Миры Пола Андерсона

Пол Андерсон родился 25 ноября 1926 года в Бристоле, штат Пенсильвания, в семье скандинавов. Вскоре после его рождения его отец, Антон Андерсон, перевез семью в Техас, где они прожили более десяти лет. После смерти Антона Андерсона его вдова увезла детей в Данию.

Потому у писателя так много книг, посвященных скандинавской мифологии, и в этих книгах Андерсон проявляет ту особую христианскую мудрость, которой так не хватает в современном мире.

И в каком-то смысле он выпадает из плеяды знаменитых фантастов, отличаясь от них своей верой в человека. А эта вера не была свойственна XX столетию вообще.

Если XVII век очарован человеком, XVIII очарован идеями (нации, государства, науки), то XX век принёс почти тотальное разачарование в человеке, когда мыслящие европейцы не могли понять, как все они, думающие и культурные люди, могли взяться за оружие и учинить две мировые войны, геноцид, газовые камеры и другие тому подобные вещи. Высказывались предположения, что поэзия невозможна после Холокоста, что невозможно творчество, если это не то творчество-крик, которое принято в экзистенциализме.

Творчество Андерсона, напротив, говорит о том, что поэзия возможна, и что война – не изобретение XX века, но и она не может отменить того, что в человеке есть что-то невероятное, без чего мир никогда не был бы полон.

Отсюда такие сюжеты его романов, как история «Крестоносцев космоса», где средневековое английское войско герцога Роже побеждает галактическую империю неприятных рабовладельческих версгорцев, сюжет совершенно завораживающий, но внутри основанный на мысли о том, что пессимизм и грехи – не последняя правда о человечестве, не то, ради чего люди здесь существуют.

Конечно, время всегда влияет на автора, но, если автор мудр, то он отвечает на вопросы времени иначе, чем это делает большинство его современников.

Экзистенциализм утверждал, что человек есть результат тех выборов, которые он совершает. Пол Андерсон добавляет к этому, что за человеком стоит религиозная традиция, традиция доброты вообще, но зиждится она на той же старой вере, о которой XX век привык говорить со снисхождением.

Экзистенциализм призывал жить не вещами, а самосозиданием себя. Пол Андерсон писал, что это самосозидание совершается через подвиг. Отсюда в его романах столько героев, и отсюда его обращённость к героической эпохе Средневековья, которая так подходит к его книгам, и где человек мог быть великим, мог быть громогласным и выражать свою силу не только в мускулах, но и в сострадании.

Семья Андерсона вернулась в Соединенные Штаты после начала Второй мировой войны, в конце концов обосновавшись на ферме в Миннесоте.

С тех пор он начал писать, и его книги были ответом на те вопросы, которые звучали вокруг него и в нём.

Писал он и научную фантастику и фэнтези, и везде, не смотря на героический фон, в его книгах была какая-то теплота уверенности в том, что человек больше той грязи, которую современность решила в нём видеть.

Как говорил редактор, писатель и критик Д. Найт, «среди мыслителей Андерсона можно отнести к рационалистам, а среди писателей – к романтикам. Столь парадоксальное сочетание оказалось весьма плодотворным».

Андерсон – не романтик в литературном смысле. Его романтизм, это, скорее, его вера, его христианство в книгах, где герои часто думают и говорят о Боге, и часто говорят такие пронзительные вещи, что остаётся только плакать.

Так, одним из первых прикосновений к благодати для меня, студента первого курса, были последние абзацы фентезийного романа Пола Андерсона «Дети морского царя». Помню, как я сидел дома в кресле и читал эти строки, а внутри разгоралось неведомое прежде солнце, которое душа ясно понимала как прикосновение Божие, и ничего тогда не хотелось так, как ответить Ему на этот свет чистой эльфийской верностью красоте, берущей своё начало лишь в Нём, Высочайшем…

Приведу здесь эти, поразившие меня в тот день строки:

«Отец Томислав совсем поседел, его руки изуродовал ревматизм, в поле он уже не мог трудиться. Но старик все еще служил в сельской церкви. И однажды он так проповедовал перед собравшимися прихожанами:

— «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». Этими словами отвечает Спаситель вопрошавшему Его фарисею Никодиму. Если бы Господь не пекся о нашем спасении, разве стал бы Он утруждать Себя доказательствами? Он мог бы просто сказать людям: вы знаете, какие чудеса Я творил. Не докучайте Мне, падите ниц и молитесь, если не хотите, чтобы Я обрушил на вас гнев Мой. Но Господь сделал все, чтобы объяснить людям суть чуда. Ибо Он хотел, чтобы люди шли к Нему по своей доброй воле, а не из страха перед Божьим гневом. Чтобы они шли к Нему как к отцу родному. Господь наш нас любит. Никогда не забывайте об этом. Мне думается. Он посылает нам меньшие испытания, нежели те, кои мы по неразумию нашему сами себя подвергаем. Веруйте же твердо, что Господь о нас печется. Какая бы ни стряслась беда, Он не оставит Своих чад. Никого не оставит, ни одного человека. Иисус умел разговаривать с простыми людьми, грешниками, язычниками. Ныне в нашей земле есть еретики и язычники, турки, евреи, венецианцы — и Господь любит их так же, как нас. Мы, смертные, нередко оступаемся, мы порой не видим средства избегнуть сражений и войн. Но разве поэтому мы должны пестовать в себе ненависть?

В узкое незастекленное оконце упал солнечный луч. Должно быть, от света на глаза старого священника навернулись слезы. Он утер глаза и продолжал:

— «Ибо так возлюбил Бог мир», — сказано в Евангелии. Я понимаю эти слова так: Господь любит все, что создано Им, а в мире нет ничего, что не сотворено Господом. Помните об этих словах, они помогут вам обрести душевный покой. Помните о том, что даже прах под вашими ногами любит Господь Бог. Мы были свидетелями того, что Господь даровал водяным бессмертную душу. Бог… Бог простил несчастную тень, взял ее на Небеса… Будем же черпать силы в любви Господа нашего. И я вижу, что Бог не создает ничего случайного. Даже демоны и Армагеддон и все прочее — они показали нам, сколь ужасны злые деяния… И в Судный день воскреснут не только умершие, но и все, кто когда-либо жили на Земле. Они воскреснут к вящей славе Божией».

И когда я читал это, то и сам плакал и удивлялся свету, который разлит по миру, и в котором так много узнаётся Великий Бог…

Артём Перлик