На правах невротика…

Размышления над опусом Натальи Скуратовской

Современный мир поражен невротическими проблемами. Люди, на пике цивилизации, становятся психопатами, потому что в существующем разнообразии и плюрализме люди теряют себя, теряют ориентацию и понимание смысла жизни. Отсюда – возросший спрос на фейковые попытки преодоления этого кризиса: на оккультизм, медитацию, психотерапевтов и психологов. Эти люди сегодня весьма востребованы охлосом, толпой, не понимающей сути проблемы.

По указанным причинам разговор о невротичности – серьезный и востребованный разговор. Но проблему нельзя упрощать и профанировать: ее корни – исключительно духовные.

Но при этом необходимо строго отличать «невротичность» и даже «агрессивность» (хотя неврозы могут быть и астенического типа) от любых психопатологий. Психопатологии начинаются там, где человек думает, что он может изменить реальность там, где это невозможно (к примеру, повернуть время вспять), или где человек просто не умеет видеть реальность. Невротик же как раз видит все «как есть», просто не умеет себя держать на безопасном расстоянии от реальности и либо бросается на нее в драку (как вот, к примеру, я), либо – впадает в депрессию. Порою неврозы проявляют банальную глупость: Вот стоит ли пьянице, который пропил все, что у него есть, говорить, что он дурак? Но невротик не может себя удержать от того, чтобы не высказать «всю правду-матку».

Ниже, в трех частях, я разберу мифы о невротиках мадам Натальи Скуратовской и изложу свое видение неврозов и путей их преодоления. У меня в этой ситуации, как мне кается, есть преимущество: я осознаю себя невротиком и говорю не извне, как пытается говорить мадам психолог, а честно говорю изнутри ситуации.

Часть I

Разбор мифов Скуратовской о невротиках.

Итак, проблемам «невротического склада личности» посвящен очерк психолога (по крайней мере, таковой себя считающей) Скуратовской. Я считаю, что ее подход – это мифологизация. Она мало что понимает в затронутой теме, много всего начиталась, а в свою душу заглянуть боится. Поэтому ее критиком выступит человек, который не только не боится признать себя «невротической личностью», но еще и много лет подчеркивает свою невротичность в качестве доблести. Этот человек – я. Ниже я буду курсивом выделять слова Скуратовской, а потом объяснять, в чем она не права.

Скуратовская: У невротической личности самооценка полностью зависит от того, как относятся к невротику другие. Именно поэтому он чутко ловит малейшее невербальное отношение к нему.

Верно, но лишь отчасти. 1. Я бы сказал, что у любой личности (а не только у невротика) от внешней среды зависит не самооценка, а рефлексия. Самооценка у каждого остается такой, какая она есть, а вот рефлексия на внешнюю среду, если ее мнение о тебе не совпадает с твоей самооценкой – это как раз и отличает невротика от спокойного взвешенного человека. Не существует такой личности, которую бы не волновало мнение окружающих о нем. Просто рефлексия на эту среды троякая: а) «Да плевать мне»; б) «Хорошо, учту, по кр. мере, они имеют право на свое мнение, даже если заблуждаются»; в) «Да как они посмели! Да вот я им!».

2. Не все, кто чутко чувствуют «невербальное к себе отношение» – невротики. Вопрос упирается в реагирование на это отношение внешней среды. Невротик – тот, кто не может наладить спокойного и мирного существования своей личности по причине гнетущих его, вполне реальных (а не придуманных им) недружелюбных «энергий» внешней среды. В этом, видимо, и состоит основная задача «кожаных риз» (Быт 3:21), в которые Господь одел человека после грехопадения. Одно из основных толкований этого момента заключается как раз в том, что человек утратил изначальную «утонченность», потому что контакт с миром «тонких энергий» стал не безопасным для его нервной системы, а то и для психики. Т.е. человек стал, что называется «толстокожим» и «черствым».

3. То, что утонченная личность может быть весьма травмируемой внешней средой, вовсе не значит, что невротику закрыты двери постижения благодати и прикосновения к Любви Бога (о чем постоянно твердит в своем назойливом опусе Скуратовская). Другое дело, что он сделает с этим всем. Хватит ли у него сил переключить внимание личности с негативной волны на позитивную. Ведь и «черная энергия» (как энергия человеческой злобы так и темные оккультные силы), и «нетварные силы благодати» – относительно человека имеют «внешний» источник. И невротик моет получать истинное блаженство и счастье от прикосновения благодати, от молитвенной тишины. Но человек свободен «переключить» внимание на негативную волну и «ловить» огорчающие его «волны». С какой целью? – Скажу по собственному опыту: Сначала с наивной детской верой (которая постоянно терпит разочарования), что искренне высказанное негодование и обида должны устыдить людей, посылающих мне «негативные энергии» и переменить их мнение. Да, это «детский сад», и потому по мере накопления опыта разочарований у невротика открывается два пути: а) Или плюнуть на «негативную волну» и быстро «переключаться» на источники жизни, б) или накапливать в себе все больше ненависти к «негативным источникам», вести с ними изнурительную войну до последней капли собственной крови.

