О чём писал ЖМП в дни Победы

Пасха в 1945 году была самая поздняя, выпала на 6 мая. Несколько дней спустя планета торжествовала победу над немецким нацизмом.

В самом этом «совпадении» нет ничего рокового и чудесного. Красная армия хотела завершить Берлинскую операцию к Первомаю, важному советскому торжеству. Собственно так и произошло, 30 апреля штурмом был взят Рейхстаг и на нём водружено красное знамя. В это же время в бункере застрелился Гитлер. Остальное, как говорится, дело техники.

За год до того, в мае 1944 года скончался патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский). Патриархом быть ему довелось недолго, чуть более полугода; однако более полутора десятков лет до того он управлял Русской Православной Церковью в должности «заместителя местоблюстителя Патриаршего престола». Именно владыка Сергий стал по сути преемником патриарха Тихона, правление святителя Петра (Полянского) осталось номинальным. Именно патриарх Сергий составил знаменитую «Декларацию», в которой попытался найти компромисс с большевиками. Именно патриарх Сергий в июне 1941 года обратился к верующим с патриотическим призывом, раньше Сталина, едва не опередив Молотова. Но и для многих верующих, особенно за рубежом, патриарх Сергий оставался пререкаемой фигурой, отчего каноническую Русскую Церковь и прозвали «сергианской».

Сменивший его патриарх Алексий I (Симанский) пререкаемой фигурой не был. Смиренный монах, не утративший благородного выговора и дворянских манер, прошедший через Лениградскую блокаду (сажал овощи на грядке у Владимирского собора). Ныне издана трогательная его переписка с духовником. Человек мягкий и гибкий, во всяком случае не «строгая рука».

Именно на период патриаршества Алексия I пришлось максимальное давление, попытки советской власти манипулировать поместной церковью. При Сергии её просто уничтожали. При Пимене, в годы застоя, были к ней скорее равнодушны. При Алексии Сталин, ещё грезивший переделом мировой карты, втянул Церковь в антибританскую политику, мечтая провести Вселенский собор и превратить Москву в православный Ватикан. При Алексии расправились с украинскими греко-католиками. При Алексии в сталинские годы от экуменического движения отмежевались, а в хрущёвские наоборот активном в нём участвовали. Алексию досталось терпеть хамство Хрущёва, наблюдать, как арестовываются, гибнут, отрекаются его священники под давлением КГБ.

Патриарх Алексий I всё переносил, подставляя под удар щёку. Не удивительно, что именно его именем подписаны самые льстивые панегирики Сталину. Мы не вправе судить его за это. Унижаясь, роняя собственное имя в истории, он прикрывал собой многих пастырей и мирян.

Ещё в 1943 году, когда владыки Сергий, Алексий и Николай (Ярушевич) впервые встретились со Сталиным, одной из просьб было разрешить издание «Журнала Московской Патриархии» (ЖМП). Почему именно его? Не хватало молитвословов, Библий, другой духовной литературы. Однако не будем забывать, что ЖМП никогда не предназначался для мирян, вообще для широкой общественности.

Секрет в том, что ЖМП печатал официальные указы Патриархии. Электронных средств связи в ту пору естественно не было, а письмо почтовое, даже заказную телеграмму можно было и не получить. Тем более не просто было сделать указ достоянием многих. Назначили, скажем, в провинцию архиерея, а там его не принимают и бумаг не признают.

Расколы 1920-ых годов многому научили владыку Сергия. Отделение митрополита Антония (Храповицкого) и «карловацкого синода», переход митрополита Евлогия в юрисдикцию Константинополя, временные «расколы» внутри самой России. Всё происходило по одному и тому же сценарию: «простите, вас не слышно». А раз связи с каноническим предстоятелем нет, значит действуем по правилам временной автокефалии.

ЖМП выходил официально и на него можно было подписаться. Отныне нельзя стало сказать, что указ не получен и не понят. Только «зарубежники» в США давно перестали подчиняться любым указам. По мнению Московской патриархии, это снова и снова подтверждало их незаконность.

Вот для чего прежде всего нужен был журнал, где православные архипастыри склонялись перед Сталиным. Власть светская вновь, как до революции, сделалась гарантом власти церковной.

