Почему католики византийского обряда сталкиваются с непониманием в христианском мире?

Католики византийского обряда практически не представлены в России — и это характерно не только для наших дней, но и для дореволюционного периода и XX века в целом. Стоит отметить, что после введения в России веротерпимости их число увеличилось до тысячи. При этом, наибольший рост был зафиксирован в 1905-1918 гг.

После начала большевистских гонений на верующих уже состоявшиеся российские общины покинуло более двух тысяч человек. Многие отправились в эмиграцию, не меньшей части восточных католиков пришлось разделить страдания со своим народом: они умирали от голода, эпидемий и становились жертвами революционных репрессий. Осталось в нашей стране только около 500 прихожан из максимальных двух с половиной тысяч. Все это время наибольшая их часть проживала в Петрограде и Москве.

Среди основных причин малочисленности католиков византийского обряда можно выделить многолетнюю имперскую антикатолическую пропаганду, отсутствие католического свидетельства на большей части территории России и сравнительно небольшое количество духовенства и церковнослужителей.

Оставшиеся в СССР верующие были вынуждены практиковать свою веру на нелегальном положении после окончательного разгрома Российской Католической Церкви византийского обряда в 1937 году.

Возрождение ее структур на территории нашей страны началось в 1989 году и продолжается по сей день. Наибольшее количество общин сконцентрировано в Москве — шесть приходов, а также в Преображенской епархии (включающей в себя приходы в Новосибирске, Омске, Томске, Нижневартовске, Новокузнецке, Сургуте, Лангепасе, Мегионе, Саргатском, Прокопьевске и Радужном). Кроме того, существуют приходы в Санкт-Петербурге, Калининграде, Обнинске, а также небольшие общины в Екатеринбурге, Челябинске, Копейске и Нижнем Новгороде. Все они находятся под духовным руководством ординария — епископа Иосифа Верта.

Епископ Иосиф Верт

Сегодня желающие практиковать византийский обряд в Католической Церкви также жалуются на то, что в большинстве российских городов нет постоянных богослужений, священнослужителей и певчих. Неудивительно, что и количество мирян пока не превышает планки в несколько сотен человек. Данную проблему активно пытались решить, начиная с советского времени. Действительно, в первые десятилетия этой эпохи действовала подпольная Ленинградская семинария, а к ее концу появились тайные общины верующих. В последние годы подготовка священнослужителей византийского обряда началась в Новосибирской предсеминарии и Петербургской семинарии «Мария — Царица Апостолов».

В то же время в Украине число греко-католиков достигает четырех миллионов человек, что в последнее десятилетие позволило расширить миссию в юго-восточных регионах страны. В Беларуси число последователей византийского обряда приближается к десяти тысячам. При этом, верующие в этих странах совершают богослужения не на церковнославянском (как в вышеупомянутой РКЦВО), а в абсолютном большинстве случаев — на национальных языках.

Православные фундаменталисты и сторонники русского мира зачастую обвиняют греко-католиков Украины и Беларуси в национализме, что в большинстве случаев не имеет ничего общего с реальностью. К сожалению, подобное отношение ошибочно переносится и на их русских единоверцев.

Отметим также, что во всех восточнославянских государствах римо-католическое духовенство и миряне весьма слабо знакомы с духовными традициями византийского обряда. Неудивительно, что переходах из других христианских конфессий верующим не предоставляется свобода выбора во время катехизации, а число византийских католиков за счет них не увеличивается.

Немалую роль в этом играет критическое отношение к Православию и восточной духовной традиции в целом. Конечно же, это не может не печалить в ситуации, когда обе стороны нуждаются в постоянном диалоге для снятия взаимных стереотипов и поиска точек соприкосновения.

Само собой, что еще одной проблемой для желающих присоединиться к РКЦВО становится непонятный литургический язык. Ведь большинство невоцерковленных не знают церковнославянского, а официальных переводов основных богослужебных текстов на русский попросту не существует. Кроме того, во многих региональных центрах есть люди, воспитанные в украинской традиции — однако, есть сложности с их окормлением духовенством, в особенности за пределами Москвы.

Подчеркнем, что все вышеописанные проблемы связаны с упущенными миссионерскими возможностями в 1990-ых годах. Как известно, в эту декаду было меньше всего препятствий и предубеждений со стороны государства по отношению к католикам, в том числе византийского обряда, а ультраконсервативное крыло Русской Православной Церкви не имело такого политического веса.

Кирилл Белоусов