Памяти Саймака

3 августа – день рождения известного фантаста Клиффорда Саймака. У каждого большого писателя мы находим мудрость его особого вникновения в мир и суть, и понимаем, что нам, чтобы дойти до тех же мыслей, следовало бы прожить его жизнь. Так каждая хорошая книга делает нас богаче и зорче к всё новым и новым граням истины и красоты.

Таков и Саймак, о котором Сэм Московиц писал: «Его персонажи, независимо от происхождения, больше святые, чем грешники. Добро преобладает над злом и оптимизм над отчаянием».

У Саймака среди прочего мы встречаем интересное рассуждение о плохих людях и и причинах их недоброты: «Большинство подонков, что попадаются нынче на каждом шагу, стали такими оттого, что у них не находилось времени посидеть. Они все торопятся, всё бегут и воображают, что бегут к какой-то цели, а на самом деле бегут от самих себя».

Но человек не может бежать вечно, не может отгораживаться от реальности подлинного всю жизнь. «Уж такова суть религии, – пишет Саймак, – что человек просто вынужден занять по отношению к ней определённую позицию».

И если его позицией будет всё то же отгораживание в стиле американской поговорки «Моя жена со мной, сын Джо с его женой – вчетвером живём мы дружно, больше никого не нужно», то иное придёт к человеку само, и человеку придётся увидеть себя в свете того высокого, что составляет настоящую жизнь, увидеть свою удалённость и посторонность сути.

Вот как пишет об этом Саймак: «Человек, как бы он ни старался, не может спрятаться от мира. Рано или поздно мир его заметит и соберется у порога его жилища сгорающей от любопытства толпой, чтобы узнать, почему он прячется».

Саймак не пугает. В нём нет неврастении. Насколько он может, он старается сообщить читателю здоровье.

Саймак открывает мир в котором человеку не страшно. Где трудность — повод к любопытству, к приключению.

В основании современной Америки лежит философия прагматизма и идеи фрейдизма. прагматизм — это американское течение, Где на философию влияли рыночные отношения. рыночный подход провозглашался универсальным, и всюду рассчитывалась выгодность последствий.

С точки зрения прагматизма человек объявлялся только средством для меня. Его этика сводится к вопросу: » Если я буду общаться с таким-то человеком то какую пользу мне это принесёт?». Прагматизм всерьез обсуждал проблему, — что гуманнее: пустить в убежище друга, если знаешь, что продуктов на всех не хватит, или застрелить его на пороге? Ответ прагматизма: застрелить друга.

И с другой стороны — Фрейд. человек хотя и читавший лекции в Америке, но говоривший об американцах как о стране неудачников, замечавший, что самое обидное слово для американца — «неудачник».

И тем не менее, Америка восприняла его учение как откровение. По Фрейду человек не контролирует свои поступки, потому что они выходят за рамки сознательного. По сути он открыл страсти, о которых так давно говорили святые отцы.

Саймак же и прагматизму, и фрейдизму противопоставляет свои тексты. Фрейд говорит, что страсти управляют всеми. В книгах Саймака только отрицательные герои погружаются в страстность.

Прагматизм требует думать о себе, Саймак пишет о старой добродетели дружбы, которая веселее, чем постоянно быть Скруджем-богатеем.

Иные формы жизни, всевозможные неземляне Саймака приходят к нам не потому, что «они хотят нашей крови и наших женщин» а чтобы чем-то поделиться, что-то подарить и дать.

И тут ещё одна важная догадка автора: те, кто больше, приходят не затем, чтобы обижать тех, кто меньше.

Но и у меньших есть задача — хотеть расти.

Человек жив когда он любопытен. Когда мир вокруг ему интересен.

Добродетели, драгоценные Саймаку, просты: дружба, интерес к жизни, устранёность от зла. Но в людском обществе, которое так отравлено ложностью, такие книги становятся нужным лекарством.

И даже полеты на другие планеты тогда оказываются метафорой того, что человек когда-то должен оторваться от своих болот и посмотреть в небо, чтоб в конце не оказалось, что он жил напрасно.

Артём Перлик