Скуратовская: Человек в этом состоянии не может научиться признавать свои ошибки.

А вот это Скуратовская врет! Может быть, это она не способна признать свои ошибки. Она не понимает логику поступка невротика. Невротик понимает, что поступает неправильно и готов повиниться и покаяться, но …вот он видит, что другие действительно относятся и к нему в т.ч. неправильно. Ну и нафиг надо перед ними каяться? Это все равно как если бы заяц с перепугу чесь брехнул про волка, а потом бы пошел просить у волка прощения. Вот у меня однозначно невротический склад личности, и я мотивирую свое «неправильное» поведение всегда только тем, то я готов быть зеркалом своих собеседников. Ко мне со злом – и я отражу это в оптическом зеркале. Бо нефиг спекулировать добром. Вы ведь все думаете: «а, мы ему сейчас плюнем в душу, а он утрется – христианин же, вроде как обязан». Да не фига подобного! утритесь сами!

Итак, Скуратовская ошибается. Невротик готов признать свою вину, если встретит адекватное и чуткое к себе отношение. Скуратовская и иже с нею приводят массу примеров того, как святые старцы растрогали черствую душу грешника (скорее всего невротика, т.е. человека, которому опостылела подлость и лицемерность человеческого общества, опостылели маски и неискренность, недосказанность…).

Скуратовская: Невротик избирает ту форму религиозности, которую считает одобряемой у значимого для него окружения.

Если б у Скуратовской не было сбоев в логическом мышлении, она бы поняла, что этим тезисом саму себя похоронила. Ведь именно она сейчас как раз и плавает в одобряемом «большинством» религиозно-секулярном мейнстриме, аля-Конанос, аля-гиперпоп и т.д. Но на счастье самой Скуратовской ее тезис – очередной миф. Невротик может избрать религию именно благодаря подлинному призванию свыше. Просто призвание не равно исправлению. Призвание и дар Откровения – все подлинное, а дальше человек должен в свете Откровения справляться с собою. Но не у всех то получается. Скорее скажем честно – у единиц получается. А остальные либо делают вид (как Скуратовская), что у них получается, либо не делают вида (как я), а откровенно говорят на все этические претензии среды: «а пошли вы все…».

Схема Скуратовской из 10 невротических потребностей – чистый фейк. Т.к. я говорю на правах невротика, то скажу о своем опыте по всем перечисленным пунктам:
1. Это стремление есть у всех нормальных людей и нет четкой границы, где оно из нормы перерастает в аномалию.
2. Отказы я получать не люблю, а вот зависеть от кого-то… нет, скорее – предпочту, чтобы от меня зависели.
3. Вот уж чем никогда не страдал…
4. Первая часть пункта (стремление к доминированию) есть (и тоже уверен, что она есть у всех здоровых людей – иначе и спартакиады надо отменить, как стимуляторы невротичности). А вот презрительное отношение у меня проявляется только к недругам и скорее… к тем, кто сильнее меня и от кого я могу оказаться в зависимости. Слабых мне всегда искренне жаль.
5 и 8. Эти пункты есть у любого здорового человека, и у Скуратовской и у всех нормальных людей.
6. Перекликается с п.1. Зависимости мнения о себе от своего статуса нет, а вот тех, кто мой статус не признают или игнорируют – искренне и от души презираю.
7. Опять перекличка с п.1. Ну, нет у меня идеализированного образа самого себя, хоть я и невротик. Я это признаю и плевал на всех, кому это не нравится.
9. Скорее напротив. Будучи хоть и невротиком, но лидером – я ищу ответственности.
10. Опять тавтология с п.1. и п.7. Ответ см. п.7.

Скуратовская: Невротик стремится зависеть от другого, боясь одиночества, эмоционально оставаясь ребенком… Часто в этой роли оказываются священники, ведь «сам Бог велел» приходить к отцам и «усыновляться». Именно поэтому священникам в духовном руководстве важно не вступать в созависимые отношения, к которым такие чада будут их невольно склонять.

