Как батя сам себя отпевал

Намедни отец Д. Бк. рассказывал в дружеском кругу семинарские байки. Вот одна из них.

1990-ые. Молодого батюшку назначили служить в кладбищенскую часовню. Кладбище за городом, городок – райцентр. Одним словом, тишина. Сентябрьским утром батюшка добрался на работу, а с обеда зарядил сильный дождь. Дороги просёлочные развезло: ни девятке его старенькой проехать, ни самому на автобусную остановку пройти. В храме на панихидном столике есть чай, печенье. Делать нечего, придётся ночевать.

Стемнело, а ливень не утихает. Кто в такую погоду на кладбище увидит в окне часовни огонёк?

Вдруг бум-бум – кто-то молотит кулаком в дверь. Открывает батюшка дверь, на пороге – два амбала. В кожаных куртках, с цепями, прямо бандиты с картинки.

– Ты, батя, отпевать умеешь?

– Умею, а кого? Где покойник ваш?

– Бери с собой всё необходимое, мы тебя доставим.

«Наверное убили кого-нибудь и притащили закапывать труп», – вспомнил батюшка фильм «Брат». Но делать нечего. Надел он епитрахиль, взял кадило и ладан. Один амбал его под ноги подхватил, другой за плечи, и понесли как бревно.

Идут, по грязи чавкают, чертыхаются. Кромешная темнота кругом. «Если бы похороны случились даже в такое время, машины бы стояли, фарами светили, – рассуждал батюшка про себя. – А так куда они меня несут? И ведь не дёрнуться».

Наконец пришли к свежевыкопанной могиле. Вокруг ни покойника, ни машин, вообще никого.

– Здесь, батя, отпевай.

– Да кого же отпевать?

– Такого-то – и называют его собственное имя.

Понял батюшка, что молится устами в последний раз, себя отпевает. Никогда такой горячей молитвы к Богу не было. Не спеша разжёг кадило, совершил всё по чину. Ещё несколько минут – и смерть. Зарежут сразу или мучить будут?

Амбалы стояли рядом, крестились. Когда батюшка закончил отпевание, подхватили его под ноги и за плечи и понесли назад. Поставили на крылечко храма, дали две толстых пачки денег, бутылку дорогого коньяка. Батюшка тут же крышку открутил, хлебнул из горла, тогда дрожь прошла.

– Я не понял, а где покойник-то? – крикнул он вслед амбалам. – Что за похороны среди ночи?

– Хоронить-то мы собирались ещё днём, да машина с гробом у ворот в грязи застряла наглухо. Гости развернулись и в ресторан на поминки. Завтра тягач пригоним, вытащим. Но на поминках кто-то вспомнил, что братан сильно верующий был. Вот мы и пришли…

Другая байка была о том, как семинаристы, на Масленицу заговляясь, выпили бутылку вина, и две недели спорили, кому её нести выбрасывать. Пока на второй неделе поста дежпом не нашёл.

Юрий Эльберт