Привет, здравый смысл? В РПЦ будут читать Евангелие на русском языке

Все эти годы после Поместного собора 1917 года тема русификации богослужения была в Русской Православной Церкви фактически табуированной. Все попытки как-то изменить ситуацию, «начав с себя» (вспоминаем Преображенское братство скандально известного священника Георгия Кочеткова) не увенчивались успехом, и всякий раз, как вопрос перевода богослужения озвучивался в церковных кругах, сверху давали понять чётко и ясно — это тема не для дискуссий и даже не для обсуждений.

Богоявленский монастырь, Челябинск

И надо же — буквально на днях в ходе московского епархиального собрания из уст Патриарха Московского и всея Руси Кирилла слова «богослужения» и «русский язык» впервые прозвучали вместе и в позитивном контексте! Речь, конечно, пока о русификации не всего богослужения, а лишь отдельных его элементов, в частности, Евангелия.

«Полагаю возможным, чтобы там, где общины к этому готовы, апостольские и паремийные чтения, которые нередко наиболее сложны для понимания, звучали на русском языке, — передаёт слова предстоятеля РПЦ пресс-служба Патриархии. — То же касается чтения Евангелия при совершении треб и при уставном прочтении всего текста Четвероевангелия на Страстной седмице, которое на практике нередко распределяется на весь Великий пост».

Да, конечно, это ещё не то, что хотелось бы видеть в перспективе, однако для РПЦ это уже гигантский шаг вперёд.

Во-первых, такие реформы в принципе не должны быть шоковыми. Моисей 40 лет водил народ Израиля по пустыне, пока не ушло всё поколение, привыкшее к египетскому рабству. Не знаю, сколько РПЦ понадобится времени для полноценного оживления через радикальный разрыв со всей мёртвой архаичностью, но ясно одно: ревнители мёртвой и не одухотворённой традиционности — это не те, кого можно просто взять и переделать, а существенная часть Церкви, основывающуая свои, пусть и ошибочные и устаревшие, воззрения на определённом пережитом субъективном опыте, и с этим, так или иначе, надо считаться. Поэтому вполне логично начать языковую реформу с отдельных частей богослужения и, в частности, с Евангелия, которое, являясь основой всей христианской веры, должно быть слышимо на понятном языке в первую очередь.

Во-вторых, благословив русификацию отдельных элементов богослужения, патриарх вовсе не положил начало этим важным переменам, а скорее констатировал уже происходящий объективный процесс — проникновение элементов русификации в богослужение. Так, на местах можно увидеть, как священник, произнося очередное воззвание нет-нет, но вставит в него одно-два русских слова, сделав тем самым понятнее суть произносимой молитвы. И даже русскоязычное чтение Евангелия вполне спокойно практикуется на некоторых приходах, свидетелем чего доводилось бывать и мне лично.

В-третьих, эта новость радостна уже самим фактом прогиба консервативной церковной бюрократии под объективную реальность. И чего, спрашивается, так долго упирались, мастерски находили оправдания мёртвому следованию букве и рьяно обличали «вносящих смуту» модернистов? Стоило ли оно такого количества потерянных лет?

Богоявленский монастырь, Челябинск

В целом мне думается, что официально озвученная теперь необходимость сделать богослужение более понятным для мирян и намерение делать шаги в этом направлении, — это пока ещё не полная победа здравого смысла, а лишь небольшая уступка православному большинству со стороны официальной Церкви. Не зря Писание говорит, что «вера — от слышания, а слышание — от Слова Божьего» (Рим. 10:17). Поэтому православные верующие, осознают они это или нет, чисто-объективно заинтересованы в том, чтобы их вера была гарантирована беспрепятственным слышанием Евангелия. В конце концов, Христос пришёл к людям с тем, чтобы облегчить им путь к Спасению, а не усложнить.

Челябинск, храм Пресвятой Троицы

Гиорги Малания, фото автора

Оригинал

Подписывайтесь на мой авторский канал: https://zen.yandex.ru/id/5dac9e36fe289100b2525ba1