Последний бал королевы

Сюрпризов не произошло: на место министра просвещения вместо Ольги Васильевой назначен Сергей Кравцов, экс-глава Рособрнадзора. Пора бы нашему традиционному обществу вернуть должность «классного надзирателя»! А покуда мы прощаемся с королевой, сентиментальной, непрактичной, но всё-таки хотя бы неожиданной…

Как-то быстро исчезло имя Ольги Васильевой из программ и с сайта Рождественских чтений. Что его там не было, как-то не верится. Да не ей ли принадлежала великолепная формулировка, ставшая слоганом форума «Великая победа: наследие и наследники?» Но на сайте не видно даже заочного обращения к участникам форума.

Значит, всё? А я бы на её месте напоследок отправился бы потусоваться с учительницами ОПК, потанцевать с ними на концерте-дискотеке в Храме Христа Спасителя, получить от Патриарха сладкий подарок по пригласительному билету в Кремле и сделать напоследок селфи с бумажным флажком. Потому что только здесь… в среде православнутых от неё всерьёз чего-то ждали и любили.

Конечно главная забота школьного министра – деньги. Как бы заплатить поменьше, чтобы сохранить лицо и выполнить щедрые наказы президента.

Но Ольга Васильева помимо этого ещё и веселила креативными инициативами: борьбой с гаджетами в руках школяров, рассуждения о «золотом литературном каноне» из классиков XIX века, требованием писать слово «ветеран» с заглавной буквы.

Школа – крайне инертный гражданский институт. Так обстоит дело не только в России, но и в мире. Вот уже наши соседи – Украина и Казахстан переходят на 12-летнее обучение. Добавим 6 лет в вузе с магистратурой – 18 лет от детского сада до диплома. А школа всё обрастает новыми темами, предметами, компетенциями; и в защиту каждой написаны тонны диссертаций, показывающих как важна сия закорючка для воспитания креативности и гражданственности. Историю проходят в три круга, физику в два, курс алгебры и начал анализа за 10-11 класс полностью дублируется вузовским. Если советская школа ещё ставила какие-то, пусть не совсем адекватные цели (вроде профессии за школьной партой в УПК, чтобы разгрузить вузы, или умения вычислять без персонального компьютера), то ныне всё упирается в заветные баллы ЕГЭ. И как ни странно — это правильно, ибо среднее образование стало лишь ступенью к высшему. О целях, кроме «всестороннего развития личности и гражданственности», заикаться не приходится.

Но всё-таки сколько надежд возлагалось православной прессой, когда она всходила на престол. В кресле министра сядет заслуженный учёный, притом православный учёный! Это правда. Специальностью Васильевой были взаимоотношения РПЦ и советского государства в середины ХХ века. Проще говоря, речь идёт о крайнем сервилизме церковной верхушки перед властью, ради сохранения святынь.

Вот и на этот раз всё обошлось тихим развалом школьной системы на фоне бюрократического творчества. Когда у неё забрали вузы и науку, всё уже стало ясно. И на счету у экс-королевы ни одной успешной общественной дискуссии.

Стоит задуматься, когда нам в следующий раз, представляя чиновника, сообщат подчёркнуто, что он «воцерковлённый православный», чего же мы от неё хотим?

Ольга Васильева станет обыкновенной бабушкой. В грядущем году у неё в первый класс отправляется внук, а сама она разменяет седьмой десяток – как раз новый пенсионный возраст для женщин. А ещё у неё в шкафу где-то пылится блок-флейта…

Какое занятие может быть достойнее для защитника традиций, скреп и прочей архаика, кроме проживания собственной старости?

Юрий Эльберт