Совсем наоборот. Скорее в моем случае – полное отсутствие опыта «сыновства», я чуть ни с пеленок рвался к власти и показывал всем старшим, что они идиоты. Сколько было у меня вариантов принять путь церковного карьериста, но для этого надо было – хотя бы на время – притвориться послушным чадом, а я никогда этого не умел. Кода я был мирянином (с крещения до пострига – 10 лет) и потом рядовым монахом (еще + 4 года), со мною все воздыхали: я никому не позволял быть моим духовником. Я даже на исповедь приходил с готовыми епитимиями для самого себя: «отче, я согрешил и готов понести вот такую то епитимию». После монашеского пострига я принял от постригавшего меня «монашеский канон», но уже через месяц пришел к нему «смиренно и настойчиво» просить изменить некоторые детали, т.к. мне они были неудобны. …Моя трагедия, скорее в обратном – отсутствие опыта послушания, опыта позитивного сыновства. Моя мама иронично иной раз говорит, что первыми моими словами было «я сам», затем «дай, хочу», а уже потом «мама».

Скуратовская: Невротику важно не просто общественное признание, ему необходимо быть объектом восхищения со стороны других. Ведь это куда надежнее, чем признание одним человеком. Статус в обществе определяет его самооценку, а нужда в восхищении приводит к тому, что для невротика годится всякая лесть.

Ой, сколько лозунгов и мало понимания… К примеру, я лесть терпеть не могу и за лесть могу пришибить. Сколь остро я чувствую непочтение к себе, столь же остро – и фальшивое уважение. И за него могу, как сказал уже, и «выйти из берегов» равновесия. Насчет «быть объектом восхищения со стороны других», так это присуще всем людям, чья жизнь связана с социальной активностью – и Скуратовской это присуще не меньше чем мне, только она в этом боится признаться всем, даже себе самой.

Скуратовская: Зачем таким людям нужна Церковь?

А вот этого мадам психолог сколь бы крута она ни была, никогда не узнает, потому как в душе любого человека есть свои страсти, но взаимоотношение призывающей благодати (адресованной в т.ч. и невротикам) и человеческого сердца для мадам останутся втайне навсегда. Их зрит только Бог.

Скуратовская: Неспособность к покаянию – это реальная проблема невротика. Пока человек пребывает в состоянии невротической религиозности, о покаянии речи не идет, потому что он физически не способен осознать себя как нечто отдельное от «идеального Я» и других защитных механизмов. Именно поэтому, пока не решена психологическая проблема, к духовным подступиться невозможно, так как нет субъекта, с которым можно работать.

Мадам слишком много о себе мнят. Они хотят сказать, что они, психологи – «дверь» невротика к священнику. Если уж и откроется невротику нечто, то только от касания божественной благодати и любви Бога, а не через манипуляции и изощрения психологов.

И последнее: невротичность может быть вынесена не из детства (а Скуратовская утверждает, что у невротичности корни именно в детстве). Я знаю многих хороших священников, которые начинали как успешные пастыри, а через 10-15 лет выгорели, разочаровались в людях и в своих возможностях исправить нравы своей паствы и превратились в невротиков. В сущности, невротик – это человек, переживающий кризис. А кризис – это всегда больно. В любом возрасте – и в детстве, и в зрелых летах. А боль меняет сознание…

Часть II

Реальные корни наших неврозов.

Я уже не впервые встречаю у Скуратовской одно и тоже объяснение всех неврозов: «Невротики – это те, кому в детстве досталось мало любви и тепла». Такое ощущение, что у мадам у самой было нелегкое детство и она пытается задним числом оправдать все свои внутренние кризисы исключительно «недостатком родительской любви». А еще в этой навязчивой идее плохо скрываемая претензия повзрослевшей детины к своим родителям. Т.е. плохо скрываемый инфантилизм.
Невроз – это расстройство личности, ее характера, а не природное заболевание, а потому у неврозов нет одного-единственного источника, как, скажем, у вирусных заболеваний или у отравлений. Неврозы всегда «очень личное» заболевание. Я, разумеется, не собираюсь отрицать соматических последствий расстройства личности. Но последствия – не причины.

Какие же причины у неврозов?

