Однажды лебедь, рак и щука задумали сыграть квартет

Кому-то кажется неточной эта цитата? Кто-то считает, что втроём квартета не сыграть? Но это же вопрос менеджмента! Достаточно только правильно сесть.

Интернет-море волнуется по поводу строительства в Сергиевом Посаде «православного Ватикана» за 140 миллиардов долларов. Правдива эта сумма или нет – какая разница… Во всяком случае с приходов не вводят дополнительных поборов, не ставят кружку в храмах со специальной надписью, не вешают уличных баннеров «Всем русским миром построим русский Рим!» – и на том спасибо.

Настоящий Ватикан, как известно, отделен от государства и находится со светским правительством Италии в не самых простых отношениях. Вот и наши тролли спорят о том, Чистый ли переулок сбегает подальше от Кремля или Кремль «забеливает» любимую традиционную «скрепу». Или в Чистом переулке стало не так чисто, Шариковы одолели (напомним географию: почти напротив здания Патриархии в Чистом переулке находится дом, в котором жил доктор и профессор – родственник писателя Михаила Булгакова, и в котором разворачивается действие «Собачьего сердца», а дела Шарикова – очевидно черные плакаты на заборе по поводу Екатеринбурга).

Ватикан так Ватикан! И если в России отключат однажды проклятущий Интернет и постановлением Государственной Думы (исключительно в заботе о детях!) запретят все цифровые технологии, весь руководящий аппарат церковной громады будет находиться вместе и обедать посменно в лаврской братской трапезной. Вместе ходить в лепрозорий и исцелять прокаженных молитвою и постом, вместе инспектировать, как жужжат ткацкие веретёна в Софрино. А там, глядишь, и мирская власть одумается и переедет, по примеру царя-игумена, из пыльной суетной Москвы в Александрову слободу.

Предыдущие же шумные церковные новости прошедшей недели были связаны со смелыми высказываниями церковных спикеров. Руководитель всех миссионеров, Белгородский владыка Иоанн сформулировал оригинальную теорию о том, что Великая Отечественная война была ниспослана для того, чтобы истребить «некрещеное поколение», и была выиграна лишь тогда, когда на поле брани остались лишь «дореволюционные» крещённые бойцы.

То Александр Щипков, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, назвал американский сериал «Чернобыль» попыткой удара по русской ядерной промышленности. Притом после того, как фильм все уже посмотрели, одобрив и его правдивость и эстетическую ценность. Баба-яга против, вернее «бабай-ягай». Таких дедушек мы знаем: они постоянно, везде и всюду разоблачают козни американской разведки, совсем распустившейся после кончины товарища Сталина. Одна беда, владея всеми тайнами вражеской Америки, они не знают английского языка…

Удивил ли Щипков? Нет, мы ещё Чаплина не забыли.

Оба мнения были наскоро дезавуированы, как «сугубо личные». Удивляет частота: как в течение одной недели два значительных церковных спикера умудрились подставиться «по-личному».

Некоторое время назад у одного американского автора встретился термин «церковный менеджмент». Нет, это не о новом учебнике протоиерея Пелина, сугубо светский автор с духовно бедного Запада вряд ли читал сочинения этого батюшки. «Церковный менеджмент» может случиться и в организации светской: когда никто ни за что не в ответе, но любого можно наказать за срыв проекта, когда непонятны сроки, не определены функции, а посреди разводит руками растерянный пастор и ждёт новых ресурсов в качестве подаяния. Или когда одной и той же задачей компетентны заниматься все, а никто ничего не делает конкретно.

С таким параллелизмом многие столкнулись ещё лет десять-пятнадцать назад, читая новости канонической УПЦ МП. Блаженнейший Владимир (Сабодан) был жив, но уже нездоров и стар, во всяком случае не так активен как ныне Филарет (Денисенко).

У блаженнейшего было две пресс-службы, два пресс-секретаря. Один – вежливый и тонкий интеллектуал протоиерей Георгий Коваленко, ставший впоследствии ключевой фигурой в Единой Православной Церкви Украины Константинопольского Патриархата. Другой – Василий Анисимов, суровый сторонник русского мира, изъяснявшийся то фельетоном, то угрозами. До поры до времени они друг с другом не пересекались: один публиковался в «Киевской Руси» и «Православии в Украине», другой – в «Русской народной линии». Их примиряло присутствие блаженнейшего старца, который ничего не делал, просто блаженно улыбался.

Не стало митрополита Владимира и… Имеем то, что имеем. Многие украинские клирики устали вертеть головой в поисках, к кому бы примкнуть.

Потом оказалось, что во многих епархиях и даже в столице существует подобная ситуация. Даже при формально назначенном пресс-секретаре правом слова, кроме правящего архипастыря, обладают ещё несколько человек, на разных должностях и с разными взглядами.

Условный Лебедь – либерал и интеллектуал, отличающийся широтой взглядов, обладатель культурной эрудиции, а то и экуменического прошлого. В столичных масштабах это конечно Владимир Романович Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата. Ни разу ни либерал, но почему-то с ним связывают такие надежды – журналистское прошлое все-таки (и МГИМО за плечами).

Рак – напротив консерватор, когда-то протоиерей Всеволод Чаплин, идеологическую эстафету (а не должность) которого принял Александр Щипков. Грозит всем карами и сверкает молниями, на фоне самых тёмных преданий.

Есть ещё Щука – господин «нет». Отец Александр Волков, собственно пресс-секретарь. Нет-нет, ничего не случилось, я не уполномочен давать комментарии. Мы разберёмся и всем всё сообщим. Нет, не правы ни те, ни другие. Нет.

Вероятно такой плюрализм хорош, отражает свободу мнений в Церкви, или даже соборность. Но речь не о Церкви вообще, а именно об отвечающих за связи с общественностью. Задача пиарщика не в том, чтобы вкладывать в уста начальства своё мнение, но в том чтобы наоборот транслировать мнение руководителя, которое в свою очередь должно находиться в русле политики компании. Только тогда репутация компании может в каком-нибудь направлении расти.

Лебедю, Раку и Щуке нужен для квартета четвёртый – авторитетом и именем которого они прикрывают собственные идеи. А в кабинете или в позолоченных покоях, за рядами дверей и почтительных секретарей неужели …пустая ряса – как в романе Булгакова «Мастер и Маргарита» пиджак без тела, подписывающий резолюции? Нет, как будто нет, в вопросах назначений, перемещений, расходов и начислений начальство всегда начеку. А диалог с обществом – какая малость! Пусть этим занимается тот, у кого язык хорошо подвешен и кто свободен сегодня от треб.

Проблема в том, что журналисты (особенно в провинции) не всегда знают, какой из спикеров выйдет к ним на пресс-конференцию. И в том, что чуть ли не по любому вопросу можно найти полярно противоположные высказывания, подтверждаемые едва ли не высшим церковным авторитетом. Над чем и не устают потешаться СМИ, стравливая «хомячков» и подливая керосина в огонь (и на рельсы) интернет-дискуссий.

Вероятно, создание «православного Ватикана» поспособствует тому, чтобы усадить Лебедя, Рака и Щуку на один ряд стульев, возле одного кулера. Принесёт ли это мир в Русскую Церковь, определённость и культуру дискуссий?

Юрий Эльберт