Не Иерусалим ли это?

Это личные рассуждения паломника-одиночки. Я не буду пересказывать здесь историю и описание святынь, которые вам поведает экскурсовод. О них также можно прочесть в прекрасном путеводителе монахини Мариам (Юрчук), продающемся в русских храмах Иерусалима.

На фото автор паломнических заметок - Остап Давыдов На фото автор паломнических заметок — Остап Давыдов
Кому-то статья может показаться недостаточно благочестивой. Но Иерусалим – не Дивеево, он сложный, он состоит из противоречий, из благочестия и греха. Напряжение здесь разлито в воздухе. Но ведь и главная весть Христианства на земной взгляд противоречива: Бог стал Человеком, умер и воскрес. Всё это здесь – на Израильской земле.

Скорбный путь и храм Гроба Господня

Наверняка каждый паломник, собирающийся в Иерусалим, слышал о Via Dolorosa – Скорбном или Крестном пути, который прошёл перед казнью Спаситель, неся орудие казни – Крест. Он начинается от Львиных ворот и состоит из 14 станций (в православном путеводителе написано «стояний»), отмеченных Страстными событиями: вот Пилатово судилище, вот темница, где держали Спасителя, вот место, где крест был передан Симону Киренеянину, вот место встречи Его с Пречистой Матерью, а там святая Вероника подала Господу платок…

Львиные ворота – восточный вход в Старый Иерусалим. За ним междугородняя трасса с интенсивным движением, а вдалеке Масличная гора и Гефсимания. Иными словами, если вас к Львиным воротам не привезут на экскурсионном автобусе, вам скорее всего предстоит пройти этот путь обратном направлении. Трамвай привезёт к западной границе – к Яффским или Дамасским воротам. Переступив их черту, вы немедленно окажетесь в лабиринтах шумного восточного базара. Разглядывая сувениры, боковым зрением вы вдруг поймаете синюю табличку: «Via Dolorosa». Как уже?!

Хранить молитвенный и даже скорбный настрой на Крестном пути сложно. Из-за железных навесов, приделанных к старым домам, и мерцающих в полутьме гирлянд, этот маршрут подчас напоминает «китайский» рынок в худших традициях 90-х годов. Относительно спокойно лишь в начале пути – у дома святых Иоакима и Анны, рядом с которым купальня Вифезда (она действительно глубока, только не надейтесь окунуться — теперь это живописные развалины).

Свернёшь на параллельную узкую улочку – тишина. Почти никого, только арабские дети впятером оседлали пластмассовый автомобиль. Каменная мостовая, древние и выцветшие от солнца дома (конечно не евангельских времен, но всё-таки столетние, а то и тысячелетние). По такой улице шёл Спаситель, а хозяйки развешивали бельё…

Храм Гроба Господня – конец скорбного пути. Честно говоря, у меня он оставил впечатление …ужаса. Но Голгофа и должна быть ужасной. Полутьма, духота, копоть, постоянный галдёж. Храм разделён между конфессиями, но в момент, когда я попал, ни у одной службы не было. Вход в армянскую часть был перегорожен скамьей с товаром.

Вокруг Кувуклии (места воскресения Христова, храма внутри храма) кольцами тянется очередь. Возле входа стоит батюшка в греческой скуфье и громко взывает на смеси языков: «Месье-медам, гоу-гоу, донт стоп!» Он прав, если не торопить молящихся, очередь растянется на часы, если не на сутки. С противоположной входу стороны Кувуклии пристроена часовня, где сидит живописный коптский схимник. Передо мной стояла группа туристов, и экскурсовод старательно объяснял, что свечи поставленные здесь – ближе всего к святому месту, а следовательно прошения исполняются вероятнее… Толкотня: то за свечами к монаху, то к окошку Кувуклии – засунуть записки.

В храме Гроба Господня невольно приходила на ум сцена из Евангелия, когда Христос взял в руки бич. «Дом Мой домом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом…» Впрочем, это всего лишь слабость человеческая, «восточный менталитет»… Так или иначе, покидая храм Гроба Господня, вздыхаешь спокойно.

Есть в Иерусалиме ещё одно место – сад Воскресения Христова. Находится он за пределами Старого Города, но близко к нему, в арабских кварталах, между улицами Султана Сулеймана и Дерех Шхем. Здесь Гроб Господень располагается по версии протестантов-англикан. На светских картах это место называется Садовая гробница.

В саду тишина, цветут розы и магнолии, журчат ручейки. И только гроб-пещера выделяется среди зелени каменно-песчаной желтизной. Не здесь ли Мария Магдалина искала Учителя и вопрошала садовника?

