НЕТ ПРОРОКА В ГАЗЕТЕ «ЗАВТРА»? 

Продолжая дискуссию с Юрием Беспечанским, я попробую резюмировать мысль уважаемого оппонента в двух его цитатах:
• «Русская литература играла в русской культуре ту же роль, которую в других странах играла Церковь»;
• «Русская литература, подобно Католическому Возрождению и Протестантской Реформации, решала задачу «воспитания в человеке его христианского достоинства».

Даже в этой паре цитат, взятых ближе к началу и ближе к концу текста, есть подмена понятий (впрочем, может быть, это просто недосказанность). В первом случае речь идет о религии и Церкви. Religio есть связь человека с Богом. Церковь связывает нас с Богом, объединяя в единое Тело в Таинстве Евхаристии. Во втором случае – о явлениях культуры, которые творит сам человек. Итак, пророк, Церковь связывает Бога и человека. Театр, живопись и литература транслируют послания человека человеку.

Разумеется, и религия, и культура связаны между собой. Но Бог сначала творит, а потом спасает нас, жертвуя Собой, а культура лишь воспитывает. Разница такая же, как между огнеборцем, лестницей, гидрантом воды живой, и инструкцией на стене. Можно пройти мимо инструкции, можно прочесть её внимательно, но без пожарника, лестницы и гидранта она бесполезна.

Поэтому я продолжаю утверждать, что пророчество и литература – вещи разные. «Алые паруса» Грина – милая вещь, она способна утешить Ассоль, способна заставить задуматься туповатых жителей Каперны. Но она не гарантирует счастья бедной девочке, только иллюзию. Надёжным может быть только пророчество, и не пьяненького Эгля, а того, кто вправду уполномочен на это свыше.

Юрий Беспечанский отреагировал на упоминание в предыдущей статье имени священника Дмитрия Дудко. Даже не просто отреагировал, а что называется «ухватился и начал разматывать клубок»: Дудко – «Завтра» – сталинисты… Но в моём предыдущем тексте отец Дмитрий упоминался исключительно как автор литературного анекдота! Я ещё подумал не написать ли просто «в одной книге», не называя имени. Впрочем, я не стыжусь своего знакомства с А.А. Прохановым, с которым мне довелось делать интервью, а также получить на память совместное фото и книгу с автографом. Что не мешает мне быть знакомым по такому же поводу, например, с известным исповедником веры А.И. Огородниковым. Журналистика открывает разные двери…

Однако не хочу хвалиться, хочу сказать несколько слов о пути отца Дмитрия. Юрий Беспечанский снова нафантазировал, что батюшка «вовсе не сломался», но всегда был искренним сталинистом. Возможно подобное было сказано в одном из «завтраковых» некрологов, но разумеется это не так.

Священник Дмитрий Дудко именно сломался, предал своё дело, свои идеи, паству, притом не под угрозой пыток или расстрела, а при относительно благополучных условиях позднего застоя. Предал не просто во мраке камеры, харкая кровью, а выступил по телевизору – заявил о своей позиции на всю страну.

Но случается и так, что человек, погрузившись в пучину греха, достигает дна, отталкивается и… начинается житие святого.

Можно сказать, что отец Дмитрий избрал путь юродства ради Христа. Одна из его книг, выражающих его внутреннее состояние, называлась «Проповедь через позор». Способен ли проповедовать Бога падший? Кто даст ему слово? Как ему поднять глаза на тех, кто прошёл путь исповедничества? Кроме юродства, мнимого повреждения ума и морали не остаётся пути.

Социализм казался незыблемой твердыней, но ведь были у него и искренние приверженцы. Когда твердыня рухнула, предстала перед судом истории, отец Дмитрий сам перешёл к «кОзлищам» (воспользуемся Евангельским образом) – объявил себя сталинистом. Да-да, что-то подобное он утверждал и отрекаясь, не пришлось и вытирать прежнюю грязь. Можно себе представить, нужен ли он был в противоположном лагере, «среди Андреевых Нин» – поп, писака, диссидент! И тем не менее, после определённого отчуждения он был принят, к нему прислушались, он даже стал «духовником газеты «Завтра» (вероятно уникальный случай в истории, «духовник газеты»). Тем же, кто оставался на прежнем берегу, оставалось только одно: простить старого чудака. Или не прощать. Но если прощать, то и поверить в особый смысл его нового и непростого призвания.

Тогда ещё и речи не было ни о Крымской весне, ни о проекте Империи 2.0. Тогда на Русской Линии показывали фотографии Душенова, обритого наголо и в синяках – его жестоко били как сокамерники, так и надзиратели, оскорблённые его антисемитизмом.

Должен же быть кто-то рядом с тем, кого бьют? Если не защитить, то хотя бы разделить боль?

И тем не менее уверен, что путь о. Дмитрия – юродство, а не пророчество. Не Божественная миссия, а человеческий поступок, жертва душой и честью за новых друзей. Наверное перед Господом это не менее ценно. И когда первыми в Царство Небесное войдут мытари, блудницы, поддерживающие друг друга «киборги» и «буряты», эти ребята проведут в своей толпе и отца Дмитрия. Дай, Боже, чтобы и нас, с нашим «воспитанным христианским достоинством», пророческими амбициями и мегабайтами публицистики пустили хотя бы после них, а не выгнали из очереди.

Юрий Эльберт