуннии
Когда я на скрипке играю,
Вся улица пляшет со мной.
Двоюродный брат мой — священник.
Священник — и брат мой родной.

Но я не завидую братьям:
Им старый молитвенник мил,
А я себе песенник славный
На ярмарке сельской купил.

Когда постучимся мы трое
В день судный у райских ворот,
Притворник нам всем улыбнётся,
Но первым меня позовёт.

Кто праведен сердцем, тот весел,
Коль скорбный не выдался час,
А весёлые любят скрипку,
А весёлые любят пляс.

Уильям Йейтс

Одна моя замечательная студентка, ведущая лекции для взрослой православной аудитории, каждое занятие начинает и заканчивает классическими стихами. Ей уже давно хочется прочитать йейтсовского «Скрипача из Дунии», но она не делает этого, как она говорит: «Страха ради иудейского». Ведь даже среди верующих не всегда встречаются чуткие люди с тонкой и поэтичной душой, которые не стараются мерить красоту катехизисом, расставляя каждую строку в сознании по полочкам правильного и неправильного.

Если стих велик, читатель должен учиться у него, а не судить автора своим кривым судом, который всегда формален и никогда не попадает в цель, ведь Господь живёт не в правилах, а в красоте.

Стих нужно понять, и когда автор велик, то мы почти всегда видим, что он прав.

Нам важно вслушаться, что Дух Святой захотел сказать миру через эти строки Своего поэта.

Важно и понять, что Он говорит лично нам через этот стих. Как наше сердце отзывается на истины этого стиха? Антоний Сурожский предлагал следующий вид чтения Евангелия, а именно – читая вслушиваться в сердце, каким строкам оно противится и какими восхищается. И так мы увидим, – где уже исцелены, а где ещё много нуждаемся в исцелении.

Точно также следует читать и великие стихи. Потому что поэтам и пророком всегда есть, что сказать человечеству. Нужно только прислушаться к их словам…

Если мы учимся у великой поэзии, то через это мы обретаем чуткость к Духу Святому, и начинаем понимать, где и в чём Бог являет Себя: в мире, в церковном пространстве (а Он там далеко не везде – так как и там много ложности человеческих отношений), в истории, в людях, жизни вообще.

Как правило, люди поразительно глухи к великой поэзии, и также поразительно глухи к Богу. Потому им нравится какой-нибудь примитивный Евтушенко или Асадов, а также написанная по канонам социалистического реализма современная православная проза, и вообще всё внешнее и формальное. Не умея быть настоящими люди тянутся к путю формы. Великие стихи дают иное измерение жизни. Потому они так яростно отрицаются теми, кто идёт внешним и банальным путем.

Йейтсовский «Скрипач из Дунии» как будто ставит с ног на голову все представления человека о благочестии. И действительно, здесь нарушается столь милые сердцу формалистов иерархичность и формальность. Здесь торжествует свобода Духа. В этой свободе подлинно ценны только праведность и красота, а вовсе не то положение, которое человек занимает в обществе или церкви. Не священства, не епископства ищет Господь от людей, но созвучия сердца истине. А это созвучие всегда выражается в умении радоваться. И наоборот, как писал А.Шмеман: «Уклонение в вере и жизни на ложный путь начинается с неумения радоваться. Ведь радость есть дар Духа Святого, и этот дар дается только за настоящесть жизни и сердца. Потому мы увидим столь многих священников, его лишенных, и столь многих далеких от церкви людей, которые полны красотой Господней. А если нам захочется привести об этом святоотеческое высказывание, то мы вспомним блаженного Августина, заметившего, что «Как овец вне стада, и как много волков внутри стада!». Здесь он, конечно же, говорит о церкви и мире вообще.

Блаженный Августин, рассуждал и о том, что мир поделен на два города: земной и небесный. И в истории человечества нет четких границ между ними проходящих по какому либо формальному признаку. Потому и в церкви множество людей чуждых Бога, и вне церкви очень много тех, кто полон Его красотой.

Как же нам различать одних от других? Уж точно не по тому, кто из них поститься в среду и пятницу. Отличие – в самом сиянии Бога, вечности на лице и в словах человека. Оно в радости сердца, в умении превращать жизнь других в праздник.

И лишь так мы узнаем тех, кто идет к Нему. А стихи всегда помогут в этом узнавании, хотя они никогда не являются средством для чего либо. Они драгоценны сами по себе, как и всякое явление Господа на земле.

Артем Перлик