По-моему всё логично: Христос был распят на Голгофе, а потом Иосиф Аримафейский отнёс Его Тело в гробовую пещеру, которую по преданию готовил для себя. Неужели богатый и влиятельный человек выбрал бы непременно место возле Голгофы, где продолжали казнить преступников? Но увы, англикане «обрели» в собственном и саду «свою» Голгофу – мрачный холм, также практически над пещерой.

Недалеко от Садовой гробницы – англиканский кафедральный собор. При нем библейская школа для арабов и неплохой букинистический магазин, где встречается и православная литература (на греческом). Я выменял в нём «Колокольчик» (челябинский православный детский журнал) на мемуары англиканского епископа и Евангелие на французском языке (такое было у Пушкина).

Гора Сион

Гора Сион – святыня ветхо- и новозаветная. Про Ветхий Завет объяснять не надо – достаточно посмотреть, сколько раз упоминается она в псалмах Давида. А в Новом Завете она связана прежде всего с Сионской горницей. Здесь происходила Тайная Вечеря. Здесь в день Пятидесятницы сошел на апостолов Дух Святой.

Это неприметное среди других таких же каменных строений здание – по-моему самое светлое и святое место во всем Иерусалиме. Находится оно, разумеется, у Сионских ворот. Служат здесь нечасто, в праздник Пятидесятницы, отдельно католики, православные и армяне. Внутри непривычно пусто и тихо. Мне удалось между экскурсиями побыть там практически одному и почитать акафист Иисусу Сладчайшему.

Из комнаты, где случилось чудо Пятидесятницы, выходишь не вниз, а наверх, на крышу дома. С неё наверное говорил к народу апостол Пётр. Вокруг расстилается панорама Иерусалима: и город, и весь мир у ног апостолов новой веры – христиан.

Гробница Божией Матери
                                                                                                                                                                                              Гробница Божией Матери

Рядом с Сионской горницей католический храм Успения Пресвятой Богородицы. Православное предание указывает другое место – в Гефсимании, у подножия Масличной горы. И опять на мой взгляд никаких противоречий: скончалась Богородица, там, где жили апостолы, Её приемный сын Иоанн Богослов, а Тело Её отнесли на кладбище за Львиными воротами, где находились могилы Её родителей – Иоакима и Анны. Но это, как и с местом Воскресения Христа, лишь мои домыслы – может быть, своё слово скажут однажды археологи.

Гефсимания и Масличная гора

Если выйти из Львиных ворот в сторону, противоположную Via Dolorosa, и перейти оживленное шоссе, окажешься в Гефсимании. Слева – спуск вниз, в подземный храм Успения, где покоилось тело Пречистой Девы. Справа – на вершину Масличной горы, в русский храм Марии Магдалины и к святыням, связанным с Вознесением Господним. В Библии сказано, что от города это «на расстоянии субботнего пути».

У дороги – Гефсиманский сад. Крепкие старинные деревья, храм с колоннами. И правильная табличка: «Экскурсоводы! Не разговаривайте в храме! Читайте лекции на паперти».

Вышло так, что я пришёл сюда в конце пути, на закате и буквально ворвался в уже закрывавшиеся ворота. «Кто такой настойчивый? – удивился монах, подпоясанный красной верёвкой. – Гринго? Американо?» «Рашн ортодокс». Монах подобрел и впустил меня. Так мы в лучах заката говорили о том, как здесь у Иисуса со слезами капали капли крови…

Здесь становится ясно: Христос не просто пошёл помолиться в сад, Он отправился за город ночью, на кладбище. Кто мог найти Его там кроме ученика-предателя Иуды? И какой шум наделали в темноте воины с факелами…

Русские точки притяжения

Ангел у Яффских ворот
Ангел у Яффских ворот

В Иерусалиме я насчитал их четыре. Это Свято-Троицкий кафедральный собор в Иерусалиме, недалеко от Яффских ворот. Это Александро-Невское подворье на Via Dolorosa. Это уже упомянутый монастырь святой Марии Магдалины на Масличной горе, принадлежащий РПЦЗ. И это Горненская обитель, Эйн-Карем на юго-западной окраине Иерусалима. Если идти туда по обочине шоссе от конечной трамвая, почувствуешь, что значит «вниде в Горняя со тщанием». И как только пророк Захария ходил оттуда в храм на работу!

Дорога в Горняя. Эйн Карем
Дорога в Горняя. Эйн Карем

Здесь с вами гарантированно поговорят по-русски, примут записки, здесь можно купить православный (!) путеводитель, и наконец исповедаться и причаститься Святых Таин.

Мне довелось побывать на вечерне ещё и в румынской церкви. По-русски там не говорит никто, отношение приветливое, но осторожное. С порога спрашивают «Эшти романешти?» – и если нет — значит, случайный турист. Ворота закрыты наглухо, нужно нажимать звонок. Храм расположен на улице Шивтеи Израэль, в районе Меа Шеарим, где живут одни фанатично-религиозные евреи. Ближайшая остановка трамвая «Дамасские ворота».