Мой жизненный опыт позволяет выделить несколько:

а) Обостренное чувство правды, справедливости. Человек, тонко чувствующий фальшь, не может смириться с тем, что вокруг столько лжи. Если он сам заметит в себе ложь и фальшь, ему легче будет смиряться с ложью других. Но нередко тот, кто возмущается несправедливостью и глупостью окружающих его людей сам бывает действительно кристально чистым человеком. К разочарованию тех, кто всюду видит свои грехи, такое бывает. И если у человека не хватает силы любить грешников как несчастных существ, то он начинает их ненавидеть, а значит, формируется нервозная реакция на окружающих.
К сожалению, в нашем обществе много говорится о правде и справедливости и этими понятиями то и дело манипулируют в социальной среде. Но социальный ракурс справедливости это как раз частный ракурс, который паразитирует на человеческом эгоизме, а потому, говоря о справедливости, современный человек чаще всего возмущается «несправедливостью относительно меня», а не попранием Правды Бога в принципе. Но эгоистический ракурс в любой сфере приводит к нервозности.

б) Одиночество и бессилие при наличии больших жизненных планов. Если человек не готов отказаться от своих планов и сменить вектор движения по жизни, то он вступает в единоборство если не со всеми, то со многими. А этот подвиг требует большого терпения и мужества. Если последних нет, борьба превращается в «психопатическую истерику».

в) Разочарование в любви и дружбе. Я знал несколько восторженных людей, которые готовы были есть из собачьей миски, спать в подъезде, при этом искренне верили в дружбу, искренне отдавались делам служения ближним и были искренне влюблены. Но у всего хорошего в этом мире есть свой кризис. Это я называю «феноменом Иова». И вот из этого кризиса человек либо выходит обновленным, закаленным, духовно возмужавшим и научившимся любить «вопреки всему», либо раздавленным невротиком с комплексами личных обид.

г) «Информационный мусор», темп и шум мегаполиса. В классическом обществе, с его размеренным, созерцательным течением жизни, человек умел наслаждаться всем: красотой природы, тишиной, уединением, общением с друзьями, лаской женщины. Ожидание письма или долгожданной книги по почте закаляло его терпение. Сейчас время как бы ускорилось. Вспоминается анекдот про ворону и сыр в современной подаче: Ворона едва успела уловить кусочек сыра и уселась на ветку, как из-за кустов выбегает лиса с хоккейной клюшкой, не останавливаясь и не сказав вороне ни слова, выбивает у вороны клюшкой сыр, подхватывает на лету и бежит дальше. Очухавшаяся ворона говорит: «Не фига себе басню сократили». Отмеченные факторы негативно влияют на нас, прежде всего, на физиологическом уровне, т.е. расшатывают и убивают нашу нервную систему. Это, разумеется, сказывается и на нашем характере. Именно на отмеченную нами в этом пункте связь обращают внимание ученые социологи, психотерапевты, политики всего мира: Росту прогресса пропорционально соответствует рост невротических и даже психических расстройств.

д) Разочарование в пройденном пути и вообще в «смысле жизни». Действительно, жизнь в обществе потребления – бессмысленная. Человек теряет себя, а окружающий мусор информации и темп житейских процессов его окончательно расплющивают. Если человек не готов стать зомби, то он либо порвет с этой цивилизацией, либо станет невротиком.

е) Знание Истины. Это может быть кого то удивит, а кого то даже возмутит: познание Истины должно оживотворять, а не напротив. Но! «Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь» (Еккл 1:18). Истина – это тоже бремя, которое не каждый может понести. А особенно в наш век скепсиса и разочарований, когда Истину не оспаривают – ее просто осмеивают и игнорируют, а точнее – отрицают ее как таковую. «По доброму, старому психиатрическому определению, психопат – это человек, который либо страдает от требований, предъявляемых ему обществом, либо заставляет страдать само общество от своих требований» (Конрад Л. Агрессия.). По этой шкале пророки были психопатами во втором значении этого слова: Они все время пытались переделать общество под открывшиеся им универсальные принципы, а общество это воспринимало, как проявление агрессивного насилия. Современная психиатрия очень «внимательно следит», чтобы у человека не было претензий на «обладание универсальной Истиной», т.е. именно на обладание тем, к чему нас приобщает Христос в Церкви. Опять же, если мы откроем библейские книги ветхозаветных пророков, то мы почти в каждом из них увидим невротический разлад: агрессивные споры, неадекватные жесты, желание любым путем заставить современников услышат себя. А разве Иисус в Храме в канун Пасхи проявил не «невротический срыв», когда, едва заметив бурную торговлю в храмовом дворе, никому ничего не сказав и не попытавшись никого ни в чем убедить, схватил бич из веревок (Ин 2:15), погнал торгашей как скот из храма и раскидал деньги менял? Вообразите себе такой поступок на современной торговой точке – куда бы отправили «агрессора»? В полицию или в психушку? – В случае с Иисусом, думаю, по второму адресу, ведь Его агрессия с т.зр. существующего социального стандарта была «немотивированной»: Он вышел из Себя не ради получения денег или вымещения личной обиды (что было бы делом для полиции), исключительно по каким-то своим «идеалистическим сверхидеям».

