Невозможно без Честертона

***

Ольга Седакова говорит об Аверинцеве: «Он был главный авторитет эпохи».

А ведь современные православные не знают даже такого имени.

И всё же, если человек в церкви не удовлетворится поверхностным, он найдёт и Аверинцева, и Честертона, и Льюиса, и Наталью Трауберг, и Марию Скобцову и всех, кто не по рангу, а по сути составляет славу Христову.

***

Будущий академик Сергей Аверинцев рос болезненным мальчиком, до пятого класса не ходил в школу, и так Господь хранил его от, по выражению Честертона «бездумной жизни мальчишеских сообществ».

Когда же он, наконец, оказался в школе, то у него к тому времени уже выработались антитела к окружающей ложности. За это, за его инаковость одноклассники так его невзлюбили, что, однажды, схватив за руки и ноги, так сильно побили об стенку, что у Аверинцева был повреждён позвоночник и он полгода пролежал в больнице, но и этим методом насилия его уже невозможно было сделать примитивным и пошлым, как это ни возмущало не только его одноклассников, но и многих последующих его знакомых.

***

Нам нужна мудрость, чтобы глубоко отличать добро от зла, чтобы видеть, где суть, а где – форма, при той же внешней оболочке.

Отец Павел Адельгейм в своей воскресной школе читал «Хроники Нарнии», и дети потом вспоминали о нём как о чудесном сказочнике.

Но знал я и одного богатого протоиерея, который клеймил Льюиса, Честертона и их сказки, как ужасное обольщение детей.

И отец Павел, и этот протоиерей – священники.

Но нам нужна отвага признать перед самими собой, в ком из них мы действительно видим Христианство.

***

Обязательное причащение мирян вытекает из их участия в Литургии, потому что, согласно изначальному пониманию, Евхаристия совершается в сослужении предстоятеля и народа, и это сослужение взаимно, миряне в нём – не пассивные наблюдатели, и не допускать пришедших в храм крещёных людей к причащению – грубейшее нарушение смысла и богословия литургии…

А в плане мысли таким же грубейшим нарушением для христианина было бы не читать Честертона, который настраивает душу на Бога как Вселенский собор…

Артём Перлик

Иллюстрация Маргариты Керв