Поэзия жизни Луи Армстронга

4 августа – день рождения американского джазового музыканта Луи Армстронга, человека, чья жизнь говорит о том, что из любой трудности и любого социального дна Господь выведет в славу каждого, кто идёт путем доброты.

Когда Луи пришел в мир, ничто казалось бы, не предвещало появления великого музыканта. Он родился в беднейшем негритянском районе Нового Орлеана. Рос в неблагополучной семье. Родитель бросил семью, а мама зарабатывала древней профессией. Но нет в мире такого плохого из чего Господь не извлек бы много добра. Так, подросток Луи забрал пистолет у одного полисмена, бывшего клиентом его мамы. Луи хотел поразвлечься и стал стрелять на улице в воздух. За это он был арестован и на небольшое время отправлен в лагерь для цветных подростков. Но именно там он вступает в оркестр, осваивает музыкальные инструменты и становится тем, кем он стал.

Потом в жизни музыканта было еще много всяких событий, но он знал, что Господь нигде не оставляет доброго человека. И потому Луи Армстронг с полным правом обретшего мудрость говорил всем людям: «Ничто на свете, даже расизм, не лишит меня радости жизни!»

Район, где жил местные называли «поле битвы». Начать работать ему пришлось в возрасте шести лет. Он со своей сестрой ходил в более благополучные районы города и там копался в мусорных баках, чтобы найти хоть какую — нибудь еду. По ночам он ходил по кварталу красных фонарей и продавал уголь. Единственной радостью детства была небольшая еврейская семья, которая приглашала его на ужин и добро принимала.

Позднее жена Армстронга рассказывала, как они отмечали его сорокалетие тем, что поставили в гостиничном номере рождественскую елку. Луи долго смотрел на неё не отрываясь, а когда жена захотела выключить, он попросил : не надо, пусть фонарики горят, это первая елка в моей жизни.

Луи писал позднее: «Когда я пробивался – жизнь чёрного музыканта была адом. В дороге нельзя было прилично поесть, выспаться, найти туалет… Очень трудно бывало найти ночлег: в гостиницы для белых нас не пускали, а отелей для негров тогда ещё не существовало в природе. Приходилось снимать комнату в дешевых пансионах, в публичных домах, мы старались что — то стряпать сами. Так и ездили обвешанные кучей кастрюль и сковородок».

Для того, чтобы защищаться от преследований со стороны расистов, Луи приходилось изображать из себя добродушного клоуна, все время смеяться, и поэтому мало кто в Америке догадывался о его глубине. А глубина была, и именно она собирала полные залы на его концерты. Он умел остеречь своей песней, умел защитить и умел наставить. Ведь искусство, если оно настоящее, должно ясно говорить, где добро и зло — а это та добродетель — называние вещей своими именами, которой так не хватает на земле христианам.

И Луи был радостен внутри. Невыносимые условия детства — не тяжелая жизнь, впоследствии не смогли отобрать у него эту радость, потому что радость вообще сопровождает доброго человека, и она является лучшей проповедью: посмотрите в мире, где все говорят о боли, кто — то говорит о радости, и этот кто-то — христианин!

Луи пел: «Никто не знает горя, что я видел, Никто не знает мою скорбь. Никто, только – Христос».

Я слышал историю об одной девочке, которая боялась школьных уроков английского, а на курсы языка ходила охотно. Когда мама решила разузнать, в чем тут дело, суровая школьная учительница ответила: «Ну вы же понимаете, что английский – это не для веселья! По нему теперь экзамен сдают!».

Точно так слишком многие люди относятся и к вере и к жизни вообще, – с подозрением, мрачностью и постоянной боязнью ошибки, которая есть ни что иное, как недоверие Небу. И, конечно, остервенение и постоянные пустые заботы не дают им выйти за пределы собственной глупости и увидеть то, что так ясно знали Старец Ефрем Аризонский, Луи Армстронг и Чарли Чаплин – мир дан Богом для радости светлых душ!

Артём Перлик