Мир не будет прежним: уроки пандемии

Страх

Это не паника. Паника подобна взрыву, когда люди начинают беспорядочно метаться, не давая себе возможности задуматься, сформулировать рациональную стратегию.

Нынешний страх вползает постепенно. Новостные ленты полны тревожными цифрами, фотографиями из реанимаций, репликами измождённых врачей и самих больных. Человек снова и снова обращается к ним, чтобы построить рациональное решение, однако полезной информации почти не находит.

«Маска не защищает». Это значит, что она не даёт стопроцентной гарантии или что здоровому она в принципе бесполезна? «Вирус выживает на пластике несколько дней». Следует ли отсюда, что одним из основных источников инфекции являются пластиковые упаковки в супермаркете? Как будто нет, но никто не способен дать гарантий.

В такой ситуации есть две полярно противоположных стратегии. Первый – «не выходить из комнаты, не совершать ошибку», питаться просроченными запасами и постоянно протирать подоконник от уличной пыли. Второй, называемый сейчас «ковидиотством» – зажмуриться, как перед прыжком в ледяную воду, и вести себя как ни в чём не бывало. Вторые как правило быстро заболевают, что доказывает серьёзность угрозы.

Для Церкви страх – вызов. Победить вирус не в её компетенции, но она могла бы исцелить людей от страха. Как? – вопрос открытый. Аргументы вроде «если Богу будет угодно, ты умрёшь, но попадёшь в рай» успокоить никого не могут, особенно тех, кто пока здоров. Призыв «Молитесь!» – но будто мы не молились раньше.

Эти дни проверяют нашу молитву «на прочность», особенно молитву за дальних. Вероятно, это похоже на 1941-й: взят Донецк, пал Ростов, но до Челябинска ещё тысячи километров, его вероятно бомбить не будут. Или будут?..

Если беда коснётся непосредственно наших близких, молитва станет горячей. Но пока это проблема китайцев, итальянцев, москвичей, не знакомых нам лично, душа за них не болит.

Но уныние всё-таки подступает. У многих из нас есть друзья, которые месяц назад радовались внезапно выпавшему отпуску. Написать роман! Выучить английский! Подкачаться на тренажёрах! Теперь чаще слышишь: «не пишется», «сижу как кукла», «туплю перед экраном смартфона или телевизора». То же и с молитвой. Современный человек привык находить в потоках новостей хоть что-то обнадёживающее, он хватается за смартфон почти инстинктивно, как за стакан воды. «Хоть сегодня на пару процентов жертв меньше?» Нет, снова сотня тысяч заболевших и пять процентов умерших. Горькие новости, какой бы цветастой инфографикой они ни оформлялись.

«Не надейтесь на князи и на сыны человеческие, в них же нет спасения», – поётся в одном из псалмов. На врачей, на сводки, на богатство. Но и укорять, мол сами виноваты, «мало надеетесь на Божию милость», нелепо. Каждый должен явить это упование сам, собственным примером.

Брезгливость

Пандемия всколыхнула новые антицерковные атаки в СМИ. Вот только содержание их изменилось.

В советские времена главным обвинением против Церкви были темнота и необразованность. Сколько бы ни уверовало академиков и профессоров, религии противопоставлялась наука, пока нелепость этого не сделалась очевидной.

Затем тридцать лет, в 1990-2010-е главной темой нападок на Церковь было богатство, мифические «попы на мерседесах». Примеры молодых батюшек из сельской глубинки, перебивающихся с картошки на хлеб и воду и то за счёт детского пособия, атакующих не убеждали.

Теперь недруги нашли новый образ: церковь – источник заразы. Масса народу собирается в одном месте. Здесь целуют иконы, причащаются с одной ложечки и до недавнего времени экономили на пластиковых стаканчиках для запивки. И хотя Русская Православная Церковь принимает максимум мер по дезинфекции, разграничивает пространство в храме и уговаривает православных оставаться дома, критики всегда найдут нарушение.

Но простите, а раньше этой проблемы не существовало? Ничто в церковной ограде не вызывало брезгливости?

У ворот храма каждого мирянина криками встречает …артель нищих, включая цыган. Демонстративно грязных – профессия обязывает. Сомнительно, что они собирают копейку на хлебушек. Но не то чтобы жалко монеты, подать её неприятно физически, ведь ненароком всё равно коснёшься заскорузлой руки.

