ПУТЬ МУДРЕЦА

Труд Лао Цзы может быть прочитан в свете уже христианского понимания, с которым древний китайский мудрец был удивительно близок. Предлагаю вам несколько комментариев на «Дао Дэ Цзын» — книгу, очаровавшую многих думающих и творческих людей, бывших носителями христианской культуры.

«Мудрец действует недеянием и учит молчанием».

Слишком часто творец красоты и идущий к свету стараются оказаться вне всякой официальности, выбирая самую незначительную работу, — не для заработка, а, чтобы родственники или государство думали, что у них есть какое-то дело, кроме умножения света. Ведь умножение света никто чиновный и важный делом не считает.

Заводские специальности Бродского, котельные Цоя и Довлатова, домашний затвор Эмили Дикенсон, бегство от всякой чиновной активности у древнекитайских мудрецов — продиктованы всё тем же желанием делать только то, что Господь поручил нам в жизни — преображаться и преображать.

Ряд православных святых, избегавших епископства и священства — из той же серии. И продиктован этот их поступок той же жаждой отгородить себя от всего, во что живущие по закону страстей люди могут внести хотя бы малую официозность и неподлинность, а святые хотели жить только неискаженностью высоты. И они достигали этого, но всегда были чем-то вроде дурачков для всех, облечённых незначимой людской властью. Их жизнь была вестью о том, что на земле вечно только то, чего явно коснулось небо. А небо — и есть основание всего высокого на земле.

Подлинному поэту нет нужды говорить, что есть суть и что есть поэзия, – и то, и другое само звучит сквозь него. Как писал испанский поэт Густаво Адольфо Беккер: «Поэзия – это ты».

Точно так и подлинному человеку не нужно ничего большее, чтоб явить присутствие Духа.

«Действуй недеянием».

Здесь Лао Цзы отрицает не действие, а действие непричастное сути, лишенное прикосновения подлинности.

«Мудрец, становясь позади всех, оказывается впереди всех».

Мудрец, пророк и поэт не утверждают себя собой. Они поступают как до́лжно, всё остальное предоставляя Некому над нами.

«Демонстрирующий себя – не просветлён».

Небо заботится, чтобы мир узнал подлинно служащих Ему…

«Желая что-то уничтожить позволь этому сначала расцвести».

Это – принцип Бога, каждый раз открывающего идущим ложно, как нелепо всё то, чему они Его предпочли…

«Когда человек высоких способностей слышит о Дао – он усердно следует ему. Когда человек средних способностей слышит о Дао – он порой сохраняет его, порой утрачивает. Когда человек низких способностей слышит о Дао – он громко смеётся над ним. Если бы над ним не смеялись, было бы недостаточно, чтобы оно считалось истинным Дао».

Всё высокое и подлинное – от стиха до поступка, узнаётся по тому, что все низкие люди смеются над ним, а высокие ему радуются. Низкий человек не может хвалить высокое, а высокий – низкое.

«Великий сосуд долог в изготовлении»

Господь наиболее упорно трудится над теми, кто ищет подлинности (и пути, и сердца).

Лишь такие готовы идти к совершенству через боль, и лишь они заслуживают того, чтобы быть людьми…

«Великое мастерство похоже на неумение».

Корней Чуковский пишет, что это читая малого поэта мы говорим: «Какое у него необычное сравнение в такой-то строке!», «Какая хорошая аллитерация!», «Как виртуозно он написал то и это!». А у поэта великого мы читаем «Там человек сгорел…», а виртуозно он горел или нет – забываем и подумать об этом…

Когда пишет великий мастер, посредственные люди предпочтут ему крикуна, шумящего посреди рынка о последних новостях в городе…

«О, как мало людей понимает меня!»

Чтоб понять красоту Духа звучащую в мудреце и поэте, нужно иметь важную мудрость дающую смотреть на чужую красоту не завистью, а благодарностью. И лишь так всякая красота становится нашим сокровищем…

«То, что противоречит Дао, рано приходит к своему концу».

Старец Тихон Афонский говорил: «Всё, что построено без Бога, однажды рухнет».

И это касается всего – от пустой славы посредственного поэта, которого недалёкие люди хвалят за воспеваемую тем злободневность, до всей системы ложных человеческих отношений, где не желают воздавать славу тем, кто пришел от Духа…

«Даже Небо спасает тех, кто бережёт себя великодушием».

Даже мудрецы древности знали, что Небо открывается милосердным. Ду Фу, великий китайский средневековый поэт, долго добивался должности, так как это было благородно по конфуцианским понятиям. И, наконец, став средним чиновником в некой китайской провинции, он услышал от местного правителя, что дождя в этом районе нет уже несколько месяцев, урожай может пропасть и тогда люди пострадают от голода. На это поэт отвечал, что небо помогает умеющим сострадать, а потому пусть правитель откроет двери городской тюрьмы и выпустит всех крестьян, сидящих за неуплату налогов, и мелких рыночных воришек. Всё было исполнено, и над полями почти тотчас прошел целый ливень, напоивший землю.

«Умеющий побеждать врага не вступает с ним в поединок».

Мудреца и подлинного поэта невозможно представить спорящими в Фейсбуке с глупцами и умниками. Но сама благодать живущая в поэте и мудреце есть победа над ложностью глупцов и завистников, потому что присутствие Божие где-либо – есть победа.

«Мудрецы носили холщёвые одежды, но в душе берегли драгоценную яшму».

Между тем, всюду в мире драгоценна форма. Даже если священник говорит глупость, его слушают только потому, что он священник. А великие мудрецы и поэты пренебрегаются посредственными людьми.

– Что нам ваш Шекспир? – говорят такие – ведь он даже не пономарь.

Точно так и если девушка влюбится в пишущего стихи, то ей будет безразличен юный настоящий поэт, но зато приглянется какой-нибудь пишущий несуразицу шизик с длинными кудрями…

Мудрец не накопительствует, но, чем больше он делает для других, тем больше прибавляется ему».

«Путь Неба – в принесении пользы».

Мудрец таков, что чем больше он раздаёт, тем больше ни в чём не нуждается.

О чём бы мы ни говорили – истина каждый раз выявляется через милосердие. Нет ни одного святого и праведника, который достиг бы Неба не на пути доброты…

Артём Перлик