ОБ ОДНОЙ ПОДРУГЕ И БЕРГМАНЕ

Моя подруга живет в монастыре и болеет уже второй раз, а я знаю, что настоящая причина ее болезни в том, что она не хочет жить, чувствуя себя ненужной в среде верующих людей.

И это ощущение ненужности подавляется установками сознания, запрещающими ей сказать, что среди верующих может быть невыносимо, что все в них и вокруг нее далеко от Бога.

Этот как идет лев и говорит – я вижу то-то, чувствую так, вот моя боль. А навстречу ему дракон: «Не смей! В этой ситуации тебе положено чувствовать только то-то и то-то!».

И человек впадают в невроз, – он может обвинить Бога в боли, а если он силен и светел – он знает, что Бог невиновен. Но кто-то же должен быть виноват? И светлый человек начинает ненавидеть себя, считая свою жизнь никчемной.

Выход – уйти из пространства лжи в область Духа, где человек будет отмечен, нужен, любим и исцелен…

В одном из рассказов об отце Брауне Честертон выводит образ преступника, которого никто не замечал, потому что он одевался почтальоном, и таким образом для всех окружающих превращался из человека в функцию.

Между тем, даже утешитель нуждается в утешении. Ингмар Бергман в фильме «Причастие» тонко открывает, что люди идут к священнику вне зависимости от того, хорошо ему или плохо, и их страшно возмущает, если священник, от которого они ждут всяческой помощи, хоть на секунду покажет, что ему плохо и в помощи на этот раз нуждается он.

Но ведь нуждаться в помощи – свойство человека. Оно не делает нас недостойными, но помогает соединиться друг с другом глубже. Сам несравненный Христос ждал сочувствия от учеников в гефсиманском саду, и несколько раз, выходя к ним, заставал их спящими.

Бог всегда смотрит внутрь, и ищет не внешней формы пути, но той высоты, которую должны совершить Его дети – каждый из нас.

Люди редко имеют такую мудрость, и их оценки поверхностны, они и в университете, и на рынке, и в храме меряют все некими внешними состояниями. Потому для них диплом об окончании философского факультета оказывается важней Сократа. Звание, сан, ранг, премия – придают в их глазах вес сказавшему. Им нужна справка, что перед ними истина. Вот только небо не выдает таких справок, человек должен сам понять, кто перед ним стои́т.

Вес великих слов – в благодати, ослепляющей безумцев и возводящей в горы умеющих преклонить колени перед высотой.

Христос ходил по земле как мирянин, в то время как иудеи ожидали высоких слов от своих первосвященников и старейшин. Христос в глазах людей был ужасающим вольнодумцем, и лишь немногие, причастные к истине разглядели Его и пошли за Ним.

Сияющие слова и сияющая жизнь не зависят от сана и положения.

Нектарий Эгинский говорил, что одна лишь добродетель обладает cилой возвышения.

В СССР были десятки тысяч человек, имеющих удостоверение Союза писателей, но прошло совсем немного времени, и мир читает Бродского и Довлатова, такого удостоверения не имевших, презираемых и униженных.

Смотрите глубже, человек не определяется функцией, которую он исполняет. Человек несет в себе боголикую душу. Его похожесть на Бога определяется сиянием. Когда вам плохо, вы идете не к дипломированному богослову, а к Николаю Чудотворцу и Паисию Афонскому.

Мало кто знает, что на исторический суд над Сократом собралось шесть тысяч афинских жителей, и все они выступали против Сократа, а за него был один лишь Платон, и того возмущенная толпа прогнала с площади как дерзкого возмутителя, возвеличивающего того человека, который обжигал совесть целого города банальных людей…

Артем Перлик