О МОЛИТВЕ

Браччолини Поджо – известный писатель эпохи Возрождения приводит в своей книге «Фацетий» следующую историю о том, как некий человек спросил другого: «Что Богу важнее – слово или дело человека?». «Конечно, дело!» — сказал ему монах. «Тогда получается, — ответил человек, что тот, кто плетет четки, перед Богом выше, чем тот, кто их перебирает».

Такова история эпохи Возрождения. Но в тоже время святой Силуан говорит о молитве, что молиться – это кровь проливать. Здесь подход другой, который мы можем услышать гораздо реже.

Как-то я выступал на совещании священников, и они стали после моего выступления спорить о том, нужна ли Иисусова молитва. Каждый из них, даже монахи того благочиния говорили, что Иисусова молитва не нужна, и она только для тех, кто живет в монастырях. Обратите внимание, что афонские старцы, такие как Эмилиан Вафидис и святой Филофей Зервакос всех мирян учили Иисусовой молитве. Но, к сожалению, о молитве в РПЦ не говорят, а если и говорят, то всякий раз не глубоко, поверхностно, подобно как Тертуллиан в своей работе о молитве дает ей только некие художественные определения, но не определения глубины.

Папа Римский Иоанн Павел II говорил: «Церковь пела, Церковь рисовала, Церковь слагала гимны. Почему же теперь она замолчала и стала школой начальной морали?».

В Италии я был в храме, где молился Леонардо Да Винчи. Для Иосифа Исихаста и для Леонардо основанием жизни были разговоры с Богом, в основном ночные. Вспоминаю, как Иларион Алфеев долго выпытывал у некоего семинариста, для чего тот пошел учиться на священника. В конце концов молодой человек ответил Алфееву: «Больше я ничего не умею». Редко можно встретить даже священника, считающего молитву трудом. И потому мы не слышим высоких слов о ней.

Старец Ефрем Ватопедский говорит: «Я верю, что Русская Церковь и русский народ найдут своё «я», если будут связаны со Святой горой».

И я, путешествуя с лекциями, выступлениями, консультациями по разным городам и странам СНГ вижу, что все подлинно живые, глубокие, сияющие, далекие от формализма христиане этих стран, все желающие не правил, а Христа, в определённый момент своей жизни начинают общаться, переписываться, учиться у афонских старцев, и тех старцев афонской традиции, которые жили и живут в Европе и США, таких как Софроний Сахаров, Ефрем Аризонский, Паисий Аризонский, Захария Захару, Порфирий Кавсокаливит, Дионисий Каламбокас и других, умеющих возводить к Богу человека.

Даже если эта встреча ещё не состоялась, я, глядя на ищущих Духа понимаю (и пока еще не ошибся ни разу) что однажды и они встретят кого-то из старцев Святой горы. Эта встреча у всех бывает по разному – у Него много сюрпризов.

Благословенный Интернет снимает все препятствия для такого общения, и я вижу работу старцев над возрастанием этих светлых людей, и восхищаюсь тем, в какую красоту может взойти и восходит человек, захотевший подлинности и Христа.

А Бог каждый раз для каждого из них делает всё остальное, и делает так необыкновенно, что ещё на земле всякий из них и я, знающий их, видя, как меняется, наполняется, сияет их жизнь, говорим: Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1-е Кор 2:9).

И каждый из них с удивлением и благодарностью повторяет: «Мог ли мечтать я об этом, когда был всего лишь гадким утёнком?»

Артём Перлик