Стена плача

Стоит ли христианину посещать Стену плача, Храмовую гору, башню Давида и иные не-христианские чтимые места? По-моему да, не для молитвы, а как музей. Иудаизм – всё же не язычество, а по слову апостола Павла: «Обрезание ничто и необрезание ничто, но всё в соблюдении заповедей Божиих» (1Кор. 7:19). Тем более, у Стены плача бесплатные питьевые фонтанчики, туалет и касса экскурсий по подземельям Иерусалима.

У Стены плача никто не плачет (она только по-русски так называется, а на английском – Западная стена). Наоборот взрослые мужчины в шляпах и с черными бородами обнимаются кружком и водят хороводы, что-то весело поют. Тут же ребятня – мальчики с косичками (пейсами). Женщин к стене не пускают, они стоят на смотровой площадке и машут своим сыновьям, занятым «мужским делом» – молитвой.

Музеи и парки

На фоне общегородской неряшливости парки в Иерусалиме выглядят классно, по-европейски. Сразу от Яффских ворот тянется улица Мамилла – пешеходный «арбат» с десятками новых скульптур и уличными музыкантами.

За Сионскими воротами, точнее за «городом Давида» — парк-музей на железнодорожную тему, First station. Его открыли на месте бывшего вокзала, а вместо рельс проложили спортивную дорожку. В парке есть буккроссинг.

Масса музеев сосредоточена вдоль центрального проспекта Яффо: музей Израиля, музей библейских народов и т.д. В южном пригороде – Библейский зоопарк.

На юго-западе города – знаменитый Яд Вашем, музей Холокоста и Второй Мировой войны. От конечной трамвая туда можно дойти пешком или доехать на бесплатном автобусе-шаттле. Путь ведёт через мемориальный парк на горе Герцля, где захоронены израильские военные герои. Там можно отдохнуть и подышать запахом кедров.

Вход в Яд Вашем бесплатный. Покупать аудиогид или экскурсию при знании английского не обязательно, да и так всё понятно без слов. Гибельные концлагеря середины ХХ века – трагедия, роднящая и русских, и евреев.

Советы туристам

Важная информация, которой нет в большинстве путеводителей: теперь поезд из аэропорта приходит в самый центр Иерусалима, туда же где и автовокзал. Станция «Иерусалим – Ицхак Навон» открылась то ли в этом году, то ли в конце прошлого. Долой маршрутчиков, таксистов и автобусы с пересадками. Билет всего 17 шекелей!

Двухэтажный поезд. По скорости и количеству тоннелей – скорее «лёгкое» метро. На вокзале «Ицхак Навон» имеется два рояля, буккроссинг и туристический центр, где вам бесплатно дадут карту города и по-английски ответят на вопросы. Аналогичный туристический центр расположен у Яффских ворот.

Деньги лучше всего менять на почте «Доар Израэль». В аэропорту обменников много, но и комиссия велика: с 5 долларов 1, с 20 – 3, с 50 – 3.5. Лучше поменять небольшую сумму, чтобы хватило на проезд до города. Удобное почтовое отделение расположено на улице Яффо, рядом с Русской Духовной миссией.

По городу ходит многовагонный современный трамвай, у них он называется «лайт рэйл», легкое метро. Важно: на остановке надо купить карточку в автомате (примерно за 6 шекелей) и при входе в вагон активировать её через валидатор. Никаких турникетов, однако без карточки садиться нельзя, даже если вы очень торопитесь. Контролеров много, и они неумолимы.

Автобусы в Израиле принадлежат разным компаниям. Бело-синие – арабские, они идут в Вифлеем и Рамаллу, но катают и по городу – за наличные (билет от 2.90 до 4.50). Зеленые – еврейские «Эгед», а в Тель-Авиве – белые «Дан». В них проезд по пластиковым картам. У граждан – карта «Рав-Кав», а нам, гостям, положен ее аналог «Израэль пасс» с зайчиком. Всё просто: протягиваете водителю пятачок и карточку, он записывает на нее деньги, сразу снимает их на другом автомате и протягивает вам чек-билет.

По-русски в Иерусалиме не говорит почти никто. Пять или шесть раз я слышал на улице русскую речь, но почти всегда от туристов, лишь старушки в мемориальном военном парке оказались эмигрантками. Английский на бытовом уровне понимают практически все, даже дети. Арабские дети, как мне показалось, даже общаются между собой на смеси родного и английского (так бывает у наших татар, когда в речи проскальзывают цельные русские фразы).

Остап Давыдов