* * *

Майский номер ЖМП за 1945 год посвящён прежде всего Пасхе и годовщине кончины патриарха Сергия.

Номер открывается заметкой «Беседа товарища Сталина с патриархом Московским и всея Руси Алексием», в присутствии митрополита Николая (Ярушевича) и протопресвитера Николая (Колчицкого).

На той же странице, но ниже – традиционное Пасхальное послание патриарха Алексия. Помимо обычных поздравлений, есть там и слова о текущем моменте. «Пасхальная радость Воскресения Христова соединяется ныне с светлой надеждой на близкую победу правды и света над неправдой и тьмой германского фашизма… Преклоняясь пред изумительными подвигами русских воинов, полагающих за наше счастье жизнь свою, и радуясь грядущей победе над исконным врагом русского народа, — усугубим эту радость благодарным воспоминанием победы Христа над адом и смертью…»

Официальная позиция советского государства была всё-таки иной. Страна, видящая своё основание в учениях Маркса и Энгельса, не могла назвать себя исконным противником немецкого народа. Наоборот, выжившие в подполье немецкие коммунисты, ротфронтовцы всячески поощрялись и скоро советская зона оккупации превратилась в социалистическую европейскую витрину ГДР. В войне же, как говорили, большевизм одолел фашизм. Эту войну, как кризис капитала и мировой революции, предсказывал Ленин, уча об «империализме как высшей стадии капитализма».

О чём говорил в своём послании Алексий? О том, что нацистов победил Бог, а не социалистический строй. Он противопоставил фашизму правду и свет, но разве может архипастырь так говорить о социализме?

Ещё один документ этого номера – слово патриарха Алексия к верным чадам уже в связи с победой, подписанное 9 мая 1945 года. «Со славою побед и радостью мира приветствую прежде всего победоносное воинство наше и его великого Верховного Вождя, а затем и всех, единых со своим Вождём и победоносной ратью верных сынов Родины… Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня… и Православная Русь, после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа, вставшего как один человек на защиту Родины… ныне предстоит Господу Сил в молитве».

И снова стоит вчитываться в строки и между строк. Православная Русь – не СССР и не Красная Армия, но те, кто предстоит Богу в молитве. Она приветствует воинов с вождём, а как иначе возможно с победителями.

«Но только ли сознание радости несёт победа? Она несёт также сознание обязанности; сознание долга за настоящее и будущее; сознание необходимости усилить труд, чтобы закрепить победу…» А за тех, «кто положил за наше счастье временную жизнь в надежде воспринять жизнь вечную мы никогда не перестанем молиться». То есть, христианин, молись и трудись, даже если ты в лагере. И особенно о тех, погибших верующих, уходивших на фронт с надеждой на вечную жизнь. Политруки тут ни при чём.

Далее идут телеграммы. Например, от Дмитрия, архиепископа Рязанского – И.В. Сталину, копия Карпову. «Остановись, солнце сегодняшнего прекрасного дня! Дольше задержись, светлая радость победного ликования! Первая слава и честь великого исторического дня принадлежит тебе, Великий Вождь! Прими сердечный привет!»

Нашему современнику такой тон может показаться панибратством, на «ты» и «привет». Но бывший семинарист Иосиф Джугашвили намёк считал наверняка: владыка сравнил его с Иисусом Навином, поднятием рук остановившим солнце, чтобы народ успел одолеть язычников, войти в землю обетованную.

С другой стороны Иисус Навин не собственной силой творил чудеса, но сердце правителя «в руке Божией».

В следующем, июньском номере ЖМП за 1945 год был помещён пространный репортаж о том, что сам патриарх Алексий I делал в пасхальные майские дни. Он не остался на день Победы в Москве, но уехал в столицу Украины, где служил в Киево-Печерской лавре, в том числе в пещерах у мощей святых. Нет, он не стоял на трибуне с вождями, принимая военный парад! Он отправился туда, где колыбель русского православия, где зарождалось русское монашество как передовой отряд христианского подвига. В самом этом поступке можно увидеть и мужество предстоятеля.

Дело его, как всякого христианина – молитва. А миряне, даже неверующие большевики пусть ликуют, кто осудит победителей. Только по какому пути пойдёт история дальше – это как Бог даст.

Юрий Эльберт