Так что быть невротиком не так уж и плохо. А честному человеку тяжелее всего не стать невротиком.

Часть III

Невротик в Церкви.

И вот человек понимает, что подлинные корни неврозов – духовные. Никакие снотворные и наркотики (будь то материальные таблетки, будь то всякие «духовные» наркотические практики в виде медитаций, йоги и т.д.) не решают его проблем. Честный человек не согласится играть в иллюзию «нормальной жизни», когда все вокруг не так, как надо. Только в Церкви через парадокс Креста (!) он может – нет, не преодолеть, а всего лишь научиться нести бремя страданий, несправедливости и зла этого мира. Наркотик обещает «снять напряжение», не устраняя проблем, но уча не замечать их. Крест учит нас смотреть на реальность реалистично: с ясностью мыслей, с болью в глазах, с мужеством в сердце и с любовью в душе.

Но в Церкви у человека могут возникнуть проблемы в одном из двух направлений:

а) Церковь не отвечает его личным запросам и Бог «не реагирует» на все просьбы человека.

Т.е. пришедший в Церковь человек с «крестом» мирских и душевных страданий на плечах пытается в Церкви снять с себя этот груз, т.е. крест. Т.е. в религии он ищет не правды, а наркотика – как и в практиках психотерапевтов и йогов. И вот тут Церковь должна раскрыть ему две истины:

1. Крест не снимается, а преображается путем отказа от своего эгоизма и погружения в бездну Страданий Христа;

2. Человек может быть христианином только в том случае, если готов идти крестным путем с любовью, а не ради каких то своих корыстных целей.

В религии такой человек должен понять: Бог не даст нам того, что мы хотим – Он не будет служить нашим мелким страстям и не поможет нам в наших начинаниях, которые, в конечном счете, приводят как раз к разочарованию. Он укажет совсем Иной Путь. Т.е. Он не просто «поправит» нас или «поможет» нам в наших земных целях (найти работу, иметь хорошую зарплату и т.д.). Он поставит нас на совершено иной Путь, ведущий к совершенно другой Цели – к единственной достойной человека Цели.

б) В Церкви он сталкивается со все тем же «мирским духом» коммерческой гонки за «показателями», с потребительским и формальным отношением к духовной жизни, с отсутствием интереса к справедливости и Истине.

Эта проблема куда острее, т.к. она находится уже реально в нашей среде. Другое дело, что не все виды справедливости (а выше мы говорили, что справедливость эгоистическая по определению ущербна и греховна) могут быть в сфере интересов Церкви и не все пути «борьбы за правду» совместимы с крестной экзистенцией Церкви. Но тут человеку нужен духовно опытный наставник. Или же сильное религиозное чувство, подлинный опыт причастности благодати. Без хорошего наставника человек с сильным религиозным чувством не уйдет из Церкви, хотя и наделает много ошибок. Но поскольку в каждом из нас переплетены эгоизм и жажда истины, то никто из нас не совершен в своем духовном Пути ко Христу. Тогда нам остается только идти. Идти вперед, вопреки отсутствию ясности, вопреки бездарности пастырей и продажности клириков, вопреки наличию вблизи других искренно верующих и любящих братьев и сестер по вере, вопреки одиночеству – не покидать Церковь, черпать силы у Христа в Его животворящей Трапезе Евхаристии! И у Него потихоньку учиться благодарить за все жизненные испытания и уроки. Главное понять, что не существует оного общего универсального рецепта для всех. Ну а если вы увидите своего ближнего «выходящим из берегов» и вам захочется (с подачи госпожи Скуратовской) навесить на него какой либо ярлык (или «точное определение»), то представьте себе такую картину: Вы в Иерусалимском Храме в 30 г. н.э., и видите, как какой-то «Странный Человек» нарушает спокойствие, кричит, гневается, гонит людей бичом, разбрасывает по двору деньги валютчиков, и вы еще не читали «Православного Катехизиса», не знаете, Кто Это и почему Ему «все можно». Какое бы чувство вы испытали к Этому Человеку тогда, там, в тех условиях? Смогли бы вы увидеть в Его «невротической агрессии» действия Бога, или записали бы Его на примем к психиатру?

архимандрит Феогност (Пушков), кандидат богословия,

священник УПЦ МП. Телеграм-канал: https://t.me/o_thg