А самому помыть руки негде. Чистый туалет – для священников и сотрудников. Для прочих прихожан – деревянная будка на улице (встречается и туалет платный).

Вспомним горы тряпья и хлама, которые несмотря на ворчание священников, ползуче заполняют приходские помещения. «Что нам негоже» – не на мусорку, а в храм, вдруг кому понадобится…

Чаепития в трапезных – не один прихожанин вспомнит, что хоть раз да схватил на них какой-нибудь ротавирус. Правильно, если посуду моют — тем более, готовят случайные люди, не всегда доищешься, кто.

Наконец, постоянные лобызания. Мужчины при встрече целоваться перестали, обычай «лобзания святого» кажется остался в 1990-ых. Но войти в храм и перед службой перецеловать все иконочки для многих дело чести.

То же касается и привозимых мощей, к которым выстраиваются часовые очереди. Молиться у мощей некогда, постоянно поторапливают, зато успеешь поцеловать – и готово! Некоторые тётеньки старательно чмокают, отчего в церкви женщинам не благословляется помада. Даже если после каждого десятого протирать ковчежец тряпочкой, можно представить, какая там коллекция микрофлоры.

Раньше ответ на всё был один: «Ты самый умный? Смирись. А не нравится – значит ты неверующий, уходи!» Больше так уже никто не скажет.

Не будем давать повода ищущим повода.

Ковидиоты и конспирологи

Увы, в храме заразиться можно. В том числе через прикосновение к святыне. Это прекрасно понимали верующие времён Екатерины II и Григория Орлова, но в стране, где вера вот уже тридцать лет «только возрождается», многим захотелось наступить на старые грабли.

Конспирологи, «непоминающие», антипрививочники, борцы с ИНН, экуменизмом и мировым масонством – вся эта крапива обильно цвела в церковной жизни, но всё-таки на задворках, среди маргиналов. Это источник сектантства в здоровом христианстве, главный принцип которого «не верь, кума, глазам своим, а верь словам моим». Достаточно убедить человека в том, что самые привычные и добрые вещи – источник скрытой опасности: всюду паразиты, ползающие по кровеносным сосудам, в том числе космического происхождения, а американские самолёты распыляют над страной вдыхаемые наночипы. С тем наивным, кто поверит в чепуху, можно делать «что хошь».

В начале эпидемии конспирология начала расцветать буйным цветом. Благочестивые бабушки твердили всем, что вирус это «фейк» (произнося не «фэйк», а «фьейк»). У православных маргиналов в этом опыт: раньше они отрицали вирус СПИДа, считая симптомы этой болезни непосредственной небесной карой за грехи. Антипрививочники запустили слух о том, что в пандемии виноват Билл Гейтс, склоняя его фамилию вместе с Ротшильдом и Мальтусом. Каждый мужичонка с нечистой бородой мог с таинственным видом заявлять: «Вирус имеет искусственное происхождение, это доказано!». А лекарство, дескать, одно – имбирь и лимон (в американском варианте ещё и наркотик — гашиш).

Но масштабы эпидемии росли, и кое-кому пришлось прикрыть болтливый роток. Неприятно, если из-за твоего «особого мнения» могут погибнуть люди. А сводить физически здоровых людей с ума было приятно?

Потеряла лоск и другая православно-маргинальная мечта: уйти в лес, в глухую деревню. Увы, пандемия на то и «пан-демия», что охватывает всю планету. Спрятаться в тайге? Но инфекция рано или поздно доберётся и туда. Даже туда, где нет других людей, вирус могут принести звери и птицы. Зато достойной медицинской помощи в глухомани не получишь, до областного центра могут не довезти. В Москве и Нью-Йорке инфицированных больше, но и меры по их спасению принимаются куда более мощные.

Экономика, политика и сильная рука

Ещё одним фактором, влияющим на темпы пандемии, оказалась её политизация. Чтобы не схлопотать штраф за «фейк», разберём ситуацию на примере зарубежных стран.

Лидером по количеству заболевших оказались США – самое богатое и самое престижное государство. Больше других пострадал Нью-Йорк, новый мировой Вавилон. Всё было давно предсказано в голливудских триллерах: попади Америка в беду, требующую спасения людей, сразу появится мистер Бизнесмен, заявляющий: «А как же экономика? Останавливаться я не согласен!» Только что простому человеку до «сильной экономики», его задача выжить, и не важно, скольких долларов не досчитается олигарх.

Конечно, Америка быстро «исправилась», организовала карантин, поддержала финансово граждан и малый бизнес. Но Дональд Трамп успел наговорить столько лишнего! «Пусть все переболеют, и вирус исчезнет сам собой! Ха-ха, к Пасхе произойдёт чудо, проснетесь, а эпидемии нет». Да, но при этом 6% процентов заболевших погибнет, и сколько-то ещё сделается лёгочными инвалидами. (Потом он ляпнул, что «США сделались королями ИВЛ»).

Цель обычного правителя: единение народа вокруг своей фигуры. Трамп к этому особо не стремился. Его амплуа – «злой начальник», который будет разделять и властвовать, топать ногами, зато «побеждает сильный», «проигравший плачет». Поэтому многие американцы пришли в ужас, когда он возглавил страну, и стали ждать катастрофы. Как раз под конец президентского срока она и случилась! При этом Трамп принимал и полезные законы, добрые решения, но ему никогда не забудут развала «Обама-кэйр» – программы доступной медицины для бедняков.

Другой пример – Беларусь и «отец нации» Александр Лукашенко. Казалось бы противоположность Трампа, но то же отрицание эпидемии, призывы «попить водочки» и «покататься на тракторе». Пускай погибнут тысячи, зато экономика Беларуси… Она была когда-то сильной? Минчане, витебцы по уровню жизни превосходили хотя бы москвичей и киевлян? Слабый организм, даже переболев, сильнее от этого не станет.

И наконец Китай, первый победитель коронавируса. Там нет единого харизматичного лидера, Си Цзиньпин – всего лишь «товарищ председатель», встроенный в систему сложных политических противовесов. Все отвечают за всех. Меры вводятся суровые, но винить в них персонального некого, так решил народ, так спущено с неба. И вот Харбин, в котором за 10 дней заболело всего-то 57 человек, окружается строгими кордонами (в день появления этой новости только в Челябинской области 57 случаев было диагностировано за сутки).

Сегодня многие православные высказывают беспокойство по поводу цифровых технологий слежки за гражданами. Парадокс в том, что те же самые люди грезят православным царём или хотя бы новым Сталиным, «сильной рукой».

Вопрос как всегда в том, в чьи руки попадут новые изобретения. Если технологии встанут на службу общества и закона, как в Китае, то при всей их жестокости они помогут победить болезнь. Если же сильный лидер страны, особенно какой-нибудь ближневосточной, использует их в политических играх, тем более репрессиях – страданий будет больше. Америка, кажется, задумается над этим всерьёз.

5 вещей, которые после пандемии, потребуют осторожности или отказа

1. Покупка с рук на улице зелени, фруктов и овощей, молока. Неважно, «подешевле» или «по-домашнему», главное – безопасность. Это же касается и фастфуда, и даже совместных воскресных чаепитий на приходе.

2. Купание в открытых водоёмах, отдых на берегах городских и пригородных озёр. Неуютно будет и в уральских здравницах, недавно побывавших в роли обсерваторов. О полетах за границу этим летом и речи нет.

3. Библиотеки и буккроссинги. Читальные залы публички и университетов, конечно, не закроются. Но уже не всякий книжный «антиквариат» захочется нести домой.

4. Дешевый общественный транспорт. Частные маршрутки, которые не моют месяцами, плацкартные вагоны, где одна подушка не дезинфицируется сезон и т.д.

5. Православные лобзания. Что важнее, перецеловать все иконы в храме, включая настенные фрески, или помолиться?

5 вещей, которые после пандемии закрепятся в нашей жизни

1. Цифровые технологии: дистанционное обучение, электронная оплата и т.д.

2. Прививочная дисциплина: сезонные прививки для взрослых, несмотря на возможные осложнения, станут делом обязательным, а не «непонятным геморроем».

3. Маска на улице – тканевая, многоразовая давно уже стала приметой пешеходов в странах Азии. Она защищает не от вируса, а от …пыли. Зато пыль может оказаться заразной не менее, чем воздух.

4. Тревожные чемоданчики на случай госпитализации, домашние запасы круп и консервов.

5. Домашняя молитва, в том числе совершение богослужений дневного круга по Часослову. Многие миряне о такой возможности знали, но не могли собраться и решиться.

Юрий Эльберт